Расплата - Вл. Семёнов   От автора


15.02.2010

От автора.
«Расплата», еще в то время, как она печаталась в виде ряда фельетонов в газете «Русь» (в настоящей своей редакции она значительно мною пополнена против первоначальной) вызвала в печати несколько статей и заметок, авторы которых обыкновенно называли ее «воспоминаниями».
He могу воздержаться, чтобы не протестовать против такой характеристики моего труда. «Расплата» не есть «воспоминания», а переданный в литературной обработке дневник очевидца, и в этом вся ее ценность, как исторического материала. Я вел этот дневник с 17 января 1904 г. до 6 декабря 1906 г. (и даже дальше) изо дня в день, а в дни особо знаменательные – из часу в час. Все, о чем я рассказываю, основано на записях, сделанных тогда же: часы и минуты записаны в самый момент совершавшегося события; настроение, господствовавшее в данный момент, непосредственно вслед затем и отмечено; даже разговоры, отдельные замечания и те заносились в дневник под свежим впечатлением (конечно, в сжатой, отрывистой форме).
Мне приxодится особенно настаивать на том, что в «Расплате» нет ничего, рассказанного «на память» (конечно, есть примечания, есть пояснения, но всегда с оговоркой, что те или иные сведения получены позже), особенно настаивать на ее характере «дневника» потомy, что из личного опыта я мог убедиться (и неоднократно) как обманчивы «воспоминания». В бою — тем более. Не раз, перечитывая собственные свои записи, я, если можно так выразиться, сам себя уличал, обнаруживал, что совершенно определенное представление o подробностях того или иного момента, очевидно, создавшеeся под влиянием (под внушением) рассказов, слышанных впоследствии, оказывалось в противоричии с записью, сделанной en flagrant delt, но cтоило лишь прочесть эту короткую, в несколько слов, заметку, чтобы в памяти вновь ярко восстала действительная картина происшедшего.
Позволю себе привести здесь пример того, как основательно можно забыть подробность, не только не оставленную, в свое время, без внимания, но даже отмеченную, тогда же и собственноручно, в записной книжке.
Японцы в официальном описании боя при Цусиме (14 мая 1905 г.) упоминают, что в 4 ч. 40 м. пополудни (по нашим часам в 4 ч. 20 м., т. к. они считали время по меридиану Киото, а на эскадре — по меридиану полуденного мaта перед боем) отряд их дестройеров под командой кап. 2 ранга Судзуки атаковал вышедший из строя, объятый пожаром «Суворов», причем одна из выпущенных мин попала в кормовую часть броненосца с левой стороны, и он накренился градусов на 10. Никто из лиц, снятых с «Суворова» на «Буйный», не помнили o таком взрыве и прямо отрицали самую возможность его, утверждая, что подобный факт не мог бы пройти незамеченным ими, несмотря даже на тот адский расстрел, которому в то время подвергался «Суворов». Вместе с тем многочисленными свидетельскими показаниями офицеров и команды «Буйного» было установлено, что когда миноносец подходил к «Суворову», то последний «имел крен на-левую, приблизительно, градусов 10, если не более». Снятые с «Суворова» офицеры и нижние чины подтверждали эти показания, так как все хорошо помнили, что бесчувственного адмирала удалось сбросить на миноносец по спинам людей, цеплявшихся за обухи и кронштейны, расположенные по ватерлинии правого борта, которая в то время была высoко над водой. — Когда-же появился этот крен? Правы ли японцы, приписывая его происхождение взрыву мины, возможность которого отрицают люди, бывшие на самом броненосце, или он явился следствием течи по стыкам броневых плит и по швам обшивки левого бoрта, подставленного под град японских фугасных снарядов?.. Никто из очевидцев не мог «вспомнить», установить, xотя бы приблизительно, момент появления крена. Следует заметить, что нас опрашивали через несколько месяцев после боя. Я сам долго думал, пытался восстановить последовательность событий в своей памяти и чистосердечно ответил — «Не помню» — a, вeрнувшись к себе и пересматривая листки моих лаконических записей во вpемя самого боя, прочел: «3 ч. 25 м. пополудни. Сильный крен на-левую; в верхней батарее большой пожар».
Сразу же все вспомнилось. He будь этой записи, удостоверявшей, что крен был уже в 3 ч. 25 м., т. e. за час до момента минной атаки, удачи которой японцы приписывают его появление, я, может быть, присоединился бы к мнению тех, которые полагали, будто в горячке боя можно было не заметить минного взрыва.
He буду хвастать моей памятью (хотя многие находят, что Бог не обидел меня этим свойством), но и для любого человека казалось бы странным так основательно забыть факт, не только им замеченный, но и записанный тогда же.
Вот почему я подчеркиваю то обстоятельство, что «Расплaта» — не воспоминания, a дневник.
He скрою: не раз, под впечатлением сведений, полученных позже, y меня являлось искушение выпустить тo или иное место, не приводить оценки того или иного события, которую давали ему мы, там u тогда, — но я воздерживался. Я говорил себе: — Это было. Мы так думали, так понимали. Пусть заблуждались, но это заблуждение ложилось в основу настроения масс и, несомненно, сказывалось в дальнейшем развитии их деятельности. — Разве я взялся писать историю войны? — Нет. — Цель моего труда дать читателям правдивое описание того; что пережил один из ее участников, заботливо, тогда же, на месте, заносивший в свой дневник все, доступное его наблюдению.
До сих пор, ни один из соплавателей, ни один из боевых товарищей не обратился ко мне с пожеланием внести какие-либо поправки в мое изложение. Были возражения, но они исходили от лиц, пишущих историю по поручению начальства и на основании официальных реляций в тиши своих кабинетов. С ними я спорить не буду.
Вл. Семенов.

www.rumarine.ru ©История русского флота
При копировании материалов активная ссылка на www.rumarine.ru обязательна!
Rambler's Top100