-


Виталий Доценко.   Мифы и легенды Российского флота

Версии гибели субмарины



12 августа 2000 г. на Северном флоте произошла крупнейшая катастрофа: вместе с экипажем (111 человек из состава экипажа, 5 офицеров штаба дивизии подводных лодок и 2 прикомандированных) погибла одна из самых современных атомных подводных лодок «Курск». Всех россиян катастрофа привела в шок. Не отрываясь от телевизоров и радиоприемников, они следили за проведением «спасательной операции», которую на протяжении 9 суток, как оказалось, имитировал Российский Военно-морской флот. Как заявил позже председатель правительственной комиссии по расследованию обстоятельств гибели «Курска» вице-премьер И. И. Клебанов, «с первых часов было ясно, что все, кто был на борту подводной лодки, погибли».
Атомная ракетная подводная лодка К-141 «Курск» спущена на воду со стапеля Северного машиностроительного предприятия (г. Северодвинск) в 1994 г. В 1995 г. она вошла в состав Северного флота. Строили ее по проекту 949, разработанному специалистами Центрального конструкторского бюро морской техники «Рубин» (Санкт-Петербург) под руководством главного конструктора И. Л. Баранова. Полное подводное водоизмещение «Курска» — 24 000 тонн, длина — 154, ширина — 18,2, осадка — 9,2 метра; главное оружие — 24 пусковые установки противокорабельных ракет «Гранит» с дальностью стрельбы до 550 километров. Пусковые установки расположены вне прочного корпуса (по 12 с каждого борта). Американские моряки назвали субмарины этого класса «убийцами авианосцев», а наши — «батонами» (из-за их формы). В носовой части «Курска» имелись четыре 533-мм и два 650-мм торпедных аппарата. В первом отсеке могло храниться до 28 торпед и ракето-торпед. Подводная лодка имела два реактора, две паровые турбины и два турбозубчатых агрегата. Подводная скорость 30 узлов.
Приведу хронику важнейших событий, связанных со «спасением» моряков затонувшей атомной подводной лодки К-141 «Курск».

1 августа, суббота
Во время учений Северного флота атомная подводная лодка «Курск» под командованием капитана 1 ранга Г. П. Лячина не вышла на установленный сеанс связи. Подводная лодка находилась в полигоне боевой подготовки с задачей выполнения учебной торпедной стрельбы.
Командир подводной лодки должен был доложить о выполнении боевого упражнения и об оставлении полигона до 18 часов 00 минут 12 августа. Однако до этого времени подводная лодка на связь не вышла. Прождав более 4 часов и не дождавшись донесения, в 23 часа 30 минут командующий Северным флотом адмирал В. А. Попов отдал приказание о начале развертывания сил поиска.
По сведениям пресс-центра Северного флота, гидроакустики крейсера «Петр Великий» и других кораблей, находившихся в районе учений, около полудня зафиксировали два гидродинамических удара, причем второй был сильнее первого. Норвежская сейсмическая станция NORSAR зарегистрировала первый толчок силой до 1,5 балла по шкале Рихтера в районе, где потерпел катастрофу «Курск»; второй толчок мощностью в 3,5 балла последовал через 2 минуты 15 секунд после первого (первый приравнивался к мощности взрыва 200 кг, а второй — к 1000—1500 кг в тротиловом эквиваленте).

2 августа, воскресенье
По флоту объявлена аварийная тревога. На поиски атомной подводной лодки «Курск» в район проведения учений начали прибывать корабли Северного флота. Силами в поисковой, а затем в спасательной операциях руководил непосредственно командующий флотом адмирал В. А. Попов, командный пункт которого находился на атомном крейсере «Петр Великий». Общее руководство силами осуществлял главнокомандующий Военно-морским флотом адмирал флота В. И. Куроедов с командного пункта Главного штаба (в Москве).
В 4 часа 51 минуту подводная лодка «Курск» была обнаружена (с помощью гидроакустики крейсера «Петр Великий») на глубине 108 метров.
В 7 часов 15 минут министр обороны маршал И. Д. Сергеев доложил о происшествии на Северном флоте Президенту Российской Федерации Верховному Главнокомандующему В. В. Путину.
В 8 часов 39 минут в район катастрофы прибыло спасательное судно «Михаил Рудницкий». С помощью глубоководного аппарата «Бриз», спущенного со спасательного судна, через 6 часов 27 минут была обнаружена подводная лодка. Во время погружения аппарат столкнулся с кормовым стабилизатором лодки и вынужден был всплыть в аварийном режиме.
В 18 часов 30 минут «Курск» был окончательно идентифицирован, после чего началась так называемая спасательная операция.
В ночь с 13 на 14 августа (с 22 часов 40 минут до 1 часа 5 минут) со спасательного судна «Михаил Рудницкий» спустили другой аппарат, но подводная лодка обнаружена не была.

14 августа, понедельник
В 11 часов 00 минут командование Военно-морского флота сделало первое заявление о том, что подводная лодка «Курск» по причине возникших неполадок (об аварии и тем более о катастрофе заговорили спустя двое суток) вынуждена лечь на грунт; с подводной лодкой поддерживается связь; возможно, имеются жертвы; уровень радиации в районе — в норме; на борту «Курска» оружия с ядерными боевыми частями нет; позднее сообщили о заглушенных реакторах.
При первичном осмотре с глубоководных аппаратов выяснилось, что подводная лодка имеет значительные повреждения в носовой части, выведены из строя всплывающая спасательная камера и оба аварийно-спасательных буя (скорее всего, они были приварены к корпусу лодки).
Главнокомандующий Военно-морским флотом адмирал флота В. И. Куроедов отметил, что «надежд на спасение личного состава аварийной подводной лодки мало».
Руководители ряда иностранных государств заявили о готовности оказать помощь в спасении моряков «Курска».
Создана комиссия по расследованию причин аварии подводной лодки «Курск». Возглавил комиссию вице-премьер И. И. Клебанов, его заместителем назначен адмирал флота В. И. Куроедов.

15 августа, вторник
Главный штаб Военно-морского флота сделал официальное сообщение о начале спасательной операции с помощью специальной глубоководной камеры. По предварительным данным, на подводной лодке затоплено три первых отсека. В район аварии продолжают прибывать корабли и суда Северного флота.
Представители Главного штаба Военно-морского флота во главе с вице-адмиралом А. А. Побожием отправились в Брюссель для проведения переговоров о возможности предоставления помощи России странами блока НАТО.
Адмирал флота В. И. Куроедов в первой половине дня заявил, что кислорода на подводной лодке хватит до 18 августа, а в конце дня назвал другую дату — 25 августа.
Председатель правительственной комиссии сообщил, что при обследовании «Курска» выявлена «весьма странная картина разрушения».

16 августа, среда
В районе аварии сосредоточены 15 кораблей и судов Северного флота. С борта спасательного судна «Михаил Рудницкий» спущен глубоководный спасательный аппарат «Приз» (согласно сделанному 7 сентября на канале НТВ заявлению водолазного специалиста с судна «Михаил Рудницкий», у затонувшей подводной лодки уже около 5 часов работали водолазы специального подразделения, подчиненного Главному разведывательному управлению).
Детальный осмотр подводной лодки показал, что ее носовая часть существенно повреждена; кромки пробоины в легком корпусе имеют заметные внутренние загибы; выдвижные устройства подняты.
Скорость ветра в районе — 8 м/с, волнение моря — около 2 баллов, туман. Предпринимаются попытки состыковать спасательный аппарат с подводной лодкой в месте кормовой комингс-площадки (расположенной над 9-м отсеком). По заявлению представителя пресс-центра Главного штаба Военно-морского флота капитана 2 ранга И. Дыгало, работы осложняются в связи с сильным подводным течением, низкой прозрачностью воды и сильным волнением моря, а из-за большого крена и дифферента затонувшей лодки все попытки стыковок заканчиваются неудачей. Норвежская сторона утверждает, что их водолазы не испытывали никаких затруднений: течение им не мешало, а видимость была допустимой. По заявлению капитана 3 ранга А. Шолохова, трижды погружавшегося к подводной лодке на глубоководном аппарате «Приз», лодка лежит на грунте с небольшим креном и без дифферента. Скорость придонного течения не превышает 0,7 узла.
В 9 часов утра в спасательной операции стал использоваться более совершенный подводный аппарат «Бес- тер». Весь день поочередно «Бестер» и «Приз» пытаются состыковаться с подводной лодкой, но безуспешно.
В 14 часов 30 минут И. И. Клебанов заявил журналистам, что экипаж подводной лодки не подает признаков жизни, но спасательные работы продолжаются в полном объеме.
В 15 часов 00 минут Президент Российской Федерации В. В. Путин заявил, что «ситуация с подводной лодкой "Курск" тяжелая, критическая, но флот располагает всем необходимым арсеналом средств спасения, и попытки будут продолжены».
Командование Военно-морским флотом получило разрешение Президента на привлечение иностранной помощи.
Военно-морской атташе посольства Великобритании посетил Главный штаб Военно-морского флота России.
В 16 часов адмирал флота В. И. Куроедов заявил, что Россия готова принять помощь от других стран и тут же попросил ее у правительств Великобритании и Норвегии.
Самолет «Руслан» вылетел с аэродрома Шотландии в норвежский порт Тронхейм, имея на борту спасательную мини-лодку LR-5 (с экипажем) британских военно-морских сил.
Через русское посольство в Норвегии командование Северного флота попросило направить в район гибели «Курска» норвежское спасательное судно с водолазами- глубоководниками.
На Северный флот прибыл главнокомандующий Военно-морским флотом адмирал флота В. И. Куроедов.

17 августа, четверг
Проведено первое заседание правительственной комиссии по изучению причин гибели атомной подводной лодки «Курск», сделан вывод, что причиной аварии был мощный динамический удар подводной лодки о неизвестный объект большого тоннажа.
Норвежское судно «Seaway Eagle», на борту которого находились норвежские водолазы-глубоководники, направилось к месту трагедии с расчетом прибыть в район катастрофы в воскресенье утром (20 августа). Спасательное судно «Normand Pioneer» с британскими специалистами и оборудованием вышло из норвежского порта Тронхейм и направилось к месту катастрофы подводной лодки «Курск». Прибытие британского судна ожидалось после полудня в субботу (19 августа).
Министр обороны США У Коэн категорически заявил, что никакие американские корабли и суда не прича- стны к аварии российской атомной подводной лодки.
В 15 часов 5 минут начальник пресс-центра Главного штаба Военно-морского флота капитан 2 ранга
И. Дыгало опроверг информацию об обнаружении в районе бело-зеленого аварийного буя, принадлежавшего иностранной подводной лодке.
Из Мурманска в Североморск доставлены гробы и несколько сот метров материи красного, белого и черного цветов.

18 августа, пятница
Спасательная операция продолжается. В районе сосредоточены 22 корабля и судна Северного флота. Ни одному из глубоководных аппаратов не удается состыковаться с подводной лодкой. Один раз снаряд все же зафиксировался на комингс-площадке, но всплыл для подзарядки.
Президент Российской Федерации В. В. Путин заявил (в 4 часа 40 минут В. В. Путин прибыл в Москву из Крыма), что иностранная помощь в начале недели не имела смысла из-за плохих погодных условий (по данным Гидрометеослужбы Северного флота, погода начала портиться 14 августа, когда ветер усилился до 10— 15 м/с, а 16 августа она стала улучшаться).

19 августа, суббота
Во второй половине дня в район аварии прибыло судно с британской спасательной мини-лодкой LR-5. По сообщению Главного штаба Военно-морского флота, началась международная фаза операции по спасению членов экипажа аварийной подводной лодки.
В 17 часов 20 минут начальник штаба Северного флота вице-адмирал М. В. Моцак высказал три версии гибели «Курска»:
мощный динамический удар о грунт Баренцева моря;
взрыв внутри подводной лодки;
подрыв на мине периода Второй мировой войны.
М. В. Моцак также заявил: «...есть еще варианты, версии и подверсии причин катастрофы "Курска", над которыми мы будем работать». Около полуночи он сказал, что на борту «Курска» взорвалось 3 или 4 торпеды. Мощность взрыва соответствует 1—2 тоннам в тротиловом эквиваленте. В результате примерно половина экипажа погибла мгновенно.

20 августа, воскресенье
Около 1 часа в район прибыло судно с норвежскими водолазами-глубоководниками. В течение дня норвежские водолазы разблокировали вентиль кормового аварийно-спасательного люка, но из-за отсутствия специального приспособления вскрыть его не смогли. В тот же день изготовили инструмент для вскрытия люка.
Норвежские водолазы провели тренировки на подводной лодке «Орел».
В 16 часов 30 минут Президент России В. В. Путин встретился с генеральным конструктором ЦКБ МТ «Рубин» академиком И. Д. Спасским.

21 августа, понедельник
В 7 часов 45 минут норвежским водолазам удалось вскрыть люк спасательной камеры 9-го отсека. В шлюзовой камере никого не обнаружили.
В 12 часов 13 минут норвежские водолазы приступили к открытию внутреннего люка шлюзовой камеры 9-го отсека.
В 13 часов 00 минут норвежские водолазы открыли внутренний люк шлюзовой камеры 9-го отсека. Кормовой отсек подводной лодки оказался затопленным. Правительственная комиссия пришла к выводу, что все члены экипажа подводной лодки погибли. Принято решение о свертывании спасательной операции.
В 15 часов 27 минут через люк в 9-й отсек была введена видеокамера с дистанционным управлением.
В 16 часов 20 минут из-за плохой видимости обследование 9-го отсека с помощью видеокамеры прекратили.
В 17 часов 11 минут начальник штаба Северного флота вице-адмирал М. В. Моцак официально подтвердил факт гибели экипажа атомной подводной лодки «Курск».
В 19 часов 30 минут британские официальные лица опровергли сообщения о возможности столкновения их подводной лодки с «Курском».

22 августа, вторник
На Северный флот прибыл Президент Российской Федерации В. В. Путин.

23 августа, среда
В стране объявлен траур (траурные мероприятия в поселке Видяево Мурманской области по просьбе родственников погибших моряков были отменены до того времени, как будет поднята со дна подводная лодка и завершится эвакуация тел офицеров, мичманов, старшин и матросов).
Не буду повторять того, что много раз звучало в передачах телевидения и печаталось и перепечатывалось во всех средствах массовой информации. Отмечу только, что информация была путаной и противоречивой, не позволявшей понять, что же фактически произошло и происходит в Баренцевом море? Если председатель правительственной комиссии И. И. Клебанов заявлял о почти мгновенной гибели всех находившихся на борту «Курска» (это впоследствии подтвердил и Президент В. В. Путин), то зачем проводили так называемую спасательную операцию, тем более что командование Северного флота за 6 суток до вскрытия норвежскими водолазами люка 9-го отсека на одном из заводов Мурманска заказало 120 гробов. В то же время в телевизионном интервью (22 августа) министр обороны маршал И. Д. Сергеев говорил о том, что с подводной лодки подаются сигналы SOS и что внутрь прочного корпуса поступает вода. 7 сентября в телевизионном интервью на канале НТВ офицер связи штаба Северного флота сообщил о том, что с подводной лодки вообще не подавали никаких сигналов, но командование приказало информировать журналистов о продолжающихся стуках.
Выступая в телевизионной программе «Зеркало», командующий Балтийским флотом адмирал В. Г. Егоров заявил, что на всех флотах имеются водолазы-глубоководники, которые могут работать на глубинах свыше 100 метров. После этого интервью у несведущих людей создалось впечатление, что спасать моряков просто никто не хотел. В средствах массовой информации, в том числе и в передачах на канале НТВ, появились такие суждения: чтобы скрыть истинную причину катастрофы, никого спасать не будут — не дай Бог, появятся живые свидетели трагедии, которые смогут поведать страшную тайну. А тайна эта, по мнению многих журналистов, заключалась в том, что североморцы потопили «Курск» сами. В одной из передач на канале НТВ сообщалось о случайно подслушанном телефонном разговоре начальника пресс-центра Северного флота капитана 1 ранга В. Навроцкого со своим отцом, который якобы говорил, что живых подводников не будет. Одновременно появилась информация о том, что водолазы есть, а современной водолазной техники на вооружении флотов нет. Неужели не понятно, что без тренировок, связанных с глубоководными погружениями, водолазы быстро теряют свою квалификацию?! Нельзя только теоретически освоить специальность водолаза-глубоководника, для этого нужна прежде всего длительная практическая подготовка. Никому и в голову не придет, например, летчика обучать только теоретически. Общеизвестно, что даже опытному летчику для поддержания мастерства необходим определенный налет часов. Точно так же и водолаз-глубоководник без практики теряет квалификацию.
Теперь попытаюсь изложить свою версию трагедии, произошедшей в Баренцевом море 12 августа 2000 г. У меня, как и у большинства россиян, сначала появилось такое ощущение, что официальные лица чего-то недоговаривают, а может быть, откровенно лгут. Придумывали разные версии: лодка затонула в связи со столкновением с неопознанным подводным объектом, с миной периода Второй мировой войны и даже крупнотоннажным судном и т. п.
Главнокомандующий Военно-морским флотом адмирал флота В. И. Куроедов уже на второй день после аварии заявил, что надежд на спасение хотя бы части членов экипажа очень мало. Однако представитель пресс-центра Главного штаба Военно-морского флота почти ежедневно сообщал, что в целом спасательная операция идет согласно плану, вот только погода, а затем сильное подводное течение пока не позво- ляют состыковаться с подводной лодкой и спасти моряков.
За неполный месяц мы услышали десятки версий гибели «Курска», при этом ни одна из них не подтверждается и рассыпается при попытке логически воспроизвести развитие событий. Напомню эти версии.
Первая версия: подрыв подводной лодки на мине периода Второй мировой войны.
Эта версия не выдерживает критики. Во-первых, донные неконтактные мины на глубинах 100 метров и более во время Второй мировой войны не ставили; во-вторых, якорные контактные мины за более чем 55- летний срок не смогли бы сохраниться и тем более находиться в боевом состоянии. Кроме того, район был давно протрален и освоен силами Северного флота в течение многолетней боевой подготовки. Если же это была сорванная с якоря мина, то в силу своей положительной плавучести она должна находиться на поверхности моря (или быть чуть притопленной). Лодка же получила повреждения, находясь на глубине от 30 до 50 метров (такая глубина хода, по всей видимости, была при выполнении боевого упражнения). Допустим, что подводная лодка все же шла под перископом (командиры подводных лодок проекта 949 утверждают, что из-под перископа они не стреляют), тогда мина должна была столкнуться с лодкой в районе рубки, поскольку ее корпус заглублен как минимум на 10 метров.
Известно, что со временем взрывчатое вещество теряет свои свойства. Например, обнаруженную мину 1940-х гг. пытались ликвидировать с помощью подрывных патронов, но она рассыпалась на мелкие куски, а взрывчатое вещество не детонировало.
Допустим, что такая мина все же оказалась на пути атомохода и даже взорвалась. Однако она не смогла бы причинить лодке такие повреждения! Из опыта Великой Отечественной войны следует, что при подрыве на мине подводные лодки, имевшие в сотни раз меньшие водоизмещение и прочность корпуса, часто оставались на плаву.
Главный конструктор «Курска» И. Л. Баранов ответил: «Такая мина для моей лодки — комариный укус!» Я с ним полностью согласен. О воздействии минного оружия времен Второй мировой войны я могу судить как выпускник кафедры минно-трального вооружения Высшего военно-морского училища имени М. В. Фрунзе.
Вторая версия: подводную лодку протаранило судно (возможно, ледового класса), имевшее большое водоизмещение.
Эту версию, как и предыдущую, с экранов центрального телевидения россияне услышали из уст председателя правительственной комиссии И. И. Клебанова. Она тоже не выдерживает критики. Во-первых, в этом районе не проходят трассы международного судоходства; во-вторых, в район проведения учений не заходят посторонние суда. О проведении учений заранее делается сообщение, в котором объявляются границы запретного для плавания района. Кроме того, за районом учений постоянно наблюдают специальные силы обеспечения.
Из достоверных источников известно, что в пятницу (11 августа) около полудня, нарушив все правила судоходства, через район учений прошел сухогруз Северного морского пароходства «Механик Ярцев» (порт приписки — Архангельск). Руководитель учений адмирал В. А. Попов отдал приказание принять меры и срочно выдворить сухогруз из района учений, что и было выполнено. Директор Северного морского пароходства С. Жгулев этот факт подтвердил, заявив при этом, что длина судна составляет около 80, осадка около 5 метров, водоизмещение 3000 тонн. Судно следовало в Бельгию. Такое судно от столкновения с «Курском» скорее само бы затонуло.
Согласимся, что подводную лодку все же таранило судно. Тогда какую оно должно иметь осадку? При выполнении учебной стрельбы торпедами подводная лодка должна была идти на глубине от 30 до 50 метров (при глубине моря около 100 м). В мире нет ни одного судна с осадкой 30 метров. Даже, допустим, если подводная лодка шла на перископной глубине, то ее поврежденная часть находилась от поверхности моря на расстоянии от 10 до 15 метров. Следовательно, осадка судна должна быть более 10 метров.
11 сентября Главная военная прокуратура сделала официальное сообщение, где отмечалось, что причиной аварии явилось столкновение лодки с неопознанным судном.
Третья версия: атомный подводный крейсер «Курск» столкнулся с атомной многоцелевой подводной лодкой (военно-морских сил США или Великобритании), которая вела разведку в районе проведения учений силами Северного флота.
Эта версия тоже не вполне состоятельна, хотя и является в высших военных кругах наиболее популярной. Можете себе представить столкновение легкового автомобиля с грузовым, после которого грузовик остался бы на обочине разбитый вдребезги, а легковой без повреждений? Если в результате столкновения с иностранной подводной лодкой «Курск» получил столь серьезные повреждения, что затонул, то какие же повреждения должна была получить лодка, водоизмещение которой в 3 раза меньше, чем у «Курска». После такого столкновения иностранная подводная лодка никак не смогла бы самостоятельно покинуть район и уйти в норвежскую базу Берген. К тому же скрыть от посторонних глаз повреждения не удалось бы. Следует также учесть, что подозреваемые стороны, то есть и американцы, и англичане, на правительственном уровне заявили о том, что никаких столкновений их субмарины с нашими подводными лодками не имели. Англичане с возмущением потребовали от российской стороны представить доказательства. Но откуда их взять? Замечу, что американская сторона в такой ультимативной форме не протестовала. Правда, сразу после гибели «Курска» американская многоцелевая атомная подводная лодка «Мемфис» зашла в норвежский порт Берген, но видимых повреждений на ней обнаружено не было. Секретарь Совета безопасности С. Иванов заявил, что от американской стороны получена информация о непричастности их подводной лодки к аварии.
Известны многочисленные случаи столкновения подводных лодок друг с другом и даже столкновения лодки с подводной скалой (в Белом море). При столкновении двух подводных лодок их повреждения будут примерно одинаковыми.
По сообщению телевизионного канала НТВ (сделанному 4 декабря 2000 г.), сотрудники Центрального конструкторского бюро морской техники «Рубин» утверждают, что скорее всего причиной катастрофы не было столкновение с другой подводной лодкой. Этот вывод они сделали после исследования поднятых со дна Баренцева моря фрагментов погибшей подводной лодки.
Контр-адмирал Н. Г. Мормуль, автор многих книг по авариям и катастрофам подводных лодок, в интервью корреспонденту газеты «Известия» (23 августа 2000 г.) сказал, что «при столкновении образуются пробоины, даже громадные, отрывается металл, но, как правило, по-другому деформированный».
Главнокомандующий Военно-морским флотом адмирал флота В. И. Куроедов и командующий Северным флотом адмирал В. А. Попов являются приверженцами версии столкновения «Курска» с иностранной субмариной. Но для доказательства этой версии нужны факты. В моем сознании не укладывается мысль, что при столкновении одна субмарина ушла как ни в чем не бывало, а более современная и в три раза большая по водоизмещению погибла. Если это так, то в этом виновны проектанты и судостроители. Если их лодки тонут от столкновения в мирное время, то что с ними будет в боевой обстановке?
Четвертая версия: из-за неисправности в системе самонаведения подводная лодка торпедировала сама себя.
Да, в годы Второй мировой войны действительно отмечено несколько случаев, когда выпущенная с подвод- ной лодки торпеда из-за сбоев в системе наведения описывала циркуляцию и поражала лодку, откуда была выпущена. В результате таких попаданий лодки, как правило, гибли. Но не надо забывать, что это происходило в ходе войны, когда стреляли боевыми торпедами. Здесь же подводная лодка выполняла боевое упражнение учебными торпедами, которые вместо боевой части, то есть взрывчатого вещества, имели весовой заменитель.
Пятая версия: на подводной лодке произошел взрыв двигателя торпеды, от которого сдетонировали находившиеся в первом отсеке торпеды.

Эта версия тоже не подтверждается прежде всего из-за характера повреждения подводной лодки. Если бы на ней произошел внутренний взрыв, то не было бы загибов легкого корпуса внутрь лодки (о размерах пробоины и форме загибов кромки легкого корпуса было сделано официальное сообщение представителями Главного штаба Военно-морского флота). Если бы взрыв произошел внутри лодки, то, согласно всем законам физики, загибы могли выйти как бы изнутри корпуса лодки. Но это не так. Следовательно, версия о внутреннем взрыве также отпадает. Если же представители Главного штаба Военно-морского флота умышленно сделали сообщение о наличии внутренних загибов, чтобы скрыть фактическую причину гибели «Курска», то, возможно, подводная лодка и погибла от внутреннего взрыва. В этом случае взрыв мог произойти вследствие пожара (или взрыва), возникшего в ходе приготовления к пуску торпеды 65—76 (650-мм калибра). С этой торпедой подводники хорошо знакомы. Находится она на вооружении с 1976 г. Компонентами топлива турбинного двигателя этой торпеды являются керосин и маловодная перекись водорода. Эти компоненты и могли стать причиной пожара, от которого сначала могли загореться пороховые двигатели хранившихся в первом отсеке ракето-торпед, а затем произошла детонация других боеприпасов. Но при таком развитии событий вряд ли от возгорания и даже взрыва двигателя через 2 минуты 15 секунд мог бы сдетонировать боезапас первого отсека. Если даже взрыв двигателя и произошел бы, то его мощность в тротиловом эквиваленте была бы менее 200 килограммов. Следовательно, причина детонации боезапаса иная. Кроме того, начальник штаба Северного флота вице-адмирал М. В. Моцак заявил, что перед выходом «Курска» на учения ракето-торпеды на его борт не загружались, то есть их там не было.

Эта версия бросает тень на экипаж подводной лодки. Если из-за неумелого обращения произошел взрыв двигателя торпеды, то виновны командир корабля и его подчиненные, которые не смогли подготовить экипаж к грамотному обращению с оружием. Но это исключено. Не мог же Президент Российской Федерации, не разобравшись в обстановке, до окончания расследования подписать указ о посмертном награждении капитана 1 ранга Г. П. Лячина Золотой Звездой Героя России, а весь экипаж — орденами Мужества! Подписывая указ, Президент был уверен в том, что вины экипажа в гибели подводной лодки нет.
Если же возникла аварийная ситуация с торпедой, то по всем расчетам энергия взрыва должна уйти в сторону открытой крышки торпедного аппарата. Это настолько очевидно, что не требует никаких обоснований. Общеизвестно, что при подготовке к стрельбе торпедами необходимо открыть переднюю крышку торпедного аппарата. Если бы в трубе торпедного аппарата произошел взрыв торпеды (считай, двигателя), то вся энергия взрыва была бы направлена в сторону открытой крышки торпедного аппарата. Трудно представить ситуацию, при которой командир лодки решился бы осушить торпедный аппарат и открыть его заднюю крышку для выяснения причин возникновения аварийной ситуации. Это равносильно самоубийству.
Об этом уже говорилось много, но скажу еще раз: находящееся на вооружении Российского Военно-морского флота оружие, в том числе торпеды и ракето-торпеды, которые могли находиться в первом отсеке, имеют несколько степеней предохранения, защищающих подрыв их боевых частей в результате непредвиденных обстоятельств.
Известный писатель-маринист А. Н. Черкашин в книге «Унесенные бездной. Гибель "Курска": Хроника. Версии. Судьбы» в оправдание версии взрыва торпеды приводит пример, когда в 1962 г. на подводной лодке Б-37 «рванул весь торпедный боезапас». Но ведь это было в 1962 г. После этой катастрофы были сделаны сответствующие выводы: взрывобезопасность торпедного оружия возросла в сотни раз.
Шестая версия: лодка поражена противолодочным оружием с крейсера «Петр Великий».
Эта версия тоже не выдерживает никакой критики. Отмечу еще раз: на учениях применяется только практическое оружие, и если бы, допустим, крейсер по ошибке выпустил имеющуюся на вооружении практическую раке- то-торпеду «Метель» по «Курску», то она лишь поцарапала бы легкий корпус, не более того. Удивляет тот факт, что председатель правительственной комиссии И. И. Клебанов только 11 сентября официально заявил, что подводная лодка «Курск» не была потоплена ракетой, выпущенной с крейсера «Петр Великий». Мне кажется, такое заявление надо было сделать немедленно и не давать повода злословить и унижать моряков Северного флота.

Седьмая версия: подводную лодку протаранил крейсер «Петр Великий».
Протаранить свою лодку и не заметить этого на крейсере не могли. Чтобы получить пробоину в носовой части от столкновения с крейсером (при осадке крейсера около 9 м), подводная лодка должна была идти в надводном положении или в момент удара всплыть на поверхность. Если бы такое столкновение и произошло, то скрыть его было бы невозможно. Мне пришлось встретиться с несколькими офицерами, находившимися в эти дни на борту крейсера «Петр Великий», и никто эти сведения не подтвердил.
Восьмая версия: подводная лодка столкнулась с неопознанным объектом.
В своем интервью на канале ОРТ 22 августа министр обороны маршал И. Д. Сергеев заявил, что рядом с К-141 гидроакустические станции зарегистрировали «неопознанный объект», который был «достаточно крупным и соизмеримым с нашей подлодкой». Однако вице-премьер И. И. Клебанов отметил, что «зарегистрировать этот объект не удалось».
Эта версия, как мне кажется, не нуждается в комментариях, ибо она из области фантазий.
Девятая версия: подводная лодка стала жертвой террористического акта.
Эта версия появилась тогда, когда выяснилось, что на подводной лодке находились двое прикомандированных представителей фирмы-разработчика («Дагдизель») торпедных двигателей (г. Каспийск).
После проверок, проведенных спецслужбами, эту версию исключили. Действительно, на борту подводной лодки находились представитель Конструкторского бюро «Дагдизель» М. И. Гаджиев и офицер военной приемки старший лейтенант А. Ю. Борисов. Их командировка на Северный флот была связана с испытанием новой аккумуляторной батареи для торпед.
Десятая версия: чтобы уклониться от удара с встречным судном, на подводной лодке резко переложили рули на погружение, а поскольку глубина была небольшой, лодка ударилась о грунт, в результате чего сдето- нировали боеприпасы.
Во-первых, о том, что в районе не могло быть никаких судов, я уже говорил. Во-вторых, опытный командир корабля (каким и был капитан 1 ранга Г. П. Лячин) сумел бы уклониться от встречной цели отработанным до автоматизма маневром и не позволил лодке удариться о грунт. В-третьих, при ударе о грунт боеприпасы сдетонировать не могли.
Одиннадцатая версия: подводная лодка «Курск» взорвалась при испытании сверхсекретного оружия, которое еще не принято на вооружение Военно-морского флота (в некоторых средствах массовой информации сообщалось о том, что накануне выхода в море на «Курск» загрузили «сверхскоростные» торпеды). Кто- то высказал мысль, что это сверхсекретное оружие применялось с крейсера «Петр Великий».
С этим согласиться нельзя. Такое может заявить человек, который не знает, как принимаются образцы новой военной техники. Как известно, это не делается одновременно с проведением боевой подготовки. Для испытания образцов нового оружия используется специально оборудованный полигон, назначается специальная комиссия и т. д. Ничего этого не происходило, потому что на Северном флоте проводились мероприятия, связанные с плановой боевой подготовкой.
Двенадцатая версия: слабая профессиональная подготовка командира и экипажа подводной лодки.

Приверженцы этой версии считают, что командир подводной лодки капитан 1 ранга Г. П. Лячин решил выполнить маневр, называемый «прыжок касатки», при котором субмарина резко выскакивает из-под воды и сразу уходит на глубину. Такая версия отпадает. Как говорят сами командиры подводных лодок (мне удалось поговорить со многими из них, в том числе и с командирами подводных лодок проекта 949), никто из них не решился бы на выполнение такого маневра при глубине моря чуть более 100 метров, так как в этом случае запас воды под килем должен быть не менее 150 метров, то есть больше длины подводной лодки.
Тринадцатая версия: причиной гибели подводной лодки явились аномальные природные явления.
Некоторые исследователи считают, что причиной гибели подводной лодки стала сильная магнитная буря, повлиявшая на работу средств навигационного оборудования. С этим утверждением согласиться также нельзя, поскольку при проектировании и строительстве подводных лодок конструкторы принимают в расчет все, в том числе и аномальные природные явления.
Главная военная прокуратура возбудила уголовное дело по статье 263 Уголовного кодекса Российской Федерации «Нарушение правил безопасности движения и эксплуатации железнодорожного, воздушного или водного транспорта», заявив при этом, что экипаж «Курска» не рассматривается в качестве обвиняемого. 12 сентября она сделала вывод, что виновником гибели «Курска» стало судно большого водоизмещения, скрывшееся из района. Такое могли придумать только чиновники, не имеющие представления о морской службе. Норвежская сторона, с разведывательного судна которой («Марьятта») точно видели, что творилось в той части Баренцева моря, где проходили учения, утверждает, что никакого судна там не было.
Есть, конечно, и другие версии (всего их около 20), но они мало отличаются от вышеизложенных. В конце концов правительственная комиссия остановилась на трех наиболее вероятных версиях:
столкновение с иностранной подводной лодкой; взрыв мины периода Второй мировой войны; внутренний взрыв на подводной лодке. Окончательно правительственная комиссия должна была вынести вердикт 12—13 сентября. Но я чувствую, что с выводами никто не спешит. 12 сентября И. И. Клебанов заявил, что особой необходимости в подъеме подводной лодки нет. На следующий день он же заявляет, что скорее всего «Курск» поднимать надо, так как это прольет свет на причины катастрофы (когда готовилось это издание, подводная лодка «Курск» уже находилась в доке судоремонтного завода в Росляково). Представители Минатома 12 сентября подтвердили, что ядерная установка «Курска» никакой опасности для окружающей среды не представляет.

Что же произошло в Баренцевом море 12 августа 2000 г.?
Мне думается, что события могли развиваться по следующему сценарию. Командир американской субмарины «Мемфис» счел выполнение учебной торпедной атаки подводной лодкой «Курск» как атаку и в ответ выпустил по русской лодке боевую торпеду. Поскольку американская подводная лодка находилась на боевом патрулировании (то есть на боевой службе), ее оружие было готовым к немедленному применению. Видимо, в результате длительного слежения за русскими надводными кораблями и подводными лодками командир американской субмарины не выдержал психологической нагрузки и в момент выполнения учебной торпедной атаки «Курском» нанес ответно-встречный удар. Вот откуда появилось повреждение с рваными краями, завернутыми внутрь корпуса «Курска». Как следует из доклада командования Северного флота, представленного в правительственную комиссию по расследованию гибели подводной лодки, пробоина находится «в районе 24-го шпангоута между первым и вторым отсеками. Края пробоины загнуты внутрь лодки и оплавлены». В результате взрыва в первом отсеке «Курска» возник сильный пожар. Командир начал выполнять маневр по срочному всплытию. Вот почему оказался поднятым перископ. Некоторые считают, что лодка всплывала при возникновении аварийной ситуации для того, «чтобы осмотреться, разобраться с поломкой и, если понадобится, донести на береговой или корабельный командный пункт о неисправности и срыве атаки». Такая трактовка бросает тень на экипаж «Курска», не сумевший справиться с нештатной ситуацией.
В момент всплытия в первом отсеке сдетонировал боезапас (или, что менее вероятно, произошел взрыв в аккумуляторной яме), в результате чего подводная лодка получила такие повреждения, которые привели к потере продольной остойчивости. Лодка камнем ушла на дно, а поскольку она имела ход, при определенной инерции она врезалась в грунт, что еще больше осложнило обстановку. По всей видимости, в результате сильного удара произошли смещение гребных валов и разгерметизация кормовых отсеков, которые быстро заполнились водой.
Возможен и другой вариант развития событий: американская подводная лодка вслед за первой торпедой (с интервалом чуть более 2 минут) выполнила еще и трехторпедный залп.
Попытаюсь обосновать эту версию. Зная конструкцию наших торпед, трудно представить, чтобы они взорвались при нестандартных ситуациях, таких, например, как близкий взрыв или пожар. Если же взорвался двигатель торпеды, то его взрыв не мог достичь мощности 200 килограммов в тротиловом эквиваленте. Не могли также одновременно сдетонировать три-четыре торпеды (именно таким по мощности был второй взрыв). Если допустить, что от пожара или взрыва все же сдетониро- вали боевые части торпед первого отсека, то между взрывами появился бы незначительный разнос по времени. Приборы зарегистрировали только два взрыва. Получается, что по «Курску» сначала выпустили одну торпеду, а через 2 минуты — еще три или четыре (второй взрыв мог произойти и в аккумуляторной яме).

От близкого взрыва такой мощности и сильного гидродинамического удара могли произойти незначительные повреждения и на американской подводной лодке (какое-то время она была вынуждена лежать на грунте). С помощью выпущенного аварийного буя (который был замечен с крейсера «Петр Великий», а затем поднят на борт одного из судов обеспечения) командир «Мемфиса» донес о выполненной атаке и о полученных повреждениях, после чего получил приказание следовать в ближайший порт союзника по блоку НАТО. Возможно, аварийно-спасательный буй отделился от подводной лодки в результате ударной волны. Во время стоянки в Бергене на подводной лодке «Мемфис» в месте расположения аварийно- спасательного буя зияла пустота. Позже стало известно, что во время поиска затонувшей подводной лодки гидроакустики крейсера «Петр Великий» прослушивали сигналы SOS, подаваемые механическим излучателем. Таких приборов на наших подводных лодках нет. Следовательно, их подавали с иностранной субмарины.
Эта версия еще больше закрепилась в моем сознании после того, как командующий Северным флотом адмирал В. А. Попов заявил: «Я постараюсь все сделать, я буду стремиться к этому всю свою жизнь, чтобы посмотреть в глаза тому человеку, кто эту трагедию организовал». Перед этим Попов сказал о том, что американские подводные лодки буквально «топчутся у нашего порога». При таком толковании событий высоким должностным лицом исключается случайное столкновение, так как «организовать трагедию» можно только при вполне осмысленных действиях: это либо нанесение таранного удара, либо выполнение торпедной атаки. Идти на таран «Курска» — равносильно самоубийству, остается атака лодки боевыми торпедами. Мне кажется, что об этом в высших кругах не то что догадываются, а знают точно. Это подтверждается не только фразой командующего Северным флотом, но и другими фактами, которые я приведу в форме вопросов (ответы на которые очевидны).

1. О чем шел разговор сразу после катастрофы между президентами России и США?
2. Почему после катастрофы с «Курском» американцы отказались от работ по созданию новой системы противоракетной обороны, на которую уже были израсходованы огромные средства?
3. Чем был вызван спешный приезд директора ЦРУ в Москву?
4. Почему после катастрофы с «Курском» Запад списал с России долги в сумме 10 миллиардов долларов?
5. Почему Верховный Главнокомандующий не принял отставку министра обороны, главнокомандующего Военно-морским флотом и командующего Северным флотом?
6. Почему Президент Российской Федерации подписал указ о награждении погибшей команды «Курска» до окончания расследования катастрофы?
7. Почему командование Северного флота, говоря о каком-то фрагменте от иностранной лодки, не приняло никаких мер по подъему на поверхность этой улики?
8. Почему главнокомандующий Военно-морским флотом адмирал флота В. И. Куроедов в первые же дни катастрофы (14 августа) заявил, что надежды на спасение экипажа «Курска» невелики?
9. Почему госпитальное судно «Свирь» во время спасательной операции оставалось в Североморске?
10. Почему руководители «спасательной операции» запретили норвежским водолазам приближаться к носовой части погибшей подводной лодки?
11. Что следует понимать под выражением И. И. Клебанова: «весьма странная картина разрушения» «Курска»?
12. С какой целью посещал штаб-квартиру НАТО вице- адмирал А. А. Побожий?
13. Чем занимались находившиеся в Баренцевом море еще две атомные многоцелевые подводные лодки (американская и британская)? Не они ли атаковали «Курск»?

Это лишь часть вопросов, на которые хотелось бы получить правдивые ответы.
Не стала ли подводная лодка разменной монетой? В сложившейся ситуации, как мне кажется, на самом высоком уровне решили скрыть правду о гибели подводной лодки, а заодно и снять некоторые проблемы. В качестве «компенсации» американцы отказываются от совершенствования своей противоракетной обороны и дают нам миллионы долларов на работы по подъему затонувшей субмарины и развитие спасательных сил и средств, а мы будем молчать. Как говорят, и волки сыты, и овцы целы. Такой подход устраивает обе стороны. Любой другой вариант — это возвращение к «холодной войне».
Замечу также, что американцы настолько «прониклись» нашими бедами, что накануне встречи президентов США и России секретарь Совета безопасности Российской Федерации С. Иванов провел консультации с помощником президента США по национальной безопасности С. Бергером, после которых американская сторона передала русским всю имевшуюся у них информацию: точные координаты и время первого и второго взрывов, их мощность, местоположение своей лодки и т. д.

Это также наводит на размышления. Ранее они так не поступали.
Однако и моя версия не вполне корректна. Например, почему американская торпеда Мк-48 попала в носовую часть «Курска»? По всем расчетам, она должна наводиться на шумы работающих гребных винтов. Был ли произведен пуск учебной торпеды с подводной лодки «Курск» или она выполнила учебную атаку «пузырем», то есть без выстрела торпедой? Когда было передано и какое имело содержание последнее донесение с «Курска»?
В заключение лишь отмечу, что уроки истории, к сожалению, нас ничему не научили. Мы повторяем одни и те же ошибки. Какие уроки, например, мы извлекли из гибели «Комсомольца»? Никаких! Чтобы уйти от проблемы, мы создаем очередной миф о героических действиях экипажа, который «заглушил реактор и спас человечество от ядерной катастрофы», хотя всем ясно, что сработала автоматическая защита.
Моя версия гибели «Курска» впервые была изложена в брошюре «Кто убил "Курск"», сданной в печать 13 сентября 2000 г. Впоследствии с аналогичными трактовками появились мои публикации на страницах газет «Коммерсант», «Московский комсомолец», «Известия», в телепередаче «Совершенно секретно» и др. Такой же версии придерживаются еще несколько аналитиков. Например, известный подводник бывший начальник штаба Северного флота, а затем начальник Военно-морской академии адмирал В. Н. Поникаровский, приверженец «морского боя». Моей версии придерживаются весьма авторитетные ученые в области теории устройства и живучести подводных лодок и применения торпедного оружия. Их теоретические выкладки свидетельствуют о том, что первопричиной второго взрыва скорее всего было не столкновение, а внешний взрыв.
Вот что заявил капитан 1 ранга Б. Коляда (чудом спасшийся в ходе гибели в 1989 г. К-278 «Комсомольца»): «Почему произошел взрыв, могут быть любые версии — взрыв торпеды или даже атака иностранной под- лодки. Подводники разных стран всегда следят за учениями друг друга. Если мы видим лодку противника, мы первым делом ее условно атакуем. Потом выходим на позицию слежения, затем опять условная атака. Противник тоже выходит в условную атаку. Но никто не застрахован от ошибок и от боевой торпеды вместо условной. Обследования лодки покажут, куда загнулись края пробоины и откуда был взрыв — изнутри или снаружи».
Приведу выдержки из публикации, появившейся на страницах «Московского комсомольца» (17—24 октября 2001 г.) уже после подъема лодки: «В неофициальной беседе с весьма высокопоставленным собеседником адмирал (командующий Северным флотом В. А. Попов. — В. Д.) чуть позднее сказал, что дает 120 процентов, что это было столкновение с иностранной субмариной. Впрочем, эта версия не так уж и нова, фигурировали в ней и американская, и британская лодки. Может быть... Еще в первые недели после трагедии ''Московский комсомолец" опубликовал другую версию, полученную от неофициальных источников, но подтвержденных "утечкой" из российских спецслужб, перехвативших радиодонесение британской разведки: "Курск" был атакован иностранной субмариной, вступил в торпедный бой и проиграл его на малых глубинах Баренцева моря.

Самое интересное, что, проигнорированная поначалу, сегодня эта версия имеет довольно широкое хождение в Мурманске и Североморске среди самих военных: мол, действительно наблюдающие за маневрами кораблей Северного флота американские подлодки приблизились на опасное расстояние к нашей эскадре и приняли отгоняющий их в строну "Курск" за атакующий объект: "Торпеды, товсь!" И когда гидроакустики нашей лодки засекли характерные звуки открывающихся крышек торпедных аппаратов, командир Геннадий Лячин во избежание международного конфликта дал команду на экстренное всплытие».

<< Назад   Вперёд>>  
Просмотров: 11644
www.rumarine.ru ©История русского флота
При копировании материалов активная ссылка на www.rumarine.ru обязательна!
Rambler's Top100