-


Виталий Доценко.   Мифы и легенды Российского флота

Бутаков не нуждается в чужой славе



Адмирала Григория Ивановича Бутакова часто ставят в один ряд с адмиралами Ф. Ф. Ушаковым, П. С. Нахимовым, С. О. Макаровым. Бутаков только один раз участвовал в морском бою: будучи капитан-лейтенантом, он одержал победу над турецким вооруженным пароходом «Перваз-Бахри», командуя 11-пушечным пароходофрегатом «Владимир». Это был первый в истории бой паровых кораблей, произошедший в самом начале Крымской войны — 5 ноября 1853 г. На борту «Владимира» находился начальник штаба Черноморского флота вице-адмирал В. А. Корнилов. Бутакова наградили орденом Святого Георгия 4-й степени.
Чем же знаменит Бутаков? Во всех учебниках по истории военно-морского искусства, в энциклопедиях и монографиях адмирал Г. И. Бутаков представлен как создатель тактики паровых броненосных флотов, изложенной в труде «Новые основания пароходной тактики», выпущенном Морским министерством в 1863 г. Так ли это?
По определению вице-адмирала С. О. Макарова, тактика — это наука о морском бое, а морской бой — это маневр и огонь. Маневр выполняется для того, чтобы занять удобную огневую позицию, а огонь — для нанесения противнику такого поражения, которое заставило бы его отказаться от выполнения поставленной задачи либо привело бы к его уничтожению. Теперь обратимся к труду Бутакова (239 с. и 26 таблиц с рисунками). Книга вышла с посвящением великому князю генерал-адмиралу Константину Николаевичу. Автор на высоком профессиональном уровне впервые рассмотрел вопросы, связанные с маневрированием, то есть с эволюцией паровых броненосных флотов. Что же касается применения оружия, то в труде об этом нет ни единого слова. Следовательно, адмирал Г. И. Бутаков не является создателем тактики парового броненосного флота: он лишь разработал основы маневрирования паровых кораблей. Но это никоим образом не снижает ценности его работы. Наоборот! Он выступил как один из крупнейших ученых в области морской тактики — науки, в те годы разработанной слабо. В отличие от других отечественных и зарубежных теоретиков он увидел в маневре элементарные вещи — окружность, то есть циркуляцию, и касательную к окружности. Заложив эти два элемента в основу любого маневра, он вывел основные принципы маневрирования паровых кораблей; установив законы циркуляции, привел к одному «знаменателю» корабли различного водоизмещения и разработал способы их маневрирования в единых строях.
Незавершенность тактики Бутакова, с моей точки зрения, обусловлена переоценкой роли тарана в бою. Исследуя законы таранной тактики, Бутаков первым доказал, что для успешного таранного удара необходимо проникнуть внутрь циркуляции неприятельского корабля. Командуя практической эскадрой Балтийского флота, он особое внимание обращал на отработку таранного боя, лично обучал командиров кораблей искусству нанесения таранных ударов, используя корабли, отслужившие сроки и подлежавшие исключению из списков флота. В Российском государственном архиве Военно-морского флота в Петербурге сохранилось множество отчетов таранных учений на эскадре Бутакова.
Труд Бутакова получил всеобщее признание, был переведен на многие иностранные языки, его изучали в Морском корпусе.
В 1868 г. типография Морского министерства напечатала труд на ту же тему «Проект систематического собрания морских эволюций, составленный под руководством вице-адмирала Григория Бутакова». В 1881 г. вышло в свет второе издание его труда, долгие годы служившего основным учебником в Морском корпусе и в Николаевской морской академии. К этому времени от тарана стали постепенно отказываться: появилось более мощное оружие — артиллерия. Теоретики поняли, что морской бой — это маневр и огонь. Заметим, что в заглавии нового труда нет слова «тактика». Теперь все встало на свои места, но ведь в первом издании это слово существовало, что и ввело в заблуждение многих современников, которые, не читая всего труда Бутакова, а только видя заголовок, приписали Бутакову то, о чем он и не думал повествовать. Эта досадная ошибка появлялась во всех изданиях. В советское время труд Бутакова стал библиографической редкостью: его можно было найти в архивах и старых морских библиотеках. В моем книжном собрании есть две подлинные книги Бутакова — обе с автографами. На одной из них такая надпись: «Его Светлости Князю Александру Сергеевичу Меншикову почтительнейше преданный автор. Марта 17.1863 г.», на другой — «Ивану Петровичу Белавенцу. Автор».
Во втором труде Бутакова появилось большое по объему предисловие, в котором автор определил основы маневрирования кораблей. Приведу некоторые фрагменты текста: «Соединение значительного числа кораблей, назначенных для совместных плаваний и действий, называется флотом. Флот разделяется, смотря по числу кораблей его составляющих, на несколько эскадр, которые, в свою очередь, делятся на отряды. Как эскадры, так и отряды нумеруются в общем порядке.

Порядок, в котором держатся при совместном плавании корабли, составляющие флот или эскадру, называется строем. Строи, в которых плавает флот, разделяются на простые и составные». К простым он относил строи кильватера, фронта и пеленга, к составным — строй двух колонн, двух колонн в шахматном порядке, двойного фронта, двойного фронта в шахматном порядке, клина и строй кучек.
Но кто же тогда первым в русском флоте разработал основы морской тактики? Многие считают, что это сделал вице-адмирал С. О. Макаров, ссылаясь на его труд «Рассуждения по вопросам морской тактики» (1897 г.), где он якобы дополнил основы морской тактики тем, чего не доставало в труде Бутакова. Но это не так!
Впервые в русском флоте основы морской тактики разработал мало кому известный лейтенант Л. П. Семечкин. В феврале—марте 1868 г. в Кронштадтском морском собрании он прочитал шесть лекций о морской тактике и эволюциях. В конце того же 1868 г. по распоряжению Морского министерства эти лекции вышли из печати как приложение к журналу «Морской сборник». В первой лекции лейтенант Семечкин остановился на общих принципах морской тактики и уровне развития этой науки в разных странах, затем рассмотрел морские эволюции, то есть боевое маневрирование, а в четырех лекциях изложил собственно морскую тактику: бой одиночных судов, эскадренный бой (сражение), оборону во время эскадренного боя и бой флота с прибрежными укреплениями. Только через четверть века Макаров углубил и дополнил лекции лейтенанта Семечкина.
Семечкин писал: «Морская же тактика есть свод мыслей о том, как употреблять во время боя артиллерию и эволюции, то есть как пользоваться нашими военными средствами для нанесения вреда неприятелю. Таким образом, если мы станем по прежнему называть этим именем морские эволюции, то рискуем по надлежащем изучении их прийти к понятию, что нами исполнено все, что нужно для собственной нашей боевой подготовки. Мы можем представить себе, что, выучившись строиться и перестраиваться, мы приобрели себе уже все, что необходимо для обеспечения успеха во время боя». Видите, как Семечкин отделил тактику от морских эволюций и даже попытался объяснить, что маневр — это не самоцель, а лишь способ для более грамотного применения артиллерии. И не Макаров, а Семечкин впервые дал определение морской тактики как науки о морском бое. Просто об этом знают немногие. Если труды Макарова переиздавались по нескольку раз и выходили относительно большими тиражами, то лекции Семечкина были опубликованы всего один раз в 1868 г., причем тиражом 100 экземпляров. Сегодня это еще большая редкость, чем труд Бутакова. Я думаю, что в один ряд с адмиралами Бутаковым и Макаровым следует поставить и лейтенанта Семечкина. Это будет справедливо: он вполне заслужил такое признание.
Несколько слов об этом офицере. Родился он в 1838 г. в дворянской семье. После окончания гимназии в 1857 г. поступил на службу в 4-й флотский экипаж. Через три года службы получил чин мичмана, а в 1863 г. — лейтенанта. С 1863 г. был последовательно флаг-офицером у контр-адмиралов С. С. Лесовского, И. Ф. Лихачева и вице-адмирала Г. И. Бутакова, а с 1870 г. — адъютантом генерал-адмирала великого князя Константина Николаевича. В 1872 г. получил чин капитан-лейтенанта, а в 1880 г. — капитана 2 ранга. Уволен со службы по болезни в 1880 г. в чине капитана 1 ранга. Семечкин также принимал участие в разработке планов крейсерской войны, в создании Балтийской таможенной флотилии, мореходных классов в Херсоне и Таганроге, заведовал морскими отделами на выставках в Москве и Филадельфии, наблюдал за постройкой миноносок на Невском заводе, являлся инициатором создания в Николаеве судостроительного и артиллерийского заводов (с помощью французских и бельгийских фирм), неправительственной судоходной компании «Северная звезда» и Морского банка, но реализовать эти замыслы ему не удалось. Умер Семечкин в Париже во время переговоров с иностранными предпринимателями.

Некоторые историки пытаются доказать (например, В. Семенов в газете «Флот» от 21 августа 1997 г.), что в 1860-х гг. морская тактика отождествлялась с маневром, поэтому адмирал Г. И. Бутаков и посвятил свой труд только исследованию правил маневрирования. Это глубокое заблуждение, вызванное незнанием истории теории военно-морского искусства. Уже в конце 1850-х гг. на Западе имелись труды, где морская тактика рассматривалась как наука о морском бое, а не о маневрировании кораблей (эскадр). Например, в 1857 г. английский военно-морской теоретик Говард Дуглас в труде «Морская война при помощи пара» (на русском языке издан в 1862 г.) изложил основы тактики паровых броненосных флотов. В том же году во французском флоте появилось официальное издание по морской тактике, более четверти века служившее руководством для флагманов и командиров кораблей.
Адмирал Г. И. Бутаков написал книгу о маневрировании паровых броненосных кораблей, снискав благодарность потомков и вписав свое имя в мировую военно-морскую историю.

<< Назад   Вперёд>>  
Просмотров: 4813
www.rumarine.ru ©История русского флота
При копировании материалов активная ссылка на www.rumarine.ru обязательна!
Rambler's Top100