-


Виталий Доценко.   Мифы и легенды Российского флота

Считать ли Крузенштерна первым?



В России трудно найти человека, который бы не знал, что первым русским кругосветным мореплавателем был адмирал Иван Федорович Крузенштерн. О нем написаны сотни книг, в том числе «Журнал первого путешествия россиян вокруг земного шара» Ф. Шемелина (в двух частях, 1816 и 1818 гг.), «Русские кругосветные мореплаватели» Н. Нозикова (1941 и 1947 гг.), «Жизнеописание русского мореплавателя Юрия Лисянского, содержащее историю его службы на военном флоте российском, его плаваний в Западную и Восточную Индию, Северную Америку, а также о знаменитом первом вояже русских моряков вокруг света с 1803 по 1806 год» (1948 г.) и «Славные мореходы Иван Крузенштерн и Юрий Лисянский» Е. Л. Штейнберга (1954 г.), «Иван Федорович Крузенштерн» В. М. Пасецкого (1974 г.), «Записки иеромонаха Гедеона о Первом русском кругосветном путешествии и Русской Америке, 1803—1808 гг.» (1994 г.) и др.
Так называемую Мадагаскарскую экспедицию снаряжали еще при Петре I. Но в связи с плохим качеством вышедших в плавание кораблей она осуществлена не была. В 1732 г. появился проект кругосветного плавания, составленный Н. Ф. Головиным. Но и это плавание не состоялось. И только 22 декабря 1786 г. Екатерина II подписала секретный указ, в котором говорилось следующее: «...нашей Адмиралтейской коллегии отправить из Балтийского моря два судна, вооруженных по примеру употребленных капитаном англинским Куком и другими мореплавателями для подобных открытий, и две вооруженные же шлюпки морские или другие суда по лучшему ее усмотрению, назнача им объехать мыс Доброй Надежды, а оттуда, продолжая путь через Сондской пролив и оставя Японию в левой стороне, итти на Камчатку». На основании этого указа Адмиралтейств-коллегия разработала специальное наставление для снаряжения «Восточной экспедиции». Адресовалось оно капитану 1 ранга Г. И. Муловскому, назначенному начальником экспедиции. Капитан — образованнейший офицер русского флота — в совершенстве владел французским, немецким, английским и итальянским языками, был знаком с плаваниями иностранных путешественников, знал о последних достижениях в области исследования Мирового океана.
В наставлении отмечалось: «Ее императорское величество по премудрому матернему своему попечению и прозорливости, имея в виду безопасность и благоденствие всех своих, даже в отдаленнейших странах государства промыслы и торги ведущих подданных, равно как и к произведению вновь полезных открытий и распространению географических и других до наук касающихся знаний, высочайше повелеть соизволила: вооружить и отправить из Балтийского моря небольшую эскадру, состоящую из четырех вооруженных судов, кои бы в состоянии были в сохранении права на земли, российскими мореплавателями открытые на Восточном море, утвердить и защитить торги по морю, между Камчаткою и Американскими берегами лежащему, яко собственно и единственно к Российской державе принадлежащие, кои доселе подданные ее императорского величества с немалою опасностию и иждивением открыли и производили».
Екатерина II приказала отобрать лучших моряков; всем участникам плавания назначила двойное жалованье; установила льготы для их семей. Муловскому обещала дать орден Святого Владимира 3-й степени после того, как обогнет мыс Доброй Надежды, чин генерал-майора — при достижении Японии и орден Святого Владимира 2-й степени — по прибытии на Камчатку. Но осуществить «Восточную экспедицию» не удалось: началась война со Швецией. В Эландском сражении погиб начальник экспедиции капитан 1 ранга Г. И. Муловский, командовавший кораблем «Мстислав».
Почему мы вспомнили о Муловском? А потому, что он оказал влияние на Крузенштерна, «заразив» его идеей кругосветного плавания. Иван Федорович Крузенштерн родился в 1770 г. в дворянской семье. В 15-летнем возрасте поступил в Морской корпус, который закончил в 1788 г., получив чин мичмана (29-м по списку), то есть стал иметь право носить офицерский мундир, но в офицеры произведен не был и носил саблю без темляка. После утверждения в чине мичмана (в 1789 г.) Крузенштерна назначили на корабль «Мстислав», которым командовал Муловский, рассказавший ему о намечавшейся «Восточной экспедиции».
В 1799 г. И. Ф. Крузенштерн подал вице-президенту Адмиралтейств-коллегии адмиралу Г. Г. Кушелеву свой проект путешествия из Кронштадта на Аляску (вокруг света), являвшийся копией неосуществленного плана Муловского. Но Кушелев отказал, сочтя экспедицию преждевременной. Как только Кушелева сменил адмирал Н. С. Мордвинов, Крузенштерн сразу же подал ранее отклоненный проект, который на этот раз был поддержан. Произошло это в 1801 г., а 7 августа 1802 г. началась подготовка к первому кругосветному плаванию. Руководителем экспедиции стал Н. П. Резанов. Плавание было организовано прежде всего для исследования маршрута, по которому могли бы снабжать российские колонии в Северной Америке. На время плавания на службу в Российско-американскую компанию были приняты капитан-лейтенанты И. Ф. Крузенштерн и Ю. Ф. Лисянский. При этом за Крузенштерном оставалось старшинство. Именно он подбирал себе помощника. Предполагалось отправить в кругосветное плавание два судна — «Надежду» и «Неву» — собственность Российско-американской компании.

О своем первом помощнике Крузенштерн писал: «Я избрал капитан-лейтенанта Лисянского, отличного морского офицера, служившего со мною вместе во время последней войны в Английском флоте и уже бывшего в Америке и Ост-Индии, почему я имел случай узнать его. Путешествие наше долженствовало быть продолжительно, и для благополучного окончания оного требовалось общей ревности, всегдашнего единодушия, честных и беспристрастных поступков. Противное сему могло бы подвергнуть нас многих весьма неприятным, а может быть, и бедственным приключениям, тем более что вся экспедиция хотя и состояла из людей военных, однако была не совсем военною, но частию и коммерческою. Таковые причины налагали на меня обязанность избрать начальником другого корабля человека беспристрастного, послушного, усердного к общей пользе. Таковым признал я капитан-лейтенанта Лисянского, имевшего как о морях, по коим нам плыть надлежало, так и о морской астрономии в нынешнем и усовершенствованном ее состоянии достаточные познания».
Специально для этой экспедиции в Англии купили два судна — шлюпы «Надежда» (водоизмещением 450 тонн) и «Нева» (370 тонн), а также мореходные приборы и инструменты. 5 июня 1803 г. Юрий Федорович Лисянский привел шлюпы в Кронштадт.
Большую роль в подготовке к плаванию сыграло правление Российско-американской компании, в частности его руководитель — энергичный и влиятельный Н. П. Резанов (зять знаменитого основателя русских поселений в Америке Г. И. Шелехова).
Амбициозный Крузенштерн не смог смириться с сухопутным руководителем экспедиции, что привело к серьезному конфликту между Резановым и Крузенштерном. Этот конфликт хорошо описан в литературе.
В конце концов Резанов отказался от дальнейшего путешествия и остался в России, передав руководство экспедицией Крузенштерну. По пути с Дальнего Востока в Санкт-Петербург Резанов умер в Красноярске в марте 1807 г.
26 июля 1803 г. шлюпы «Надежда» и «Нева» покинули Кронштадт. 24 июля 1806 г. «Нева» возвратилась в Кронштадт; ее плавание продолжалось без 2 дней 3 года. «Надежда» бросила якорь на Кронштадтском рейде только 7 августа, пробыв в плавании 3 года и 12 дней. Таким образом, первым завершил кругосветное плавание не Крузенштерн, а Лисянский. Крузенштерн же был руководителем этого плавания и вторым кругосветным мореплавателем после Лисянского. Если бы Резанов продолжил плавание, то скорее всего он был бы признан первым русским кругосветным мореплавателем.
По данным шканечного журнала шлюпа «Нева», капитан 1 ранга Я. Б. Рабинович восстановил навигационную прокладку шлюпа и составил подробные таблицы; из них видно, что за 532 ходовых суток «Нева» прошла более 45 тысяч миль, из которых более половины она следовала самостоятельно, то есть без руководителя похода. При этом из 1095 дней плавания (3 года без 2 дней) только 375 дней «Надежда» и «Нева» были вместе, а остальные 563 дня «Нева» оставалась одна. Эти цифры свидетельствуют о том, что Лисянский был способным мореплавателем. Но его имя оказалось незаслуженно забытым. Крузенштерн затмил Лисянского. Еще бы! Крузенштерн дослужился до полного адмирала, стал почетным членом Петербургской академии наук, членом Лондонского королевского общества, имел орден Святого Александра Невского с бриллиантами, в Петербурге в 1873 г. ему установили памятник. А Лисянский в чине капитана 1 ранга в 36-летнем возрасте «по болезни» вышел в отставку, о нем окончательно все забыли.
Поскольку наши современники почти ничего не знают о памятнике Крузенштерну, позволю себе восстановить некоторые моменты из истории его создания. Инициаторами его сооружения были директор Гидрографического департамента адмирал С. И. Зеленой и контр-адмирал В. А. Римский-Корсаков. В тот период, когда Крузенштерн был директором Морского корпуса, Зеленой преподавал астрономию и навигацию, заведовал астрономической обсерваторией; в 1861 г. стал председателем Морского ученого комитета, а в 1873 г. был избран почетным членом Российской академии наук. Римский-Корсаков получил должность директора Морского корпуса в 1861 г. В мае 1869 г. открылась подписка по сбору средств, а 8 ноября 1870 г., в день рождения Крузенштерна, состоялась торжественная закладка памятника. Сооружение монумента поручили скульптору И. Н. Шредеру и архитектору И. А. Монигетти. Скульптура отливалась на заводе А. Морана. Постамент из красного полированного гранита выполнили отец и сын Бариновы. Композицию завершает чугунная решетка, в звеньях которой помещено стилизованное изображение штурвала. На постаменте памятника закреплена бронзовая доска, на которой изображен герб рода Крузенштернов. В Российском государственном архиве Военно-морского флота сохранилось письмо Крузенштерна, датированное 1833 г., относительно утверждения герба:
«Родоначальник мой, ездивший в 1633 году от двора своего Шлезвиг-Голштинского послом в Россию и Персию, по возвращении был возведен в дворянское достоинство и принял в память сего благоприятного для него случая в гербе своем персидскую чалму. По примеру сего родоначальника, желая также оставить воспоминание о своей фамилии, о том счастливом для меня событии, что первым из российских мореплавателей имел я счастье совершить первое путешествие вокруг света, замечательное и для русского флота, решаюсь просить прибавление к фамильному гербу моему... двух флагов на древках, поддерживаемых с одной стороны островитянином Южного моря, а с другой — японцем, внизу же прибавлен девиз, относящийся к имени корабля, на котором совершено путешествие». Девиз этот — «Живущий надеждой». Таким и изображен на памятнике герб рода Крузенштернов.

Теперь расскажу о первом русском кругосветном мореплавателе Ю. Ф. Лисянском, о котором написано очень мало. Первая более или менее подробная публикация о нем появилась в 1894 г. в «Морском сборнике» (№ 1). Статья была подписана буквами «А. Л.», которые удалось расшифровать — адмирал Лисянский, то есть П. Ю. Лисянский, сын Ю. Ф. Лисянского.
Ю. Ф. Лисянский родился в 1773 г. в семье малороссийского дворянина. В 1788 г. он окончил Морской корпус вторым по списку, а в следующем году получил первый офицерский чин мичмана. В 1790 г. участвовал в Ревельском сражении. В 1793 г. произведен в лейтенанты и направлен в числе 16 лучших морских офицеров волонтером в Английский флот. Плавал в Атлантическом океане, ходил к мысу Доброй Надежды и к берегам Индии, участвовал в боевых действиях. При взятии нескольких американских коммерческих судов, перевозивших грузы во Францию, и при пленении французского фрегата «Элизабет» проявил храбрость. В бою был контужен. В июле 1800 г. он возвратился в Россию и был назначен командиром фрегата, а в 1802 г. за 16 морских кампаний получил орден Святого Георгия 4-й степени. В грамоте, подписанной Александром I, отмечалось:

«НАШЕМУ флота капитан-лейтенанту Лисянскому


Ревность и усердие ваши, к службе оказанныя в продолжении оной, когда вы, будучи на море, от перваго обер-офицерскаго чина сделали шестнадцать шестимесячных кампаний, равномерно бывши в двух знатнейших морских сражениях, учиняют вас достойным к получению отличной чести и НАШЕЙ МОНАРШЕЙ милости, а потому МЫ вас в кавалеры четвертаго класса военнаго Ордена Святаго Великомученика и Победоносца Георгия ВСЕМИЛОСТИВЕЙШЕ жалуем и знак онаго, при сем препровождая, повелеваем возложить на себя и носить по установлению.
Сия ваша заслуга уверяет НАС, что вы, получив таковое МОНАРШЕЕ НАШЕ поощрение, на и паче потщитесь и впредь усугублять ваши военные достоинства.
Дана в Санкт-Петербурге ноября 26-го дня 1802-го года.
Александр».

Затем началось кругосветное плавание. Вот как описывает Лисянский первое в истории Российского флота пересечение экватора: «14-го ноября, в 10 часов утра, перешли экватор... Уверясь о сем, я немедленно приказал на корабле своем поднять флаг, гюйс и вымпел и, подойдя к своему товарищу, поздравил его с благополучным прибытием в южное полушарие. В сие время матросы мои были расставлены по вантам и прокричали несколько раз "ура!". То же самое было сделано и матросами корабля "Надежда". Этот обряд был только введением к празднику, бывшему на другой день...
15-го числа, по утру после парада, была совершена божественная литургия с благодарственным молебствием, по окончании которого все корабельные служители и офицеры собрались на шканцы. Поздравив их с благополучным прибытием в южную часть света, я пил вместе с прочими за здравие Его Императорского Величества, провозгласив троекратно: "Да здравствует Император Александр I!". Поелику еще ни один российский корабль, кроме "Невы" и "Надежды", не проходил экватора, то, желая отличить сей столь редкий случай, я приказал на каждую артель зажарить по две утки, сделать по пудингу и сварить свежий суп с картофелем, тыквою и прочею зеленью, которая у нас велась от самого Тенерифа, прибавя к сему по бутылке портера на каждых трех человек.
В 3 часа пополудни сели мы за стол, при конце коего пили опять за здравие нашего Монарха. В сие время поднят был военный флаг и производилась пальба из всех пушек».
1 июля 1804 г. «Нева» вошла в гавань Святого Павла на острове Кадьяк. Шлюп был встречен 11 пушечными выстрелами и «депутацией», поздравившей команду с завершением первого этапа плавания. «Каждый вообразить себе может, — писал Лисянский, — с каким чувством надлежало мне принять это поздравление, видя, что я первый из россиян, предприняв столь трудный и дальний путь, достиг до места назначения своего, не только не имея на корабле своем ни одного человека больного, но с такими людьми, которые были тогда еще здоровее прежнего. Все это приводило меня в радостное восхищение». Затем команде «Невы» пришлось отвоевывать у аборигенов Ново-Архангельские укрепления на острове Ситха, проводить обширные географические исследования.

24 июля 1806 г. утром «Нева» прибыла на Кронштадтский рейд. За плавание Лисянский был произведен в капитаны 2 ранга, получил орден Святого Владимира 3-й степени, 3 тысячи рублей ассигнациями, пожизненную пенсию от Российско-американской компании — единовременно 10 тысяч рублей ассигнациями. Экипаж шлюпа «Нева» преподнес Лисянскому золотую шпагу с надписью: «Благодарностькоманды корабля "Нева"».
В 1807 г. Лисянский командовал кораблем «Зачатие Святой Анны», затем отрядом из 9 судов, по поручению императора занимался формированием особой яхтенной команды; в 1808 г. командовал кораблем «Эмгейтен», а в 1809 г. вышел в отставку с чином капитана 1 ранга.
Умер Ю. Ф. Лисянский 26 февраля 1837 г., похоронен на кладбище Александро-Невской лавры в Петербурге. Над могилой установлен скромный памятник, выполненный по его же рисунку. К 200-летию со дня рождения Лисянского в г. Нежине, где он родился, был открыт памятник.
Все вышесказанное дает основание заключить, что надпись, выполненная на памятнике И. Ф. Крузенштерну: «Первому русскому мореплавателю вокруг света адмиралу Ивану Федоровичу Крузенштерну», не совсем точна. Следовало бы написать: «Руководителю первого русского кругосветного плавания адмиралу Ивану Федоровичу Крузенштерну». Он ведь на 2 недели позже Лисянского прибыл в Кронштадт!
P.S. По этому поводу в одной из рецензий на первое издание книги (Р. Зубков, Ю. Виноградов. «Мифы и легенды Виталия Доценко», «Красная звезда», 7 февраля 1998 г.) отмечается: «Ю. Лисянский прибыл в Кронштадт раньше И. Крузенштерна только потому, что намеренно не выполнил приказ о рандеву на о. Святой Елены, а вместо этого пошел на установление '"рекорда" длительного безостановочного плавания. Позорный поступок Ю. Лисянского поставил в сложное положение И. Крузенштерна: на о. Святой Елены он узнал о начавшейся войне между Россией и Францией, и, конечно же, было бы безопаснее возвращаться через воды, контролируемые французами, вдвоем (тем более что половину своих пушек "Надежда" оставила в Петропавловке-Камчатском для усиления его обороны)». Отвечаю рецензентам: несмотря на договоренность с Лисянским, Крузенштерн сам ранее не зашел на остров Святой Пасхи. Лисянский прибыл туда 4 апреля 1804 г., «Нева» почти неделю лежала в дрейфе в ожидании подхода «Надежды». Но уже в пути Крузенштерн переменил свое намерение и пошел к острову Нуку-Хива. Не дождавшись Крузенштерна, Лисянский тоже пошел к этому острову, куда и прибыл 27 апреля.

Рецензентам следовало бы почитать труд «Путешествие вокруг света в 1803, 4, 5 и 1806 годах, по повелению его Императорскаго Величества Александра перваго, на кораблях "Надежде" и "Неве" под начальством флота капитан-лейтенанта, ныне капитана перваго ранга Крузенштерна, государственнаго Адмиралтейскаго департамента и императорской Академии наук члена» (часть вторая, 1810 г.), где есть такие слова: «На случай разлучения назначил я для соединения остров Св. Елены, с наставлением, однакож, г-ну Лисянскому, чтобы, естли придет к оному прежде, не дожидал "'Надежды" долее четырех дней, которое время достаточно для заполнения водою и другими потребностями, и продолжил бы путь свой в Россию».
Лисянский узнал о начавшейся войне между Россией и Францией, находясь в районе Азорских островов, от капитана английского фрегата Вилькинсона. Утверждать, что «Нева» могла помочь своими 14 пушками «Надежде», по крайней мере, не серьезно. Шлюпы строили не для боя, а для разведывательной и посыльной служб.
Действительно, на обратном пути у мыса Доброй Надежды в тумане шлюпы потеряли друг друга. Лисянский пишет следующее: «Корабль "Надежда" скрылся от нас из виду; во время ночи пушечными выстрелами и зажиганием фальшфееров давал я ему знать о месте, где мы находимся; по утру я употребил все свое старание отыскать его, но усилия мои остались тщетными, ибо к полудню нашел густой туман и принудил меня вступить в настоящий путь тем наипаче, что ветер дул благоприятный, которым не упустительно надлежит пользоваться там, где несколько часов делают иногда величайшую разность в плавании. И так мы уже в третий раз разлучаемся внезапным образом. Будучи уверен, что такое отважное предприятие доставит нам большую честь, ибо еще ни один мореплаватель не отважился на столь дальний путь, не заходя куда-либо для отдохновения. К столь смелому подвигу много побуждало меня и самое желание моих подчиненных, которые, пользуясь совершенным здоровьем, о том только и помышляли, чтобы отличить себя чем-нибудь чрезвычайным. Я единственно сожалел об одном, что такое путешествие должно разлучить нас с шлюпом "Надежда" до самого прибытия нашего в Россию; но что делать? Имея случай доказать свету, что мы заслуживаем в полной мере ту доверенность, каковую отечество нам оказало, нельзя было не пожертвовать сим удовольствием на море. Шлюп "Нева" находился в море уже более трех месяцев; но запасы провизии и воды были достаточны, и при небольшом сокращении порций, сделанном с согласия всего экипажа, не предвиделось большой нужды в их возобновлении» (см. «Путешествие вокруг света в 1803, 4, 5 и 1806 годах, по повелению его Императорскаго Величества Александра перваго, на корабле "Неве" под начальством флота капитан-лейтенанта, ныне капитана перваго ранга и кавалера Юрия Лисянского» (часть вторая, 1812 г., с. 323).
Таким образом, «Нева» за 142 дня прошла почти 14 тысяч миль (при средней скорости 4,2 узла), перейдя из Кантона в Портсмут без посещения промежуточных портов. Вряд ли нужно доказывать, что не о личной славе думали Лисянский и члены экипажа «Невы», совершая этот выдающийся для того времени подвиг. Они думали о славе России.

<< Назад   Вперёд>>  
Просмотров: 5021
www.rumarine.ru ©История русского флота
При копировании материалов активная ссылка на www.rumarine.ru обязательна!
Rambler's Top100