-


Александр Больных.   XX век флота. Трагедия фатальных ошибок

Решающий во всех смыслах год



Как мы уже отмечали, битва за Гуадалканал стала решающей не как борьба за очень отдаленный и, скажем прямо, не слишком важный остров. Артиллерийские корабли союзников в ходе этой кампании сделали решительный поворот в сторону технологической войны. Радар окончательно заменил человеческий глаз в качестве средства наблюдения и орудийного прицела. Другое дело, что союзники пока еще не научились уверенно пользоваться им и допускали отдельные проколы, вроде боя у Коломбангры в июле 1943 года, но в целом ситуация неуклонно менялась в пользу американцев. Особенно это было заметно в воздушных боях. Если ранее хваленые японские асы на «Зеро» никак не могли доказать свое превосходство над «Уайлдкэтами», то теперь, после появления «Хеллкэтов» и «Корсаров», они потеряли последние шансы. Японцы проиграли воздушную войну над Гуадалканалом, высылая самолеты из Рабаула, а потом проиграли воздушную войну над Рабаулом. Японские авианосцы даже не посмели нанести удар по аэродрому Гендерсон, а вот американцы подобными сомнениями не терзались.

В ходе операции «Картвил» они, начиная с 12 октября 1943 года, постоянно бомбили Рабаул силами 5-й Воздушной Армии и австралийских ВВС. 9 эскадрилий И-25 и 6 эскадрилий Р-38 нанесли первый удар. После высадки на острове Бугенвиль 1 ноября японцы попытались повторить бой у острова Саво, но американский радар превратил бой в заливе Императрицы Августы в поражение японцев, которые потеряли легкий крейсер и эсминец. Но при этом адмирал Омори бодро рапортовал о своей победе, и японское командование решило окончательно добить разгромленный американский флот. Для этого в Рабаул были отправлены подкрепления, и там собралась внушительная эскадра: 7 тяжелых крейсеров, 3 легких крейсера, 11 эсминцев. По данным американской разведки, на соседних аэродромах базировалось до 150 самолетов. И против всего этого американское командование бросило Оперативную Группу 50.4 адмирала Шермана: авианосцы «Саратога» и «Принстон», 2 крейсера ПВО, 10 эсминцев.

5 ноября в 09.00 маленькая эскадра находилась в северной части Соломонова моря, всего в 230 милях на юго-восток от Рабаула. После команды «Поднять самолеты!» с авианосцев взлетели 52 F6F «Хеллкэт», 22 SBD «Доунтлесс» и 23 TBF «Авенджер». В резерве у Шермана не осталось ни одного самолета, а задачу прикрытия с воздуха авианосного соединения выполняли базовые истребители с аэродромов на Соломоновых островах. Хотя погода в районе маневрирования авианосцев была довольно дождливой и пасмурной, 97 самолетов нашли над Рабаулом совершенно чистое небо. В 10.29 американские самолеты появились над Рабаулом, где их встретили японские истребители и мощные зенитные батареи.

В последовавшей дикой свалке японское крейсерское соединение – главная цель налета – было разгромлено. Хотя ни один крейсер не был потоплен, зато 4 из 8 тяжелых крейсеров, находившихся в гавани, были тяжело повреждены бомбами. 3 эсминца получили небольшие повреждения. Вражеское сопротивление и плохое качество торпед снизили эффективность налета. В воздухе американские самолеты сбили 25 японских, еще 25 самолетов противника были «возможно» сбиты. Даже допуская, что эти оценки были завышены, легко увидеть превосходство американской авиации, так как американцы потеряли над Рабаулом 5 истребителей и 5 бомбардировщиков. Еще несколько американских самолетов были повреждены, но сумели вернуться на авианосцы. Не успели японцы оправиться от первого удара, как в воздухе появились американские базовые самолеты – 27 В-24 и 67 Р-38, которые еще больше увеличили хаос.

Приняв свои самолеты, адмирал Шерман повернул на юг, чтобы поскорее выйти из пределов досягаемости японских бомбардировщиков. Противник действительно поднял в воздух 18 торпедоносцев, однако они не сумели найти американские авианосцы.

Адмирал Хэлси, командующий американскими вооруженными силами на Соломоновых островах, был восхищен результатами налета. Он ожидал, что авианосцы получат тяжелые повреждения или даже вообще погибнут под ударами японской авиации. По словам Хэлси, результаты «превзошли наши самые смелые ожидания». В это время на «Саратоге» служил его сын. Повредив 4 тяжелых крейсера, «Саратога» и «Принстон» во многом устранили угрозу наступлению союзников на Соломоновых островах. Эти крейсера должны были обстрелять плацдарм морской пехоты на берегу Бугенвилля и попытаться уничтожить транспорты.

Хэлси решил повторить удар, и к нему подключилась ОГ 50.3 адмирала Монтгомери, которая состояла из новых авианосцев «Эссекс», «Банкер Хилл» и «Индепенденс». На новых кораблях находились новые самолеты, например бомбардировочная эскадрилья «Банкер Хилла» имела 33 новых бомбардировщика SB2C «Хеллдайвер», которые будут описаны ниже. Это был боевой дебют нового пикировщика, который должен был заменить ветерана «Доунтлесс».

11 ноября в 08.30 самолеты «Саратоги» и «Принстона» подошли к Рабаулу с востока, но их атаке во многом помешала низкая облачность. Вторая волна взлетела с авианосцев адмирала Монтгомери, маневрировавших в Соломоновом море юго-восточнее Рабаула, и прибыла к цели через час после первой. Адмирал Монтгомери смог отправить в атаку почти все свои самолеты, так как защиту авианосцев взяли на себя самолеты флота с береговых аэродромов. В гавани оказалось гораздо меньше кораблей, чем в прошлый раз, – всего 1 тяжелый и 3 легких крейсера и 10 эсминцев. Вдобавок командующий Объединенным Флотом адмирал Кога отправил в Рабаул самолеты 1-й дивизии авианосцев, так как был уверен в победе.

На сей раз японцы оказались начеку, и в воздухе над Рабаулом патрулировали около 70 истребителей. Утренний налет принес минимальные результаты. 1 тяжелый и 1 легкий крейсер и 2 эсминца были повреждены, а 1 эсминец, грузивший торпеды, взорвался и затонул. Несмотря на ожесточенное сопротивление в воздухе, американцы потеряли всего 7 самолетов, тогда как японцы – примерно 24.

Плохая погода помешала авианосцам Шермана провести вторую атаку, однако авианосцы Монтгомери заправили и перевооружили свои самолеты и снова подняли их в воздух в 13.25. Когда взлетала ударная группа, показались японские самолеты, вылетевшие из Рабаула. Всего в контратаке участвовали около 120 самолетов – истребители «Зеро» и бомбардировщики «Кейт», «Вэл», «Бетти». Так как полетные палубы американских авианосцев были забиты самолетами, ситуация очень напоминала атаку на японские авианосцы при Мидуэе полутора годами раньше. Но американские авианосцы имели «оружие», которого так недоставало японцам при Мидуэе, – радар; адмирал Монтгомери был готов и ждал. Он продолжал поднимать самолеты, пока японцы приближались. Авианосные и базовые истребители, которые заправились на авианосцах, находились в воздухе и встретили противника. Воздушный бой над авианосцами шел 46 минут. Ни один из 3 авианосцев и 9 эсминцев сопровождения не был даже поврежден. Ценой потери 11 самолетов американцы уничтожили почти 40 японских самолетов, вдобавок около 20 японских самолетов были сбиты над Рабаулом. Планировалась еще одна атака Рабаула, но адмирал Монтгомери отменил ее и отошел, чтобы успеть вернуться к Тараве к 18 ноября.

Налет 11 ноября позволил проверить возможности нового истребителя F4U-1 «Корсар», который ранее не сумел пройти испытания на борту авианосца. Береговыми истребителями, которые прикрывали корабли Монтгомери, были 24 F4U-1 «Корсар» и 12 F6F «Хеллкэт». «Корсары» прибыли на Соломоновы острова два месяца назад. Они уничтожили целую группу из 14 «Кейтов» и благополучно сели на «Банкер Хилл» и «Эссекс» для дозаправки.

Налеты авианосных самолетов на Рабаул 6 и 11 ноября значительно ослабили сопротивление высадке американцев на Бугенвилле. На корабли 1-й дивизии авианосцев вернулись всего лишь 52 самолета, поэтому японцы физически не могли отреагировать на высадку американцев на Гилбертовых островах.

Главное же, что эти налеты доказали со всей очевидностью: авианосцы могут сокрушить самую сильную ПВО и нейтрализовать базовую авиацию. Японцам это не удалось ни разу за всю войну, так как рейды декабря 1941 – апреля 1942 года не показательны. Союзники имели слишком мало сил.

Следующим серьезным испытанием стала высадка союзников на Марианских островах, которая началась с рейдов авианосцев. Американцы должны были уничтожить базовую авиацию японцев. Командовавший ею адмирал Какудзи Какута имел на островах около 1000 самолетов, так что он имел основания надеяться на успех, но все получилось иначе. Утром 11 июня Оперативное Соединение 58 подошло к архипелагу, и его заметили японские самолеты-разведчики. Воздушный патруль быстро их уничтожил. В 13.00, находясь в 200 милях к востоку от Марианских островов, авианосцы начали поднимать самолеты, хотя до сих пор атаки начинались обычно на рассвете. Тактика была изменена, чтобы добиться внезапности и ликвидировать возможность ночной воздушной атаки авианосцев, 208 истребителей F6F «Хеллкэт» и 8 «Авенджеров» должны были атаковать аэродромы Сайпана и Тиниана. Истребители уничтожили 36 японских самолетов и вернулись на авианосцы. В эту ночь американское соединение продолжало приближаться к захваченным противником островам. Единственной реакцией японцев стала ночная атака 10 «Бетти», которые ничего не добились.

Утром 12 июня воздушная разведка обнаружила маленький японский конвой, уходящий с Сайпана в Японию. Он был дважды атакован авианосными самолетами в этот же день и еще раз на следующий день. Спаслись немногие, летчики записали на свой счет 10 торговых судов, миноносец и 3 охотника за подводными лодками.

12, 13 и 14 июня авианосные истребители продолжали налеты на Гуам, Тиниан и Сайпан, обстреливая наземные сооружения, топя немногочисленные суда и сампаны, обнаруженные возле островов, и подавляя слабое сопротивление, которое пытались оказать японские зенитные батареи.

Ночью 14 июня 7 авианосцев оперативных групп 58.1 («Хорнет», «Йорктаун», «Батаан», «Белло Вуд») и 58.4 («Эссекс», «Каупенс», «Лэнгли») повернули на север и пошли к островам Иводзима и Титидзима, которые находились в 635 и 755 милях от Сайпана соответственно. Эти острова являлись важной промежуточной базой для японских самолетов, летящих из метрополии в район боевых действий. Контр-адмирал Дж. Дж. Кларк, командовавший всеми 7 авианосцами, запланировал первую атаку на полдень 15 июня. По пути к точке взлета авианосные самолеты и эсминцы прикрытия настигли и потопили японский транспорт.

В 14.30 с авианосцев взлетели истребители и появились над Иводзимой и Титидзимой. Снова слабое сопротивление было быстро подавлено. Американские самолеты уничтожили 38 японских самолетов, в основном на земле. Они также подожгли 3 маленьких транспорта и обстреляли наземные сооружения. Американцы потеряли 3 самолета. Плохая погода сорвала утреннюю атаку 16 июня, но после обеда 54 американских самолета снова атаковали Иводзиму. Потеряв 1 самолет, они уничтожили на земле несколько японских и отбомбились по аэродромным сооружениям. Соединение Кларка подошло на расстояние менее 700 миль к Японии. Так близко к территории противника не подходил ни один американский корабль со времен рейда Хэлси – Дулитла.

Затем адмирал Кларк отправил 35 самолетов для атаки аэродрома на острове Паган, лежащем к северу от Марианских островов. После этого обе оперативные группы пошли на юг и присоединились к остальным кораблям Оперативного Соединения 58, так как был обнаружен японский флот.

13 июня японское командование получило сообщение, что американские корабли обстреливают Сайпан и проводят тральные работы. Командующий авианосными силами адмирал Одзава приказал выходить в море, даже не подозревая, что весь план сражения уже рухнул. Японская авиация на Марианских островах была практически полностью уничтожена, и он мог рассчитывать только на свои самолеты, тогда как у американцев одних истребителей на быстроходных авианосцах было больше, чем у японцев всех самолетов вместе взятых. Снова авианосная авиация одержала победу над базовой.

Третьим и самым наглядным примером стала воздушная битва над Формозой в октябре 1944 года. В ходе подготовки к высадке на Филиппинах Быстроходное авианосное соединение атаковало Формозу, которая служила промежуточной базой для переброски самолетов из Японии на Филиппины.

Вечером 11 октября быстроходные авианосцы закончили заправку с 12 танкеров и повернули на запад. Малозаметный, но исключительно важный нюанс – американцы довели работу плавучего тыла флота до полного совершенства, в этом ни один флот мира даже близко к ним не подошел. Американцы не знали, что в начале сентября 2-й воздушный флот под командованием вице-адмирала Сигеру Фукудомэ начал переброску самолетов с юга Кюсю на Формозу, и к 12 октября на острове уже находились около 100 истребителей и 10 летающих лодок. В распоряжение адмирала Фукудомэ были переданы около 200 армейских самолетов, находившихся на Формозе, из них половина – истребители, а также около 30 боевых самолетов учебной группы флота. Но действия японцев были вполне предсказуемы.

Оперативное Соединение 38 подошло к Формозе незамеченным, и 12 октября в 05.44 авианосцы начали поднимать самолеты, всего в этот день было совершено 1378 самолето-вылетов – колоссальная цифра. Радар на Формозе обнаружил приближение американских самолетов, и адмирал Фукудомэ выслал навстречу 230 своих истребителей.

Он наблюдал за воздушным боем с земли. Адмирал вспоминал:

«Ужасный воздушный бой начался прямо над моей головой. Наши перехватчики со страшной силой обрушились вниз, на приближающиеся вражеские самолеты. Мне казалось, что наши самолеты действуют так хорошо, что я не желал лучшего спектакля. Самолеты падали вниз один за другим, объятые пламенем. «Хорошо сделано! Огромный успех!» – захлопал я в ладоши. Увы! К моему страшному разочарованию, присмотревшись внимательней, я обнаружил, что все сбитые самолеты были нашими истребителями, теми самыми, что не так давно гордо кружили над вражескими самолетами. Наши истребители были не более чем множеством яиц, брошенных на камень вражеского строя. Короткая стычка вылилась в наше общее поражение».

Треть японских самолетов на Формозе была уничтожена, а наземные сооружения сметены. Зенитный огонь был плотным, и американцы потеряли 48 самолетов в бою и авариях.

В первый раз за всю свою историю ОС 38 оказалось под присмотром множества ищеек, но действия японских самолетов нельзя назвать очень удачными. Корабельный радар заранее обнаруживал приближение японцев, и воздушный патруль встречал их. Эти ищейки вызвали ударные группы, и вечером вооруженные торпедами «Бетти» атаковали американские корабли, фактически совершая самоубийство, так как истребители и зенитный огонь без особого труда отражали спорадические атаки японцев. Всего японцы отправили в атаку 101 самолет, 40 из которых были сбиты вблизи от Оперативного Соединения 38, при этом ни один американский корабль не был поврежден.

В Токио адмирал Тоёда изучал сообщения о дневном бое. Преувеличенные сообщения неопытных пилотов родили у японского командования уверенность, что американцы понесли тяжелые потери. Начальник штаба Тоёды писал: «Сначала мы подумали, что японские самолеты нанесли американскому флоту очень тяжелые потери… Поэтому мы решили послать как можно больше подкреплений, чтобы нанести американскому флоту еще большие потери, а то и совсем уничтожить его». Поэтому адмирал Тоёда приказал отправить на Формозу частично укомплектованные авиагруппы 3-й и 4-й дивизий авианосцев, чтобы они приняли участие в бою. Можно сбиться со счета, пытаясь выяснить, сколько раз командование японского флота губило свои авианосные группы подобным образом. Напомним, что первым это сделал еще знаменитый Ямамото во время Операции I в 1943 году.

Следующий день, пятница 13 октября, оказался несчастливым для ОС 38. Первая атака авианосных самолетов началась в 06.14. Снова авианосные самолеты пронеслись над островом, атакуя многочисленные аэродромы, почти не встречая сопротивления.

Вечером снова вернулись торпедоносцы «Бетти». 4 самолета атаковали авианосец «Франклин», торпедоносцы шли очень низко над водой, и радар не обнаружил их. Когда их заметили, орудия открыли огонь, а истребитель F6F «Хеллкэт», собиравшийся сесть на авианосец, вместе с зенитками сбил один самолет. Корабли сопровождения сбили второй, но третий «Бетти» успел сбросить торпеду, прежде чем был сбит. Торпеда едва не попала в носовую часть корабля, который был спасен капитаном, успевшим дать полный назад. Четвертый «Бетти» тоже сбросил торпеду, которая прошла за кормой авианосца. Зенитным огнем торпедоносец был подбит и врезался в полетную палубу «Франклина». «Бетти» скользнул по ней, вспыхнул и упал в море, корабль получил незначительные повреждения.

При атаке другой оперативной группы в сумерках японские самолеты сумели попасть торпедой в новый тяжелый крейсер «Канберра». Адмиралу Хэлси сообщили, что крейсер получил серьезные повреждения и потерял ход. Он находился всего в 90 милях от берегов Формозы, в 300 милях от Лусона, примерно в 400 милях от Окинавы. Зато Улити, ближайшая американская база, находился в 1300 милях. Ранее в таких случаях союзники без колебаний топили поврежденный корабль, однако теперь адмирал Хэлси решил попытаться спасти «Канберру», так как чувствовал полную уверенность в своих силах. Тяжелый крейсер «Уичита» взял поврежденный корабль на буксир и потащил прочь от Формозы со скоростью 4 узла.

На рассвете 14 октября должны были появиться орды японских самолетов, чтобы прикончить «Канберру», поэтому адмирал Хэлси выделил дополнительные корабли сопровождения для усиления этой оперативной группы и приказал третий день подряд вести воздушные атаки Формозы. С авианосцев были подняты 246 истребителей и бомбардировщиков, но для усиления удара командование ВВС отправило для атаки Формозы 109 базирующихся в Китае тяжелых бомбардировщиков В-29 «Сверхкрепость». Одновременно с авианосцев Оперативной Группы 38.4 была поднята ударная истребительная группа для атаки аэродромов Лусона. Это должно было помешать японцам нанести удар с другого направления.

Весь день японские самолеты пытались прорваться к авианосцам. Они совершили 419 вылетов, но при этом самая крупная группа из 225 самолетов не смогла обнаружить американские корабли. Единственного успеха японцы добились уже в сумерках 14 октября, когда получил попадание торпедой легкий крейсер «Хьюстон». Он находился всего в 80 милях от принадлежащего японцам острова. Торпеда взорвалась напротив носового машинного отделения, и в течение 30 минут корабль принял 6400 тонн воды. Это составляло половину его водоизмещения! Его метацентрическая высота стала отрицательной, то есть крейсер мог перевернуться от малейшего толчка. Казалось, что «Хьюстон» тонет, и даже был отдан приказ команде оставить корабль, но потом было решено все-таки попытаться спасти крейсер. Тяжелый крейсер «Бостон» взял его на буксир и повел прочь.

Теперь Хэлси имел на руках 2 подбитых крейсера, которые требовалось буксировать, и обязанность прикрыть высадку на Лейте, назначенную на 20 октября. Вражеские воздушные атаки продолжались. 15 октября японские самолеты совершили 199 вылетов. Адмирал Хэлси решил было затопить поврежденные корабли, чтобы поскорее выйти из зоны действия японской авиации, но штаб сумел его отговорить. Американцы решили попытаться использовать преимущества сложившейся ситуации. Токийское радио трубило, что авианосное соединение практически уничтожено, потоплены 19 авианосцев, 4 линкора и множество крейсеров и эсминцев. Адмирал Хэлси сообщил генералу Мак-Артуру, что он временно приостанавливает обещанную поддержку. Затем адмирал сформировал эскадру-приманку вокруг 2 поврежденных крейсеров. Теперь они шли, ведомые океанскими буксирами, выделенными из состава танкерных групп. 2 легких авианосца, 1 тяжелый и 3 легких крейсера, 13 эсминцев остались с поврежденными кораблями, а по радио были отправлены «сигналы бедствия». Само же Быстроходное авианосное соединение отошло на большой скорости. 2 оперативные группы должны были скрываться неподалеку, дожидаясь появления японских кораблей, посланных добить подранков, а 2 другие группы должны были начать воздушные атаки Лусона. Когда все было готово, адмирал Хэлси радировал Нимицу, что «3-й Флот, как сообщило токийское радио, потоплен, а теперь воскрес и отходит на врага».

15 октября группа японских крейсеров и эсминцев покинула Внутреннее море, чтобы уничтожить приманку. Кстати, это была эскадра адмирала Сима, которая позднее столь безуспешно действовала в проливе Суригао. 16 октября японская авиация продолжала воздушные атаки американских кораблей, совершив 62 вылета. Но в этот же день японский разведывательный самолет заметил 2 ожидающие авианосные оперативные группы и сумел удрать, корабли, вышедшие из Японии, немедленно повернули назад. Японцы также потеряли много самолетов, пытавшихся атаковать поврежденные крейсера. Большая часть из них была сбита «Хеллкэтами» легких авианосцев «Кэбот» и «Каупенс», входивших в состав эскадры-приманки. Однако один японский самолет все-таки сумел прорваться к «Хьюстону» и попал в корму крейсера, прежде чем был сбит. Корабль получил новые повреждения, но остался на плаву, а буксир «Пауни» сохранил буксирный трос.

Некоторые потери ОС 38 понесло утром 15 октября, когда оперативные группы 38.1 и 38.2 атаковали Лусон. Один японский самолет, уже получив смертельные повреждения, сбросил свои бомбы прямо на бортовой элеватор несчастливого «Франклина»; повреждения оказались невелики, но 3 человека были убиты, а 12 ранены. Во время налета на Лусон при попытке атаковать американские авианосцы были сбиты около 20 японских самолетов.

После провала затеи с ловушкой Быстроходное авианосное соединение отошло на восток, прикрывая 2 поврежденных крейсера. Оба корабля благополучно достигли Улити 27 октября.

Атака американскими авианосцами Формозы стала самой крупной в истории битвой между авианосной и базовой авиацией. Японцы отправили в атаку против Оперативного Соединения 38 более 600 самолетов, но сумели только повредить 2 крейсера. Более половины авиагрупп 3-й и 4-й дивизий авианосцев, 154 самолета, были посланы из метрополии на Формозу, чтобы атаковать американские авианосцы. Однако они были уничтожены американскими истребителями. Поэтому, когда через несколько дней японский флот вышел в море, самолетов на палубах его авианосцев уже не было. Бой 10–16 октября стоил японцам почти 600 самолетов, уничтоженных в воздухе и на земле. Кроме того, американские самолеты потопили 34 торговых судна и несколько вспомогательных кораблей ВМФ, включая базу подводных лодок. Потери американцев составили 76 самолетов, сбитых в боях, и 13 погибших при авариях. Погибли или пропали без вести 64 летчика. 2 американских крейсера были тяжело повреждены, 1 авианосец получил легкие повреждения. Это была потрясающая победа авианосной авиации.

Путь вторжению на Филиппины был открыт. Результат действий Оперативного Соединения 38 просуммирован в книге «Кампании войны на Тихом океане»:

«Трудно переоценить значение японских потерь в сухопутных самолетах, понесенных от американской авианосной авиации в сентябре и в начале октября. Их совокупное влияние на авиационную ударную мощь противника оказалось решающим. Значительно меньшие потери сломили германскую авиацию в решающем сражении войны. Тогда самые крупные потери за один день составляли 178 самолетов, а потери немцев в течение двухмесячной Битвы за Британию были примерно равны потерям, понесенным японцами за один октябрь 1944 года. При обсуждении происшедших событий ответственные японские командиры единодушно объясняли проигрыш сражения в заливе Лейте и последующую потерю Филиппин слабостью свой базовой авиации, начало которой было положено ударами американской авианосной авиации. Октябрь видел конец японских авиационных сил в обычном понимании этого понятия: то, что некогда было грозным оружием, было по необходимости превращено в жертвенную армию управляемых снарядов».

Конечно, следовало бы описать крупнейшие сражения 1944 года – бой в Филиппинском море и сражения за Лейте, однако им уделено много внимания в только что вышедших книгах, поэтому ограничимся краткой информацией. Японцы с треском проиграли оба сражения и понесли большие потери. От полного уничтожения японский флот спасли только неумелые действия американских адмиралов. В Филиппинском море адмирал Спрюэнс продемонстрировал неуместную осторожность, а у Лейте адмирал Хэлси продемонстрировал прямо противоположное – бездумную смелость.

Все эти операции открыли американцам дорогу на Токио, однако они же имели не столь очевидный долгосрочный эффект. Уже с 1943 года все усилия американцев сосредоточены на совершенствовании действий авианосной авиации, повышения их эффективности, но не на отработке новых тактических приемов действий корабельного состава. Фактически наступает застой, ранее подготовленные приемы превращаются в неизменный шаблон, по которому проводятся все операции без исключения.

Если в начале войны корабельная авиация считалась полезным дополнением к артиллерии линкоров, то теперь не только главный калибр линкоров стал дополнением к авианосной авиации – нет, весь флот в целом постепенно становился не более чем придатком к собственной авиации. Если мы присмотримся повнимательней, то увидим, что флот постепенно превращается в огромный передвижной аэродром, вокруг которого строятся все операции. Свое логическое завершение эта тенденция получила в 1970-х годах в период войны во Вьетнаме.

<< Назад   Вперёд>>  
Просмотров: 2165
www.rumarine.ru ©История русского флота
При копировании материалов активная ссылка на www.rumarine.ru обязательна!
Rambler's Top100