-


Виталий Доценко.   Мифы и легенды Российского флота

«Считать "Вяйнемяйнен" крейсером "Ниобе"»



Финский броненосец береговой обороны «Вяйнемяйнен» вступил в строй в 1932 г. Строился он на судоверфи «Крейтон-Вулкан» в Турку. Это был относительно крупный корабль: его полное водоизмещение составляло 3900 тонн, длина 92,96, ширина 16,92 и осадка 4,5 метра. Вооружение состояло из 2 двухорудийных 254-мм башен, 4 двухорудийных 105-мм пушек и 14 40-мм и 20-мм зенитных автоматов. Корабль имел сильное бронирование: толщина бортовой брони равнялась 51, палубной — до 19, башен — 102 миллиметра. В экипаже насчитывалось 410 человек. На этот корабль начал охоту советский Балтийский флот еще в 1939 г. 23 ноября Военный совет флота (приказ № 5) поставил задачу своим Военно-воздушным силам уничтожить корабли военно-морских сил Финляндии, считая главными целями броненосцы береговой обороны «Ильмаринен» и «Вяйнемяйнен» — самые крупные корабли финского флота.
В составе авиации отечественного флота в начале Советско-финляндской войны 1939—1940 гг. находились 450 самолетов, в том числе 111 бомбардировщиков ДБ-3 и СБ, а также разведчики и истребители. Командовал военно-воздушными силами флота генерал- майор авиации В. В. Ермаченков.
В первый день войны (30 ноября) трем бомбардировщикам ДБ-3 удалось нанести внезапный удар по броненосцам, стоявшим на рейде военно-морской базы Ханко. Но из-за большой высоты ни одного попадания не наблюдалось. Нанести повторные удары в кратчайший срок не смогли из-за плохой видимости. Когда же погода улучшилась, броненосцы исчезли. Самолеты-разведчики осмотрели все шхеры, но кораблей не обнаружили. Когда же броненосцы появились в порту Турку, в воздух поднялось 24 бомбардировщика ДБ-3, однако на этапе их развертывания снова резко ухудшилась видимость. Бомбы пришлось сбросить по запасным целям (площадным). Произошло это 21 февраля 1940 г.
С улучшением погоды (26 февраля) 7 бомбардировщиков ДБ-3 и 12 самолетов СБ вылетели в район Турку для повторного удара по броненосцам. Первыми в район должны были войти самолеты СБ для подавления зенитных огневых средств. После этого самолетам ДБ-3 следовало уничтожить броненосцы. Но и на этот раз удар не получился: теперь уже по причине слабой подготовки летчиков. В связи с тем что бомбы сбрасывались с больших высот, подавить противовоздушную оборону не удалось, а из-за сильного огневого противодействия самолеты ударной группы не могли снизиться. Как и ранее, они бомбили с больших высот. Сбросив 21 бомбу 500-кг калибра, самолеты покинули район, потеряв при отходе одну машину.
29 февраля под прикрытием 16 истребителей по «Вяйнемяйнену» и «Ильмаринену» нанесли удар 9 самолетов СБ и 5 бомбардировщиков ДБ-3. С высоты около 5 тысяч метров на корабли сбросили 60 авиационных бомб, и снова — ни одного попадания!
Тем временем война приближалась к концу, а главная задача оставалась пока невыполненной. Генерал Ермаченков шел на все, лишь бы успеть уничтожить злосчастные корабли. При случае и нарком, и командующий флотом задавали один и тот же вопрос: как обстоят дела с уничтожением броненосцев? В конце концов генерал авиации решил провести операцию по уничтожению хотя бы одного «Вяйнемяйнена». К разработке плана он привлек весь штаб. К началу марта план был готов. Сначала решили нанести удар по объектам противовоздушной обороны, а затем с интервалом в 3—4 минуты сбросить на броненосец более 50 бомб крупного калибра. Для проведения операции отобрали лучших летчиков из 8-й и 10-й авиабригад. Операция началась 2 марта. В совместном ударе приняли участие 28 бомбардировщиков и 19 истребителей. Но реализовать замысел операции и на этот раз не удалось: причина — слабое взаимодействие обеспечивающего и главного ударов, интервал между которыми составил не 3—4 минуты, а около 20. Подавленные на время зенитные батареи противник за эти 20 минут снова привел в готовность и открыл огонь. Из-за этого бомбы опять сбрасывались с большой высоты: ни одна из 56 бомб не попала в корабль. Это был последний удар по броненосцам.
Следующая охота на броненосец «Вяйнемяйнен» началась в первые дни Великой Отечественной войны, но безуспешно. Летом 1944 г. командующий Балтийским флотом адмирал В. Ф. Трибуц получил «Отчет по операции уничтожения броненосца береговой обороны «Вяйнемяйнен» в порту Котка». Трибуц подписал сразу 6 представлений на присвоение звания Героя Советского Союза, а В. И. Раков получил вторую золотую звезду Героя (первую ему вручили за войну с Финляндией). Однако вскоре выяснилось, что потопили-то не броненосец «Вяйнемяйнен». Тогда какой?
Авиация Балтийского флота активизировала удары по базам и портам противника, расположенным на территории Финляндии. С целью усиления противовоздушной обороны Котки немцы перебазировали туда крейсер противовоздушной обороны «Ниобе» — бывший голландский броненосец береговой обороны «Гельдер- ланд». Поскольку он предназначался для борьбы с авиацией, на нем установили мощное зенитное вооружение, состоявшее из 8 105-мм орудий и 25 40-мм зенитных автоматов. На корабле имелась радиолокационная станция; мостик и надстройки были защищены броней, а палуба по всей длине залита толстым слоем цементного раствора. В экипаже крейсера насчитывалось до 350 человек. Вот этот крейсер советские летчики и приняли за «Вяйнемяйнен». У финнов ведь не было крупных кораблей, кроме «Вяйнемяйнена». «Ильмаринен» погиб, подорвавшись на мине еще в 1941 г.
Впервые крейсер обнаружила воздушная разведка 8 июля 1944 г. Хотя «Ниобе» и не имел сходства с «Вяйнемяйненом», в штабе советских Военно-воздушных сил его приняли за броненосец. Попытки молодых летчиков разведывательного авиаполка переубедить высшее командование ни к чему не привели. На фотографиях не просматривались весьма характерные для броненосца мощные носовая и кормовая двухорудийные башни 254-мм калибра, а также массивная (в виде трубы) мачта. Но разведчиков никто и слушать не хотел. Все стояли на том, что обнаружен «Вяйнемяйнен»: уж очень хотелось балтийцам потопить неуязвимый броненосец. Участники Советско-финляндской войны называли его кораблем-призраком.
По рассказам служившего в разведке Балтийского флота И. А. Быховского, для обнаружения «Вайнемяйнена» на территорию Финляндии были заброшены разведывательные группы, одна из которых даже наблюдала его визуально. Но когда к нему подобрались ближе, оказалось, что это макет.

За кораблем попытались установить постоянное наблюдение, но этому, как всегда, мешала плохая погода. 12 июля совершенно неожиданно крейсер обнаружили в базе Котка. Многие летчики еще помнили налеты на нее в 1939—1940 гг. Как и раньше, эта база имела сильную противовоздушную оборону: ее прикрывало до 12 зенитных батарей, установленных на возвышенностях, подходы со стороны моря перекрывались несколькими слоями артиллерийского огня. Брешь все же была: юго- западное направление прикрывалось только 2 зенитными батареями. 12 июля 30 пикирующих бомбардировщиков Пе-2 из состава 12-го гвардейского пикировочно-бомбардировочного полка под командованием Героя Советского Союза гвардии полковника В. И. Ракова нанесли по кораблю удар. Их прикрывало 24 истребителя
Як-9. Пикировщики сбросили на корабль около 70 бомб ФАБ-500 и ФАБ-100. Однако ни одна из них не достигла цели. Такую неудачу Раков объяснял слабым истребительным прикрытием и плохой подготовкой летчиков: в ударе участвовало в основном новое пополнение.
После налета советской авиации крейсер «Ниобе» оставался в Котке. Следующий удар спланировали на 16 июля. Причем уничтожению этого корабля, приняв того за броненосец придавали настолько большое значение, что решили провести специальную операцию. В разработке плана операции принимал участие сам командующий авиацией флота генерал-лейтенант авиации М. И. Самохин. Фактически же это были действия тактического масштаба, так как, уничтожив один корабль, нельзя добиться выполнения оперативных целей. Но будем придерживаться терминологии времен войны.

На операцию выделили 132 самолета, 26 из которых действовали на главном направлении, то есть наносили удар по кораблю, а остальные — на обеспечивающих. Весь удар был рассчитан на 8 минут. В течение 3 дней пилоты тренировались в прицельном бомбометании по точечной цели. Вблизи Лужской губы они нашли выступающую из-под воды каменистую гряду, и каждый из них по 5—6 раз бомбил ее болванками. Окончательный план операции утвердили 15 июля и сразу довели до сведения командиров дивизий, полков и командиров групп, участвовавших в ударе. Учитывали принцип внезапности при сильном истребительном обеспечении и предварительном подавлении средств противовоздушной обороны базы.
Всю авиацию свели в две ударные и четыре обеспечивающие группы. В первую ударную группу входило 22 пикирующих бомбардировщика Пе-2 в сопровождении 16 истребителей. Каждый бомбардировщик нес по 2 бомбы ФАБ-250. Группу вел командир полка полковник В. И. Раков. Вторая ударная группа имела 4 топмач- товика А-20-Ж и 6 истребителей сопровождения. Каждый топмачтовик нес по 2 бомбы ФАБ-1000. От применения торпед отказались из-за мелководья. Командовал второй группой заместитель командира полка по летной подготовке подполковник И. П. Пономаренко.
Обеспечивающие силы состояли из групп подавления зенитной артиллерии, демонстративных действий, расчистки воздуха и разведки. Бомбовая нагрузка всех самолетов составляла 38 тонн. Командовать всеми группами Самохин назначил либо командиров полков, либо их заместителей.
Развертывание прошло скрытно. Первой в район прибыла группа расчистки воздуха. Затем удар по средствам противовоздушной обороны нанесли 12 штурмовиков Ил-2, которые вел командир полка Герой Советского Союза подполковник Н. Г. Степанян. Произведя этот удар, подавили несколько зенитных батарей. После этого с двух направлений по крейсеру нанесли удар пикирующие бомбардировщики первой ударной группы. В крейсер попало не менее двух бомб ФАБ-250. На корабле возник пожар и появился крен на левый борт. В это время 2 шестерки штурмовиков нанесли второй удар по средствам противовоздушной обороны, а самолеты демонстративной группы начали имитировать выход в атаку, отвлекая на себя огонь зенитной артиллерии. Затем на малой высоте (30 м) на цель вышли топмачтовики. В 17 часов первая пара сбросила 1000-килограммовые бомбы. За ней с минимальным интервалом удар нанесла вторая пара. В корабль попало не менее 2 1000-килограммовых бомб. Крейсер сначала накренился, потом опрокинулся и вскоре затонул. Ведущий второй пары топмачтовиков капитан И. В. Тихомиров 2 бомбами потопил транспорт водоизмещением до 6 тысяч тонн. Зенитной артиллерией был сбит один топмачтовик, а 4 самолета получили повреждения. Так был потоплен «Ниобе».

А что же с «Вяйнемяйненом»? Он оставался целым и невредимым. В ходе двух войн на него охотились балтийские летчики, но потопить так и не смогли. В 1947 г. этот корабль СССР купил у Финляндии. Он вошел в боевой состав советского Военно-морского флота под названием «Выборг». Его отнесли к классу мониторов. В одно время в приказе главнокомандующего Военно-морским флотом корабль объявлялся лучшим по артиллерийской подготовке. Служил этот «долгожитель» Балтики до 1966 г.
В монографиях и учебниках по истории военно-морского искусства удар по «Ниобе» считается образцом уничтожения сил флота противника в базах, а в официальном издании Министерства обороны СССР «Авиация Военно-морского флота в Великой Отечественной войне» (1983 г.) имеется такой вывод: «Высокой эффективности удара при минимальных потерях способствовали обоснованный, продуманный до деталей замысел, тщательно разработанное решение, всесторонняя подготовка летного состава и четкое выполнение всеми участниками удара своих задач». Если не вникать в суть вопроса и тем более не сравнивать этот удар с аналогичными действиями на других театрах Второй мировой войны, то, возможно, это и так: задача-то выполнена, корабль уничтожен. Но некоторые вопросы все же остаются без ответа. Один из них: не слишком ли много самолетов участвовало в операции по уничтожению устаревшего корабля? Вспомним, как в декабре 1941 г. 98 японских самолетов берегового базирования в считанные минуты отправили на дно Южно-Китайского моря 2 английских монстра — новейший линейный корабль «Принс оф Уэлс» и линейный крейсер «Рипалс», при этом японцы потеряли всего 4 самолета. А зенитное вооружение 2 потопленных английских кораблей не шло ни в какое сравнение с вооружением крейсера «Ниобе»! «Принс оф Уэлс» имел 8 спаренных башенных установок 133-мм калибра, 4 восьмиствольных 40-мм автомата и 4 пусковые установки для 20 170-мм ракет (это было новое вооружение!). «Рипалс» имел 6 120-мм орудий, 3 вось- миствольных 40-мм и 8 20-мм зенитных автоматов, 4 счетверенных 12,7-мм пулемета. Плотность огня этих зенитных огневых средств была высочайшей. Какое тут может быть сравнение с огневыми средствами Котки вместе с пушками «Ниобе»?! Английские корабли имели 102 ствола зенитной артиллерии (без учета ракет), а в районе Котки и на «Ниобе» находилось 63 пушки, из которых только 8 105-мм калибра. Если английские корабли были на ходу, а следовательно, и попасть в них было труднее, то «Ниобе» стоял у причала.

А вот еще один пример. 2 июля 1942 г. 92 немецких самолета за 15 минут в порту Новороссийск потопили лидер «Ташкент», эскадренный миноносец «Бдительный», госпитальное судно «Украина», недостроенный транспорт «Пролетарий», спасательный буксир «Черномор», 3 рыболовных траулера и баржу, повредили крейсер «Коминтерн», эскадренные миноносцы «Сообразительный» и «Незаможник», сторожевые корабли «Шторм» и «Шквал», подводную лодку Л-24, торпедный катер, транспорт и плавдок (немцы сбросили 170 бомб общей массой около 50 тонн). И это при том, что военно-морская база Новороссийск имела мощную противовоздушную оборону: 29 орудий 85-мм калибра, 38 76,2-мм пушек, 4 зенитных пулемета М-4, 29 прожекторов, радиолокационную станцию РУС-2 и 62-й истребительный авиаполк. Воздушное пространство над базой перекрывалось восьмислойным огнем зенитной артиллерии. В противовоздушную оборону входили и зенитные огневые средства кораблей, а это еще более 50 стволов. Но от зенитного огня немцы не потеряли ни одного самолета. Только 3 «юнкерса» сбили советские истребители.
Не числом, а умением надо побеждать противника, — так учил Суворов, так поступал Ушаков. В связи с этим на заданный вопрос, не много ли самолетов было выделено на уничтожение одного устаревшего корабля, ответ получен из истории.
В архивах находится «Отчет по операции уничтожения ББО «Вяйнемяйнен» в порту Котка» (Штаб ВВС КБФ, 1944 г.), на титульном листе которого, по указанию Главного штаба Военно-морского флота, название «Вяйнемяйнен» зачеркнуто, а выше сделана надпись: «Считать крейсер ПВО "Ниобе"». Комментарии излишни!

<< Назад   Вперёд>>  
Просмотров: 5894
www.rumarine.ru ©История русского флота
При копировании материалов активная ссылка на www.rumarine.ru обязательна!
Rambler's Top100