-


Виталий Доценко.   Мифы и легенды Российского флота

Легендарный командир подводной лодки С-13



Историки, писатели, журналисты и ветераны флота опять начали полемику относительно личности командира подводной лодки С-13 капитана 3 ранга А. И. Маринеско и его подвигов в годы Великой Отечественной войны. В канун 50-летия победы его назвали «выдающимся флотоводцем ХХ столетия», «подводником № 1», а проведенную им атаку 30 января 1945 г. — «атакой века». Чего стоит утверждение о том, что в результате потопления лайнера «Вильгельм Густлов», на котором находились более 1000 немецких подводников, была сорвана морская блокада Англии?! Есть авторы, утверждающие, что атака Маринеско оказала огромное влияние на ход и даже на исход Второй мировой войны! Почти во всех публикациях отмечено, что в Германии по случаю гибели «Вильгельма Густлова» объявили трехдневный траур, а самого Маринеско занесли в списки личных врагов Гитлера (под № 26).
Я, так же как и большинство россиян, с восхищением отношусь к подвигам советских подводников в минувшей войне, но выступаю категорически против тех писателей, кто «эксплуатирует» эти подвиги в своих целях. Почему при жизни А. И. Маринеско все молчали? Почему в трудную минуту ему не протянули руку помощи?
В брошюре О. В. Стрижака «Май 1945-го: кто мешал Маринеско атаковать?» (1999 г.) говорится о том, что немецкие подводники в Атлантике топили шедшие безовсякого охранения крупнотоннажные суда, в то время как на Балтике «ходили с мощным охранением небольшие транспорты». Напомню, что германские подводники действовали в исключительно сложных условиях: им приходилось развертываться в районы боевых действий, удаленные на тысячи миль от мест базирования, преодолевая при этом мощнейшие противолодочные рубежи; охранение атлантических конвоев ни в какое сравнение не шло с балтийскими. В Атлантическом океане по сравнению с Балтикой в составе сил охранения находились сотни противолодочных кораблей и самолетов.
Ранее я сравнивал подводников разных стран не для того, чтобы «посрамить Маринеско» (как думает Стрижак), а для того, чтобы показать порядок потопленного тоннажа американскими и немецкими подводниками и обосновать нелепость выдумки вроде «подводник № 1».
В качестве источника данных Стрижак избрал воспоминания рулевого подводной лодки С-13 Г. Зеленцова. Ссылаясь на него, он пишет, что «27 апреля в полночь С-13 была атакована из-под воды группой фашистских подводных лодок. Командир С-13 уклонился маневрами. Немцы произвели несколько залпов. Вдоль бортов С-13 прошло 9 вражеских торпед». Согласно многочисленным западным публикациям о боевой деятельности германских подводных лодок, факт выполнения этой атаки не подтвердился. К тому же во время Второй мировой войны германские подводники на Балтике в тактических группах никогда не действовали.
Стрижак выдает чуть ли не за геройство Маринеско факт перевозки из Финляндии в Либаву на палубе подводной лодки С-13 «форда», что «начальство озлобило до предела». Стрижаку неведомо, что это действительно несовместимо с морской культурой, а точнее, это несоблюдение элементарных правил службы на подводных лодках. Уважающий себя командир подводной лодки никогда бы не допустил такой выходки, ведь это противоречит требованиям Корабельного устава — важнейшего на флоте документа. Командир обязан не только сам его соблюдать, но и требовать этого от своих подчиненных.
В отечественной литературе детально восстановлена схема маневрирования С-13 при атаке лайнера «Вильгельм Густлов». В целом она выполнена безукоризненно и заслуживает самой высокой оценки. Хотя и здесь при ее описании существуют домыслы. Например, ссылаясь на показания членов экипажа, некоторые исследователи утверждают, что после атаки лайнера на подводную лодку С-13 было сброшено более 260 глубинных бомб, что ее бомбили с 23 часов 15 минут 30 января до 4 часов утра 31 января. Этого просто не могло быть! Как следует из немецких справочников времен Второй мировой войны, наиболее распространенные германские миноносцы водоизмещением 1800 тонн имели 4 бомбосбрасывателя, а в их боекомплекте насчитывалось 36 глубинных бомб. Получается, что советскую подводную лодку должны были преследовать как минимум 7 миноносцев. Это миф! Из вахтенного журнала С-13 можно узнать, что после выполненной атаки в 23 часа 49 минут в район прибыли миноносец, 4 сторожевых корабля и 2 тральщика, причем лодку преследовали только 2 сторожевых корабля и тральщик. Во время преследования было сброшено не 260, а всего 12 глубинных бомб. А началось оно не в 23 часа 15 минут, а в 23 часа 49 минут.
Остановимся на вопросах, которые были поставлены в самом начале: на выдумках новоявленных писателей и страстных почитателей таланта Маринеско.
Объявили ли в Германии трехдневный траур в связи с гибелью лайнера; занесли ли Маринеско в список личных врагов Гитлера? Затрагивая эти вопросы, все ссылаются на заявления участника Великой Отечественной войны капитана 1 ранга В. П. Анисимова, который утверждал, что в первых числах февраля 1945 г. он держал в руках и читал немецкие газеты «Фелькишер беобахтер» и «Дас шварце кор», где официально сообщалось об установлении в Германии трехдневного траура по поводу гибели лайнера «Вильгельм Густлов». Таких газет с подобными сообщениями больше никто из отечественных историков и журналистов не видел. Когда же вокруг имени Маринеско в 1988 г. развернулась особенно острая полемика, вызванная статьями, опубликованными в газетах «Известия» и «Страж Балтики», главнокомандующий Военно-морским флотом адмирал флота В. Н. Чернавин приказал сотрудникам Исторической группы Главного штаба разобраться в этом вопросе. В немецкий архив послали официальный запрос. 23 марта 1988 г. из Потсдама получили ответ, в котором сообщалось, что данные о том, что А. И. Ма- ринеско считался личным врагом Гитлера и что 30 января 1945 г. в Германии объявлялся трехдневный траур, не подтвердились. Одновременно исследовались многие материалы из отечественных архивов и библиотек. Удалось просмотреть и немецкие периодические издания из крупнейших библиотек Санкт-Петербурга и Москвы, и ни в одном из них о трауре и «враге Гитлера» нет ни слова. Для сравнения просматривались те же газеты и журналы, выходившие в период Сталинградской битвы, когда в Германии действительно был объявлен трехдневный траур, о чем официально сообщалось во всех без исключения периодических изданиях. Тогда в Германии приспустили флаги с траурными лентами. Но 30 января и позже ничего подобного не случалось.
Писатель В. С. Геманов в книге «Подвиг "тринадцатой": Слава и трагедия подводника А. И. Маринеско», вышедшей в 1991 г., пишет, что «своей атакой Маринеско спас от разгрома Англию», а также, как и некоторые другие, утверждает, что в результате потопления лайнера и 1000 отборных асов-подводников — элиты германского флота сорвалась морская блокада Англии. Ничего подобного! Все это домыслы авторов, слабо разбирающихся не только в вопросах стратегии, но и в истории Второй мировой войны, в частности в истории так называемой битвы за Атлантику.

По имеющимся сведениям, на борту «Вильгельма Густлова» находились около 1300 военнослужащих германских военно-морских сил, 173 члена экипажа лайнера, 162 раненых из местного лазарета и более 9000 беженцев, в том числе военнослужащих. 1300 представителей флота составляли персонал второго отделения второй учебной дивизии подводных сил. Некоторые утверждают, что это в основном подводники, которыми можно было укомплектовать экипажи 100 подводных лодок. Возможно, это и так, но качество этих экипажей вызывало сомнение. Большинство этих подводников самостоятельно в море не выходили; в лучшем случае в ходе боевой подготовки они сделали 1—2 выхода в море с инструкторами. Продолжительность таких походов не превышала 2 суток. Большинство настоящих асов германского подводного флота, совершившие по 5—6 боевых походов и имевшие на счету до 30 потопленных судов, погибли в 1941—1942 гг. Рост противолодочных сил и средств США и Великобритании в годы Второй мировой войны приобрел небывалый размах, союзникам удалось победить в битве за Атлантику. Весной 1943 г. в действиях немецких «волчьих стай» наступил кризис. Уничтожив в Северной Атлантике 34 транспорта, немцы потеряли 33 подводные лодки. Подводные лодки становились оружием «одного выстрела». Редко какой субмарине удавалось вернуться из боевого похода. Основными причинами их гибели стали слабая подготовка экипажей и мощная противолодочная оборона англо-американских конвоев.
Как можно говорить о критическом положении Англии в 1945 г.? Уже в 1944 г. проблему защиты своего судоходства англичане решили полностью. С весны 1943 г. немецким подводникам удавалось топить менее 0,5 процентов от числа судов, следовавших через Атлантику. Не следует сбрасывать со счетов и воспроизводство транспортного тоннажа, которое в то время намного перекрывало потери.
Получается, что не Маринеско «сорвал план тотальной подводной войны», направленной против Англии, а сами союзники справились с этой проблемой.

Теперь о «подводнике № 1» и «атаке века». По каким параметрам военно-морского искусства атака «Вильгельма Густлова» выходит за традиционные рамки, чтобы ее считать «атакой века»? Этого никто объяснить не может. В годы Великой Отечественной войны в тактическом отношении были атаки и посложнее. К ним следует отнести потопление американской подводной лодкой «Арчер Фиш» в 1944 г. японского авианосца «Синано». Во-первых, это был боевой корабль, а не госпитальное судно, а во-вторых, следовал он в охранении 3 эскадренных миноносцев и являлся самым крупным кораблем, потопленным подводной лодкой. Его водоизмещение составляло 72 тысячи тонн. «Вильгельм Густлов» следовал в охранении одного сторожевого корабля. А чем хуже атака, выполненная немецким подводником Прином в 1939 г.? Его лодка ночью проникла в сильно охраняемую английскую военно- морскую базу Скапа-Флоу и потопила там линейный корабль «Ройял Оук». Эта же подводная лодка только в 1939 г. потопила 15 судов суммарным тоннажем 89 тысяч брутто регистровых тонн. Если уж говорить об атаке века, то надо вспомнить германскую подводную лодку U-9, потопившую в сентябре 1914 г. сразу 3 английских броненосца — «Хог», «Кресси» и «Абукир». Эта атака действительно повлияла на взгляды многих военных специалистов относительно использования и эффекта в атаках подводных лодок.
Называть Маринеско «подводником № 1» — значит принижать значение других не менее заслуженных советских подводников. Говорят, что Маринеско «подводником № 1» первым назвал Адмирал Флота Советского Союза И. С. Исаков. Допустим! Но интересно, какие номера сторонники столь странного подхода оценки боевых заслуг присвоили бы таким выдающимся советским подводникам, как П. Д. Грищенко, Г. И. Щедрин, М. И. Гаджиев, И. И. Фисанович, А. М. Матиясевич и др.? Да, Маринеско имеет наибольший суммарный тоннаж уничтоженных судов, но по другим показателям он уступает многим советским подводникам, например, по числу боевых походов, количеству уничтоженных судов, расходу торпед на одно потопленное судно, проценту результативных выходов и т. д. Почему ни немцы, ни американцы, ни японцы не назвали имени своего подводника № 1? Видимо, сочли это неэтичным. У немцев, например, подводная лодка U-66 за 4 боевых похода потопила 26 судов суммарным тоннажем 200 тысяч брутто регистровых тонн, а U-103 за 3 боевых похода уничтожила 29 транспортных судов общей вместимостью 150 тысяч брутто регистровых тонн. У американцев более 10 подводных лодок приблизились к 100-тысячному тоннажу потопленных судов или превысили его. Так, подводная лодка «Тотог» потопила 26 судов, «Тэнч» — 24, «Флэшер» — 21 и т. д. Для офицера-подводника немаловажны и такие показатели, как опыт службы на подводных лодках и, конечно, базовая подготовка. Маринеско окончил школу юнг, Одесский морской техникум, специальные курсы комсостава РККФ и Учебный отряд подводного плавания имени С. М. Кирова. Командиром подводной лодки он стал только в 1939 г. В советском Военно-морском флоте десятки командиров подводных лодок окончили Военно-морское училище имени М. В. Фрунзе, специальные подводные классы, а некоторые даже Военно-морскую академию и командовали подводными лодками с начала 30-х гг. Из 6 боевых походов, выполненных Маринеско, половина была безуспешной. В Центральном Военно-морском архиве в городе Гатчине имеются заключения командиров бригады и дивизиона подводных лодок, а также штаба флота о последнем походе С-13, проведенном в период с 20 апреля по 13 мая 1945 г. В них, в частности, отмечается следующее:

«1. За период нахождения в море, на позиции, в зоне интенсивного движения противника с 23.04.45 г.
7 раз обнаруживал цели для атаки, но атаковать не мог...
1. 24.04 в 23.38 по ШП обнаружил конвой, но, всплыв в надводное положение, не смог открыть люка... Атака сорвалась, так как в перископ ничего видеть в это время было нельзя.
2. 26.04 в 01.35 обнаружил работу поискового прибора... Возможность атаковать упущена из-за неправильных действий командира.
3. 27.04 в 22.46 по ШП обнаружили шум ТР и работу двух УЗПН. Через 7 минут в расстоянии 35 каб. визуально обнаружил ТР в охранении двух СКР и двух СКА. Командир от атаки отказался ввиду большой видимости. Действия командира неправильные: до этого он вывел ПЛ в светлую часть горизонта, а потом не пошел за противником, не перешел в темную часть горизонта...
4. 28.04 в 16.41, находясь под водой, по ШП обнаружил шум ТР и работу двух УЗПН... Командир увеличил ход до 4 узлов и через 14 минут от атаки отказался, считая себя вне предельного угла атаки... Возможность атаки упущена по вине командира, который не стремился сблизиться с противником, а берег батарею, боясь, что ее придется заряжать несколько ночей подряд.
5. 28.04 в 19.23 обнаружили шум ТР. В перископ противника не видел. Через девять минут командир якобы установил, не меняя трехузлового хода, что находится вне предельного угла атаки.
6. 02.05 по ШП обнаружили шум ТР... По-видимому, командир неправильно определил сторону движения и потому с противником не сблизился...
7. 03.05 в 10.45 в перископ обнаружил ТР в охранении двух СКР, но атаковать не сумел из-за неправильного маневрирования.
Вывод: Боевую задачу подлодка не выполнила. Действия командира неудовлетворительные.
Капитан 1 ранга Орел».

Вот о чем говорится в другом документе:
«Находясь на позиции, командир ПЛ имел много случаев обнаружения транспортов и конвоев противника, но в результате неправильного маневрирования и нерешительности сблизиться для атаки не смог...
Выводы: 1. Действия командира на позиции неудовлетворительные. Командир ПЛ не стремился искать и атаковать противника...
2. В результате неактивных действий командира ПЛ С-13 поставленную боевую задачу не выполнила. Оценка боевого похода ПЛ С-13 неудовлетворительная.
Капитан 1 ранга Курников».

А это выдержки из следующего документа, датированного 30 мая 1945 г.:
«Сообщаю выводы и оценку боевого похода подводных лодок С-13 и Д-2, данную командующим КБФ...
...То обстоятельство, что обе подводные лодки не имели в это время боевых успехов и даже боевых соприкосновений с противником, свидетельствует о плохом наблюдении. Противника не искали и свою задачу выполнили неудовлетворительно...
Начальник штаба КБФ Александров».
Как говорится, комментарии излишни. А ведь это происходило в конце войны. К тому времени, кажется, каждый командир приобрел боевой опыт. 14 сентября 1945 г. нарком Военно-морского флота адмирал флота Н. Г. Кузнецов подписал приказ № 01979: «За халатное отношение к служебным обязанностям, систематическое пьянство и бытовую распущенность командира Краснознаменной подводной лодки С-13 Краснознаменной бригады подводных лодок Краснознаменного Балтийского флота капитана 3 ранга Маринеско Александра Ивановича отстранить от занимаемой должности, снизить в воинском звании до старшего лейтенанта и зачислить в распоряжение Военного совета этого же флота.
Адмирал флота Кузнецов».
18 октября 1945 г., согласно приказу командующего Балтийским флотом за № 0708, Маринеско назначили командиром тральщика Т-34. 20 ноября нарком подписал новый приказ № 02521:
«Командира тральщика Т-34 2-го дивизиона тральщиков 1-й Краснознаменной бригады траления Краснознаменного Балтийского флота старшего лейтенанта Маринеско Александра Ивановича уволить в запас ВМФ по статье 44, пункт «А», согласно «Положения о прохождении службы командным и начальствующим составом РККА».
Затем, как бы раскаиваясь, в 1968 г. опальный вице-адмирал Н. Г. Кузнецов в журнале «Нева» писал: «Настала пора по достоинству оценить подвиг А. И. Маринеско. Мы должны, пусть с опозданием, прямо заявить, что в борьбе за Родину он проявил себя настоящим героем». В 1990 г. А. И. Маринеско было присвоено звание Героя Советского Союза (посмертно).

<< Назад   Вперёд>>  
Просмотров: 9342
www.rumarine.ru ©История русского флота
При копировании материалов активная ссылка на www.rumarine.ru обязательна!
Rambler's Top100