-


Альфред Штенцель.   История войн на море

Прусско-датская война 1864 г.



Обстановка перед войной



Вскоре после окончания прусско-датской войны 1848-51 года великими державами был утвержден по Лондонскому протоколу 8-го мая 1852 года порядок дальнейшего престолонаследия в Дании на случай смерти короля датского Фредрика VII, последнего члена правящего датского дома по мужской линии, имевшего право наследования в герцогствах Шлезвиг и Гольштейн.

Смерть его последовала 15-го ноября 1863 года.

За последние годы его правления приверженцы господствовавшей в стране партии «Дании до реки Эйдера» издали ряд законов, стремившихся поставить герцогство Шлезвиг в более тесную связь с датским государством. В результате их деятельность привела к тому, что в конце 1863 года Германский союз решил вмешаться в этот вопрос, и когда Дания отказалась отменить изданный 18-го ноября новый основной закон, по которому Шлезвиг входил неотъемлемой частью в датское государство и этим отделялся от Гольштейна, то в конце ноября войска Германского союза, саксонцы и ганноверцы, вступили в пределы Гольштейна.

Вскоре после этого обе великие державы союза, Пруссия и Австрия, решили занять также и Шлезвиг.

Здесь то и было положено начало обще-германской политике прусского министр-президента фон-Бисмарка.

1-го февраля союзные войска заняли Шлезвиг; отсюда можно считать начало сильного политического возрождения Германии.

После ряда сражений на юге, у Миссундэ и Эверзее, датчане очистили, уступая численно сильнейшему противнику, свою сильную позицию — Дюппель, в Шлезвиге. На материке они удержали за собой только Ютландию к северу от Лимфиорда и позицию у Фредериции против северо-западной оконечности Фюнена, сильные укрепления Дюппель-Зондербург на полуострове Зундевит и юго-западную часть острова Альзен.

В середине марта несколько рот прусской пехоты неожиданным нападением заняли остров Фемарн, несмотря на то, что у него стояли три датские канонерки.

Не взирая на ряд дипломатических демаршей, союзники заняли впоследствии всю Ютландию до Скагена; вообще война на материке всем ходом событий сильно напоминала войну 1658 года. Дальнейшие операции союзников, исключая действия против Фредериции и Дюппеля, были безнадежны, так как датский флот, безусловно, контролировал обстановку.

Датский флот прошел те же стадии развития, как и флоты других держав (винтовые суда и броненосцы), и состоял в 1864 году, кроме полусотни гребных судов с 80 орудиями и 24 буксирных пароходов для них, из следующих судов: одного 14-пушечного броненосного фрегата (перестроенного из парусного линейного корабля), одной броненосной батареи с 4-мя орудиями в куполообразных башнях — «Рольф Краке», двух броненосных канонерок (3 орудия), одного 64-пушечного винтового линейного корабля, 4 винтовых фрегатов (34-44 орудия), 3 винтовых корветов (12-16 орудий), 10 винтовых шхун или канонерских лодок (2-3 орудия) и 8 колесных авизо (2-8 орудий); кроме того, имелось еще по 2 парусных линейных корабля, фрегата, корвета и брига (14-84 орудий).

Резервы состояли из 170 офицеров и кадетов, и 1.800 нижних чинов; этого количества людей хватало для укомплектования всех судов.

Укрепления Копенгагена с морского фронта были усилены; форты Трекронер и Превестеен получили казематированные валы. Между обоими морскими фортами построили новый форт Мелум.

Средства на все эти постройки были взяты из сумм, внесенных всеми государствами в 1857 году в размере 35 миллионов марок при уничтожении прежней пошлины за проход через Зунд.

Поздней осенью 1864 года Дания начала вооружение своих судов.

После расформирования флота Германского союза в 1852 году небольшой прусский флот усилился благодаря приобретению части его судов; затем была начата постройка кораблей в Данциге, а в 1855 году Пруссия выменяла у Англии за два строившихся там для нее колесных авизо, один фрегат и два брига.

В конце 1853 года было создано адмиралтейство и принц Адальберт Прусский был назначен «адмиралом прусских берегов и главным начальником флота». В Данциге основали верфь и базу для флота. В Штральзунде и на острове Денхольм устроили склады для флота.

В 1854 оду принц Адальберт подал официальный меморандум, в котором он требовал доведения флота до следующего состава: 9 винтовых линейных кораблей (90 пушек), 3 винтовых фрегатов (40 пушек), 6 винтовых корветов (24 пушки) и 3 паровых авизо, не считая имевшихся уже парусных и 40 гребных судов.

Руководство состояло из штаба начальника флота (Ober-Kommando) и морского министерства, во главе которого стал военный министр, генерал фон Роон.

На прусскую службу стали поступать шведские, голландские, бельгийские офицеры и офицеры бывшего союзного флота. В 1864 году в списках флота числилось уже 120 офицеров и кадет.

В 1864 году прусский флот насчитывал следующие суда: 3 винтовых корвета с закрытой батареей (28 орудий), 1 корвет с открытой батареей (17 орудий), 21 винтовую канонерскую лодку (2-3 орудия), 1 винтовой авизо, королевскую яхту «Грилле» (2 орудия), 2 колесных авизо (2-4 орудия), и кроме того, по 3 парусных фрегата и брига и 36 гребных судов.

В конце 1863 года все суда были переведены из Данцига в Свинемюнде у Штральзунда.

Следует особо отметить, что уже в 1853 году такая континентальная и военно-сухопутная держава, как Пруссия, граничащая только на своей окраине с Балтийским морем, начала делать шаги для приобретения участка побережья на Северном море для постройки военного порта, хотя флот ее находился еще в самом зачаточном состоянии. Это решение, принятое несмотря на имевшиеся уже крупные расходы на армию, является блестящим актом стратегической и торгово-политической предусмотрительности и патриотическим делом для будущности всей Германии на море. При этом не следует упускать из виду, что в 1850 году торговля Германии на Балтийском море была сильнее развита, чем на Северном (58% и 42%), и что самое крупное из германских государств, лежавших по побережью Северного моря, — Ганновер, — относилось к морским затеям Пруссии очень сдержанно и скорее даже враждебно, потому что оно само мечтало о контроле над выходом Германии в Северное море.

Осенью 1854 года Пруссия приобрела у Ольденбурга участок побережья у западного входа во внутреннюю бухту Яде, близ местечка Хеппенс, и сразу приступила к выполнению громадной гидротехнической задачи, — работам по выемке земли и т. п.

Таким образом возникла в Северном море новая морская база Пруссии (и впоследствии Германии) для защиты соседних ганзейских городов Гамбурга и Бремена, вдали от собственного государства, незащищенная слишком еще малочисленным прусским флотом, — в известном смысле — забытый пост.

События на море



В начале войны датский флот служил для перевозки войск и находился в крейсерстве — с целью беспокоить неприятельские берега. Затем были сформированы две эскадры для Балтийского и одна для Северного моря. Самая восточная из них, состоявшая из больших судов, крейсировала у Данцига и находилась с середины марта под командой контр-адмирала Ван-Докума. В западной части Балтийского моря командовал под брейд-вымпелом флотилией мелких судов орлогс-капитан (капитан 1 ранга) Максоль. Этой флотилии приходилось довольно часто перестреливаться с прусскими полевыми и осадными батареями.

Небольшой монитор «Рольф Кракен» не имел успеха даже против 12 см. пушек, хотя он в свою очередь не могли пробить его 4,5-дм. брони.

15-го марта началась блокада Свинемюнде-Штеттина, но действие ее было очень ограничено, благодаря большой дистанции, на которой держались датские суда, так что многим пароходам удавалось беспрепятственно входить и выходить.

16-го марта капитан 1 ранга Яхман произвел дальнюю разведку с корветами «Аркона» (28 пушек) и «Нимфа» (13 пушек), чтобы доказать, насколько датская блокада не соответствовала международным договорам.

Он условился на 17 число с флотилией, стоявшей в Грейфсвальдер-Бодден, относительно взаимной поддержки. Эта последняя вышла рано утром в составе колесного авизо «Лорелей» (2 пушки) и 6 винтовых канонерок и вошла по недоразумению в Прорер-вик, вместо того, чтобы стать севернее острова Грейфсвальдер-Ойе, для прикрытия пути отступления отряду Яхмана.

Этот же произвел разведку, чтобы не быть отрезанным с этой стороны и пошел затем к острову Ойе, где к нему присоединился авизо. Канонерки подошли ближе к берегу.

Около полудня на севере, в 50 милях от входа в порт, показались дымки датчан.

Яхман вышел им навстречу и в час пополудни увидел противника в числе шести судов. Это были: линейный корабль «Скьольд» (64 пушки), фрегаты «Зеланд» (флагманский корабль Докума) и «Торденскьольд» (42-44 пушки), 2 корвета (12-16 пушек) и один угольный транспорт.

Итак, против 43 прусских орудий датчане имели 180, но зато их линия была сильно растянута.

Находясь приблизительно в 8 милях к востоку от Ясмунда, капитан Яхман решительно пошел на сближение с противником, построив свои суда в строй фронта; авизо находился в середине. В 2,5 часа пополудни он открыл огонь с расстояния в 4.000 метров; подойдя на 1500 метров, он повернул на юг, стреляя залпами со всего борта; так как уже одни головные суда датчан «Скьольд» и «Зеланд» были в 2,5 раза сильнее его. Несмотря на уменьшившийся вследствие повреждений ход его судов, датчане не могли нагнать его, имея ход всего в 9 узлов.

Авизо отошел к стоявшим у острова канонеркам, которые делали несколько выстрелов с очень большого расстояния, а Яхману удалось в 7 часов вечера, с наступлением темноты, войти в Свинемюнде.

Датчане сделали 1200, пруссаки — 300 выстрелов; первые потеряли 3 человек убитыми и 19 ранеными (на флагманском корабле), последние — 5 человек убитыми и 8 ранеными. «Зеланд» и «Нимфа» пострадали больше всех; последняя имела 19 попаданий в корпус, 4 — в надстройки и несколько десятков — в рангоут.

Несмотря на вскоре начавшиеся случаи заклинения поршневых затворов у прусских 24-фунтовых орудий (затворы системы Варендорфа) и недостаточное обучение прислуги у нарезных орудий, пруссаки достигли все-таки довольно удовлетворительного процента попаданий.

Итак, первое сражение между винтовыми судами осталось нерешительным, но стратегический успех был на стороне пруссаков.

Яхман, произведенный за это дело в контр-адмиралы, вышел на следующий день далеко в море, но не встретил ни одного корабля противника.

Принц Адальберт телеграфировал ему: «только теперь, вашим лихим делом, положено твердое основание прусскому флоту».

Тем временем Австрия также изготовила большую часть своих морских сил. Командовавший в Леванте отрядом капитан 1 ранга фон Тегетгоф получил приказание выйти с двумя корветами в Лиссабон.

Но так как главные силы под начальством контр-адмирала Вюллерсторф-Урбэйра запоздали, то Тегетгофу было предписано идти дальше, а 23-го апреля он получил в Бресте приказание «идти быстро, но осторожно в Тексель и затем в Кукхафен». От адмирала он получил уже месяцем раньше указание соединиться в Текселе с прибывшей туда из Средиземного моря прусской флотилией (1 колесный авизо и 2 винтовых канонерки I класса) и производить с ними общие учения, не подчиняясь однако ни в коем случае пруссакам.

Отправленный в Немецкое море датский капитан I ранга Свенсон получил следующую инструкцию: защищать датскую торговлю в Немецком море и Ла-Манше; по возможности препятствовать проникновению в датские воды противника через Ла-Манш и Северное море; крейсеровать между Эльбой и островом Уайт; грузиться углем в английских портах от Портленда до Лейта и в Текселе или на банке Листер у северной оконечности острова Сильта с высланных туда английских угольщиков.

Англия рассматривалась, следовательно, как база снабжения.

У устья Везера и Эльбы им было взято в начале много призов, но затем, в Бремене, начали обменивать судовые документы германских судов на русские.

Впоследствии датские призовые суды стали признавать из только в том случае, если они были выданы прусским судовладельцам до 1-го февраля, а подданным остальных германских государств до 1-го марта.

Лучшим опорным пунктом Свенсона был остров Гельголанд, соединенный телеграфным кабелем с Англией. Губернатор очень симпатизировал датчанам и сообщал Свенсону о всех движениях австрийских судов.

Посланный на разведку корвет нашел у Текселя прусские суда. Получив известие (как оказалось впоследствии — ложное) о приближении Тегетгофа, Свенсон перешел 24-го апреля в Христиансанд в Норвегии, чтобы пополнить свои запасы и иметь лучшее сообщение со своим морским министром, 5-го мая он вернулся к Гельголанду; там он получил 8-го числа от английского корвета сведения, что поблизости находятся два австрийских и три прусских судна.

С приближением австрийцев общественное мнение Англии, настроенное в пользу Дании, пришло в сильное возбуждение; по его требованию эскадра контр-адмирала сэра Генри Дакра была вызвана из Португалии в Ла-Манш в составе 5 броненосных фрегатов, 1 винтового линейного корабля, 1 фрегата и 1 колесного авизо, чтобы воспрепятствовать активным действиям Австрии, так как по господствовавшему в Англии мнению, одна она являлась владычицей Северного моря.

Но в Копенгагене не верили, что австрийцы отступят перед этой угрозой и даже желали прихода Тегетгофа, рассчитывая легко разбить его небольшой отряд.

В конце апреля Тегетгоф вышел из Бреста, а 1-го мая из Гельдера дальше, на восток.

Перед тем, как войти в Северное море, ему пришлось из Дувра лично отправиться в Лондон, чтобы сделать там официальное заявление о том, что он не пойдет в Балтийское море.

Такой образ действий является крайне странным для нейтрального государства и небывалым превышением своих прав со стороны Англии. После того, как австрийское правительство объявило 1-го мая, что его эскадра не пойдет в Балтийское море, а предназначается только для защиты германского побережья в Северном море, Англия призвала лишь запасных флота и выслала два военных судна к Гельголанду для наблюдения.

8-го мая Тегетгоф вошел в Куксхафен, где он узнал о близости датчан. Рано утром 9-го мая Тегетгоф вышел в море с фрегатами «Шварценберг» (51 орудие) и «Радецкий» (37 орудий), одним четырехпушечным прусским колесным авизо и двумя канонерками (3 пушки).

Эскадра Свенсона состояла из двух фрегатов (флагманский корабль — «Ниль Юэль») и одного корвета.

Со стороны союзников имелось 87 орудий и 1.100 человек команды, у противника — 102 орудия и 1.020 человек, но так как австрийцы и пруссаки имели 26 орудий на поворотных станках, то артиллерийские силы противников были приблизительно равны.

Датчане приближались с севера в строе одной кильватерной колонны, союзники шли в двух кильватерных колоннах.

Тегетгоф держался все время между противником и прусскими канонерками, чтобы не дать их отрезать. Эти последние все-таки сблизились с противником на 650 метров, а большие суда даже на 370 метров.

После продолжительного боя на параллельных курсах, Тегетгофу пришлось взять курс на Гельголанд, в виду того, что мачта его флагманского корабля была вся охвачена огнем.

Через некоторое время он стал на якорь у этого острова. Датчане легли на обратный курс.

Потери: у датчан — 14 убитых, 54 раненых; у австрийцев — 37 убитых, 93 раненых; у пруссаков потерь не было.

«Шварценберг» имел 93 попадания в корпус. На основании полученного ночью приказания датчане пошли в Скагеррак, к норвежским берегам; союзники вернулись в Куксхафен.

Блокада была снята и, следовательно, конечный успех оказался на стороне союзников. Английская нижняя палата парламента приветствовала бурными аплодисментами сообщенное ей известие о том, что датчане выиграли сражение.

Тегетгоф был произведен в контр-адмиралы за его смелый образ действий.

Вскоре прибыл адмирал фон Вюллерсторф с главными силами австрийской эскадры, состоявшими из флагманского линейного корабля «Кайзер», одного броненосного фрегата, одного корвета, двух канонерок и одного авизо. Вскоре за этим последовало совместное предприятие союзников против датских морских сил, стоявших у западного берега Шлезвига.

Две австрийские и две прусские канонерки с несколькими ротами австрийцев заставили датчан сдаться, причем в руки союзников попало 20 судов.

В конце марта принц Адальберт вступил в командование флотилией у Рюгена, состоявшей из 22 военных судов и 7 вооруженных пароходов; сам он находился на яхте «Грилле».

В течение следующих месяцев произошел ряд стычек с большими датскими судами, при чем «Грилле» отличилась несколько раз.

Единственным последствием этих боев было еще большее ослабление датской блокады.

Конец войны. План высадки на Зеланд



12-го мая наступило краткое перемирие, заключенное благодаря английскому влиянию и во время которого главнокомандующим вместо Врангеля стал принц Фридрих Карл; начальником штаба был назначен Мольтке.

Против Фюнена нельзя было ничего предпринять из-за политических и дипломатических причин, но начатые во время перемирия приготовления к захвату Альзена, вылились по окончании этого перерыва в неожиданное нападение на остров на рассвете 29-го июня. Мольтке уже не рассчитывал на содействие флота и поэтому переправа произошла в одном из узких мест Альзенского пролива.

Монитор «Рольф Краке» подошел слишком поздно.

Немедленно начались приготовления к атаке Фюнена. Об этом деле принц доносил в середине июля королю: «... с другой стороны занятие Фюнена — единственный смертельный удар, который мы можем нанести Дании, пока мы не господствуем на море».

Но о дальнейших военных приготовлениях уже не приходится говорить; уже в середине июля прекратились военные действия, а 30 октября обе великие державы заключили в Вене с Данией мир, по которому Шлезвиг — Гольштейн и Лауенбург перешли к союзникам, так что у Дании осталось только два миллиона населения.

Мы уже видели, что только флот спас маленькую Данию от оккупации обеими великими державами, и что благодаря ему эти последние вскоре попали в довольно безвыходное положение. Так же ясно мы изложили то большое влияние, которое оказала на ход военных действий на суше и на море угрожавшая своим флотом Англия. Только ее моральная поддержка и поощряла датчан к дальнейшему сопротивлению.

Маленький датский флот достиг того, что острова не были заняты десантом и что датская морская торговля не терпела никакого ущерба, и спас кроме того армию от угрожавшего ей разгрома. Однако он уже не мог так сосредоточиться, как в 1848-50 годах, потому что на этот раз ему все-таки пришлось считаться с наличием морских сил у противника.

Успехи небольшого прусского флота можно назвать вполне удовлетворительными.

Король Вильгельм признал эту заслугу в своем приказе по армии от 7 декабря 1864 года в следующих словах: «Мой вновь основанный флот с достоинством стал рядом с сухопутными войсками и не считал в своем первом бою числа неприятельских кораблей».

<< Назад   Вперёд>>  
Просмотров: 2845
www.rumarine.ru ©История русского флота
При копировании материалов активная ссылка на www.rumarine.ru обязательна!
Rambler's Top100