-


Морской Генеральный Штаб в Токио.   Действия против русской Владивостокской эскадры

ГЛАВА IV. Появление Владивостокской эскадры в Корейском проливе



Поиск неприятеля 2-й эскадрой

Действия сторожевого судна «Цусима»

Адмирал Камимура после второго похода к Владивостоку с 2-м и 4-м боевыми отрядами, 1-м отрядом истребителей и 11-м и 15-м отрядами миноносцев, оставался в Корейском проливе специально для наблюдения за неприятельской эскадрой. Утром 2 (15) июня бывший на сторожевой службе крейсер «Цусима», находясь в 4½ милях на SO от острова Окиносима и меняя курс на WtS, заметил большое паровое судно, идущее противным курсом. Чтобы узнать его национальность и название, крейсер в 7 часов 16 минут утра снова изменил курс на NO и заметил еще другие дымы. Не прошло и нескольких минут, как он различил 3-мачтовое и 4-трубное военное судно, за ним однотипное судно и еще 3-мачтовое 2-трубное судно, т. е. эскадру состоящую из трех судов и спускающуюся на юг. Командир крейсера капитан 2 ранга Сенто, убедившись, что это Владивостокская эскадра, изменил курс на W к бухте Озаки, где находилась 2-я эскадра и послал предупреждение телеграммой о появлении близ острова Окиносима неприятеля. На неоднократно посылаемую телеграмму о появлении 3-х судов Владивостокской эскадры он, однако, не получал ответа, так как работа телеграфа прерывалась посторонним током. Приказав находившимся вблизи пароходам «Уго-Мару», «Фуио-Мару» и «Майко-Мару» спасаться, сам продолжал наблюдать за неприятелем, который, не преследуя крейсер «Цусима», шел на юг. Это утро было пасмурное, и крейсер «Цусима» потерял было из вида неприятеля, но в 8 часов 15 минут, перехватив телеграммы с «Такачихо» на «Идзумо» и «Нанива», капитан 2 ранга Сенто узнал о том, что его предупреждение достигло эскадры и потому, чтобы не терять из вида неприятеля, лег на курс OtN. В 8 часов 35 минут телеграфировал на эскадру, что неприятель, находясь близ Окиносима, идет на встречу 2-й эскадре и, чтобы не потерять его из вида, крейсер идет по тому же направлению. Затем впереди курса были слышны несколько выстрелов, а в 8 часов 45 минут на SW от Окиносима снова замечен неприятель; около 10 часов пошел дождь и стал сгущаться туман, так что крейсер то и дело терял из вида неприятеля, и с трудом поддерживали с ним связь. Хотя за это время капитан 2 ранга Сенто по временам слышал выстрелы и видел, что крейсер «Рюрик», отделившись от других судов, как будто бы расстреливает наше транспортное судно, однако все еще не мог различить в кого стреляют; в полдень на ONO милях в 12-ти от мыса Акасе, на острове Ики, видя плавающие шлюпки, доски, ящики и т. п., капитан 2 ранга Сенто убедился, что был расстрелян один из наших транспортов. В это время капитан 2 ранга Сенто снова увидел на Ost 3 неприятельских судна и 1 пароход, но сразу же потерял их в тумане и потому в 12 часов 15 минут телеграфировал эскадре положение неприятеля в полдень. В 12 часов 32 минуты были замечены 4 неприятельских судна[9], которые, по-видимому, шли на NW. Около 12 часов 40 минут была слышна сильная стрельба, а затем ветер и дождь усилились, и горизонт еще больше уменьшился. В 1 час 36 минут, неприятель был замечен в тумане на S в 10 милях от Окиносима, на расстоянии от крейсера около 4.000 метров, идущим на NW, но спустя немного времени он был вновь потерян из вида и, не смотря на поиски, не мог быть обнаружен; поэтому крейсер отказался от намерения поддерживать с ним связь и, решив полным ходом идти к флагманскому судну, лег на N. Но, не найдя 2-го боевого отряда, в 2 часа 55 минут заметил 4-й боевой отряд и в 3 часа 10 минут дня вошел в его строй.

Выход 2-й эскадры

Утром 3 (16) июня суда 2-й эскадры находились: 2-й боевой отряд («Идзумо», «Адзума», «Токива», «Ивате») и крейсер «Нанива» (флаг адмирала Уриу) в заливе Озаки. «Такачихо» и «Нийтака» стояли для ремонта в Такесики. Крейсер «Цусима» нес сторожевую службу, «Чихая» вышел на разведку на N в 5 часов утра, 11-й отряд миноносцев (№№ 72, 73, 74, 75) и миноносцы 15-го отряда миноносцев[10] «Хибари» и «Саги» стояли в Такесики, а «Удзура» и «Хаситака» в заливе Озаки.

В 7 часов 40 минут на «Идзумо» было получено донесение с крейсера «Цусима», что видна Владивостокская эскадра, и адмирал Камимура немедленно приказал готовиться всем судам к выходу в море, стоявшим в Такесики судам идти полным ходом в залив Озаки, «Чихая» приказал вернуться; сверх того он телеграфировал в управление порта в Бакан (Симоносеки) приостановить отправку судов, идущих на W, а в Главную Квартиру о выходе в море со всеми судами. Затем, в 8 часов 15 минут, зная из вторичного донесения с крейсера «Цусима» о нахождении неприятеля близ острова Окиносима, адмирал Камимура приказал бывшим в Такесики судам выйти вперед к мысу Коо-заки, а замеченные идущими на Ost пароходы отсылать полным ходом в Такесики и там ожидать прихода эскадры; 15-му отряду миноносцев приказал действовать по способности, а пароходам в Озаки-ван приказал идти укрыться в Такесики. Затем приказал крейсеру «Нанива» выйти в море вперед, а за ним вслед снялся с якоря 2-й боевой отряд, и чтобы как можно быстрее встретиться с неприятелем, пошел полным ходом к Окиносима, обогнув южный мыс; однако, в это время пасмурность сменилась дождем, и горизонт стал весьма мал. Вторая эскадра, выйдя из гавани, еще не сделала и нескольких миль, как снова нашел туман, и около 11 часов было видно кругом едва на 3.000 метров. В конце концов, 2-й и 4-й боевые отряды потеряли друг друга (крейсер «Нийтака», выйдя из Такесики в 10 часов 30 минут, присоединился к «Нанива»). 2-му боевому отряду спустя немного времени удалось встретить 11-й отряд миноносцев. В 11 часов 35 минут он вошел в Восточный пролив, но, затрудняясь определить свое место, сначала пошел к мысу Коо-заки и в 12 часов 10 минут дня, увидев его в 2½ милях на NNW ½ румба к W, лег на курс Ost ¼ румба к S. В 12 часов 15 минут, получив известие с крейсера «Цусима», что неприятель в полдень находился в 15 милях на S 5/8 румба к Ost'у у острова Оки, адмирал Камимура телеграфировал на этот крейсер, что 2-й боевой отряд идет на Ost вблизи мыса Коо-заки. Из этой депеши, о местопребывании 2-го боевого отряда узнал и вице-адмирал Уриу (он был произведен в вице-адмиралы 22 мая (4 июня)) и пошел туда с целью соединиться с этим отрядом. В 12 часов 32 минуты было получено известие с крейсера «Цусима», что неприятель, по-видимому, пошел на NW, и поэтому адмирал Камимура в 12 часов 43 минуты изменил курс на NO ½ румба к Ost'у, желая, обогнув остров Окиносима с севера, пойти наперерез курса неприятеля. Затем, в виду новой телеграммы с крейсера «Цусима», что около 1 часа дня неприятель, пройдя западную оконечность острова Окиносима, идет на N, адмирал Камимура, полагая, что крейсер «Цусима» все время держится в связи с неприятелем, рассчитывал, что таким образом 2-й боевой отряд будет осведомлен и, идя противным курсом с неприятелем, непременно встретится с ним. Однако, спустя немного времени было получено известие с крейсера «Цусима», что он из-за тумана потерял неприятеля из вида в 10 милях на S от острова Окиносима. Кроме того, ветер и дождь усилились, а пасмурность еще больше увеличила туман, так что ничего нельзя было видеть даже в 2 шагах. Немного спустя адмирал Камимура, продолжая идти тем же курсом, снова получил телеграмму с крейсера «Цусима», что хотя он снова заметил неприятеля, но опять потерял его из вида. Адмирал Камимура, полагая, что неприятель находится вблизи острова Окиносима, вероятно на расстоянии миль двух от крейсера «Цусима», решил, что будет лучше всего идти по направлению к этому крейсеру и потому в 2 часа 30 минут дня изменил курс на SOtO, направляясь к южной оконечности острова Окиносима. В то же время он телеграфировал о своем месте и намерении на крейсер «Цусима» и приказал тому дать знать о своем местонахождении. В 3 часа 5 минут с него была получена телеграмма, что в 3 часа 30 минут он наблюдал неприятеля в 5 милях на S от острова Окиносима, на расстоянии от крейсера около 4.000 метров, по-видимому, идущим на NW, но в виду сильного дождя потерял его из вида и после того обнаружить не смог; вместе с этим крейсер просил разрешения идти на соединение с эскадрой. Полагая, что неприятель идет, вероятно, на N с западной стороны от острова Окиносима и может внезапно появиться недалеко от нас в каких-нибудь 2.000―3.000 метрах, адмирал Камимура дал приказание остерегаться на всякий случай минного выстрела и продолжал идти далее. В 3 часа 30 минут направо по носу у «Идзумо» на расстоянии около 2 миль открылся остров Окиносима, почему немедленно изменили курс к югу от него. В это время была получена депеша от адмирала Уриу, что в 3 часа 10 минут крейсер «Цусима» вошел в строй отряда. Этот крейсер пытался встретить «Идзумо», но не смог и с трудом нашел 4-й боевой отряд. Адмирал Камимура, проверив все прежние донесения крейсера «Цусима» и его дальнейшие известия после присоединения к крейсеру «Нанива», решил, что неприятель должен быть уже к северу от нас, почему тотчас же от пункта в 3 милях на W от острова Оки изменил курс на NNW. В 3 часа 50 минут были замечены с «Идзумо» на 2 румба позади левого траверза на расстоянии нескольких тысяч метров 3 судна 4-го боевого отряда, но спустя немного времени они опять потерялись в тумане. В 4 часа адмирал Камимура снова запросил крейсер «Цусима» о предполагаемом курсе неприятеля. В это время телеграф перестал ясно работать, и только в 4 часа 45 минут был получен ответ: полагают, что неприятель пошел на N. Пасмурность снова увеличилась, и горизонт уменьшился. Почти отчаиваясь найти неприятеля, адмирал Камимура не мог придумать другого плана, как идти к острову Дажелет в надежде обнаружить там его на другое утро, и потому изменил курс на NNO. Начиная с 5 часов дня ветер усилился еще больше, и так как миноносцам трудно было держаться, то в 6 часов 20 минут вечера адмирал приказал начальнику 11-го отряда миноносцев идти к острову Дажелет самостоятельно на поиски и для атаки неприятеля и вернуться в Такесики кружным путем, а 2-му боевому отряду с 7 часов вечера приказал уменьшить скорость. С наступлением ночи засвежело еще больше, и сила ветра доходила до 5 баллов. Однако, с рассветом направление ветра изменилось, и его сила ослабела, дождь также перестал. Около 4 часов ночи 4-й боевой отряд впервые вошел в строй 2-го боевого отряда, а затем с приходом из Такесики «Такачихо» и «Чихая», адмирал Камимура поставил «Такачихо» в строй 4-го боевого отряда, а «Чихая» справа от «Идзумо». Было уже 7 часов 30 минут утра, а все еще не могли открыть острова Дажелет, почему адмирал прибавил ход и вскоре затем увидели остров. Около 8 часов 45 минут горизонт прояснился, но неприятеля вблизи острова не было видно; поэтому адмирал Камимура, думая, что неприятель пошел через Гензан, намеревался перехватить его на обратном пути и, находясь в 2 милях на SW 40° от острова Дажелет, взял курс на WNW ½ румба к W на мыс Болтина (Брут).

4 (17) июня в 4 часа 32 минуты утра была замечена земля и в 5 часов 8 минут, находясь в широте 40°39′ N и долготе 129°51′ Ost, изменили курс на SWtW к Гензану. В 11 часов 25 минут на SO был замечен как будто бы дым. Адмирал первым делом послал навстречу ему крейсер «Ивате», а в 11 часов 50 минут эскадра также изменила курс влево для сближения. Однако, вскоре удостоверились, что дымов нет и снова вернулись на прежний курс. В 12 часов 35 минут «Чихая» был послан вперед полным ходом в Гензан, а эскадра прибыла туда в 4 часа 41 минуту дня, где держалась некоторое время, не становясь на якорь. В 6 часов 31 минуту вернулся «Чихая». Адмирал Камимура, зная, что неприятель для того, чтобы вернуться во Владивосток, должен пройти мимо Дажелета или Гензана, решил, что лучший способ его нагнать, это обследовать это пространство, и потому дал курс SO ½ румба к Ost'у, а в 5 часов утра 5 (18) июня изменил курс на S ½ румба к Ost'у и с 6 часов приказал 4-му боевому отряду выйти вперед на 10 миль и растянуть строй для разведки, а «Чихая» занять место в 5 милях на левом фланге 4-го боевого отряда. В этот день стояла хорошая погода и ясный горизонт, но неприятеля так и не обнаружили. Адмирал Камимура с 4 часов дня вернул 4-й боевой отряд из строя разведки и поставил его за 2-м боевым отрядом. В 6 часов 55 минут встретился 11-й отряд миноносцев, который принес известие, что 3 (16) июня к югу от острова Окиносима были потоплены Владивостокской эскадрой военные транспорты «Хитачи-Мару», «Садо-Мару» и «Каназава-Мару» («Каназава-Мару» был назван ошибочно вместо «Идзуми-Мару», а «Садо-Мару» не затонул).

5 (18) июня утром Владивостокская эскадра появилась у острова Кодзима, провинции Осима, а в 10 часов утра того же дня прошла близ мыса Хенаси-Саки, провинции Муцу. Адмирал Камимура и его подчиненные едва сдерживали свое негодование, однако теперь ничего не могли поделать. 6 (19) июня в 8 часов 20 минут утра в сопровождении 11-го отряда миноносцев вернувшись в залив Озаки, адмирал телеграфировал в Главную Квартиру все подробности поисков неприятеля.

Еще перед этим 2 (15) июня в 9 часов утра начальник Морского Генерального штаба адмирал Ито, получив известие о появлении близ острова Окиносима 3-х судов Владивостокской эскадры, идущих на юг, немедленно сообщил о том в Главный штаб и другие управления. Так как одно за другим получали донесения о выходе в море 2-й эскадры, гибели военных транспортов и т. п., то в 10 часов 20 минут утра 3 (16) июня адмирал Ито телеграфировал главному командиру порта Куре, вице-адмиралу Сибаяма, выслать отряды миноносцев порта к западному берегу провинции Нагато для спасения экипажа с погибших пароходов. Затем, после полудня того же дня были получены сведения, что три русских судна в 4 милях на N от деревни Уга, уезда Чифу, провинции Оки, захватывают парусное судно, а затем утром 5 (18) июня известие из провинции Осима, что 3 русских военных судна держатся близ острова Кодзима, таким образом, стало известно о пребывании неприятеля на севере, о чем было передано повсюду для принятия мер предосторожности.

Походы 11-го и 15-го отрядов миноносцев

Утром 2 (15) июня 11-й отряд миноносцев был в Такесики. Получив известие, что Владивостокская эскадра появилась у острова Окиносима и идет на юг, капитан 2 ранга Такебе, начальник этого отряда, приказал своим миноносцам спешно собираться в залив Озаки и первым прибыл туда с миноносцами №№ 73 и 74; получив приказание адмирала Камимура идти к мысу Коо-заки для охраны и ожидать прибытия эскадры, немедленно вышел по назначению, прибыл туда в 10 часов 40 минут утра и держался у этого мыса. Немного спустя подошли миноносцы №№ 72 и 75. Затем в 12 часов 38 минут, заметив нашу эскадру, соединился с ней, став с ее левой стороны. В 6 часов 30 минут было получено приказание адмирала Камимура идти к острову Дажелет на поиски и для атаки неприятеля и затем кружным путем вернуться в Такесики. Отделившись от эскадры, пошли по назначению. С 8 часов ветер значительно усилился, и поднялась большая волна, так что качка на миноносцах доходила до 40°, почему уменьшили ход до малого, но волна все увеличивалась, и к тому же могло не хватить угля. Поэтому капитан 2 ранга Такебе, считая невозможным достичь пункта назначения, направился к мысу Сетозаки. 3 (16) июня с 2 часов ночи появился туман, и миноносец начальника отряда № 73 разошелся с другими. Меняя курс по способности в одиннадцатом часу утра с миноносца № 73 открыли остров Куросима и только тогда определились, что находятся у восточного берега Цусимы; поэтому капитан 2 ранга Такебе отменил поход к мысу Сетозаки, а в 3 часа дня вошел в Такесики, где и узнал, что 3 других миноносца находятся у мыса Сетозаки. Эти 3 миноносца, потеряв из вида головной, продолжали идти прежним курсом. Около 7 часов утра увидели остров Мисима, но за недостатком угля только в одиннадцатом часу утра подошли туда. Капитан 2 ранга Такебе приказал им идти в Такесики, а № 73 принять уголь и воду и идти в залив Озаки. В 8 часов утра 4 (17) числа прибыли 3 оставшихся миноносца, и им капитан 2 ранга Такебе приказал принимать уголь, а сам на № 73 вышел на N с целью встретить эскадру, но не встретив ее, вернулся в 2 часа дня в Такесики. Затем 5 (18) июня, узнав, что 2-я эскадра находится на обратном пути из Гензана, сразу же вышел ей навстречу с 4 своими миноносцами и около 6 часов вечера, наконец, встретился с ней у бухты Унковского. Затем в сопровождении эскадры в 8 часов утра 6 (19) июня вернулся в залив Озаки.

Миноносцы 15-го отряда «Хибари» и «Саги» утром 2 (15) июня находились в Такесики, а «Удзура» и «Хаситака» в Озаки. В 8 часов 5 минут, получив известие о появлении неприятеля, начальник отряда капитан 2 ранга Касама приказал 2 миноносцам, бывшим в Озаки, идти на пункт, назначенный адмиралом Камимура, а затем с «Хибари» и «Саги» вышел из Такесики в Озаки. Получив приказание от адмирала Камимура идти к мысу Коо-заки и крейсеровать там, чтобы в случае встречи пароходов отправлять их укрыться в Такесики, а затем действовать по способности, капитан 2 ранга Касама в 8 часов 50 минут спешно отправился со своими 4 миноносцами к Коо-заки. В одиннадцатом часу встретил 11-й отряд миноносцев и поручил начальнику этого отряда передать адмиралу Камимура, что, для того чтобы следить за неприятелем и предупреждать пароходы об опасности, 15-й отряд отправился к острову Ики, в 10 часов 45 минут пошел к находящемуся у северной оконечности острова Ики острову Вакамия. По дороге встретил 3 рыбачьих лодки и расспросил их о неприятеле. Так как, по-видимому, последний сюда не подходил, то капитан 2 ранга Касама несколько изменил курс с среднего фарватера на S, в это время дул сильный NO с дождем, и в 3-х милях ничего не было видно, но капитан 2 ранга Касама в поисках неприятеля, пренебрегая дождем и ветром, понемногу шел к острову Ики и в 12 часов 55 минут полагая, что находится в 3-х милях на NW от бухты Кацумото-ура, увидел впереди курса горы острова. Неприятеля не было. Опять повернул на N, но с одной стороны в виду позднего времени, опасаясь пропустить соединение с эскадрой, а с другой, в виду становившегося все более и более плохим горизонта, временно изменил курс и направился к мысу Коо-заки за получением известий. Не найдя эскадры, отряд отправился в Такесики. При входе в залив Огучи встретил сторожевое судно порта Такесики, от которого узнал, что эскадра идет на S, а 11-й отряд вошел в Такесики (по ошибке 18-й отряд был принят за 11-й). Войдя в Такесики получил известие, что «Нийтака» и «Такачихо» вышли из порта до полудня, но 11-го отряды не видали. Капитан 2 ранга Касама, полагая, что соединиться с 11-м отрядом миноносцев будет трудно, и опасаясь, что русская эскадра, отвлекши наш флот в восточный проход, воспользуется туманом, чтобы пройти вокруг мыса Карасаки в западный проход, и уйдет к Порт-Артуру, только что хотел было идти к мысу Карасаки, как получил известие, что слышны выстрелы в стороне Миура-ван, изменил намерение и пошел к мысу Коо-заки, Была крупная волна, и миноносцы теряли 2―3 раза друг друга из вида, почему капитан 2 ранга Касама, опасаясь выходить далеко, стал крейсеровать между заливом Огучи и островом Арисом (Sentinel).

Утром 3 (16) июня он снова вернулся в Такесики и, собрав различные донесения, хотел было передать их адмиралу Камимура, но, не зная о местонахождении эскадры, не мог этого сделать. За неимением другого плана решил идти через мыс Коо-заки к острову Окиносима на поиски неприятеля. Выйдя из Такесики в 11 часов утра, в пути встретил миноносец «Камоме» — 19-го отряда, и № 73 из 11-го отряда, и, узнав от последнего, что рандеву эскадры на этот день назначено у острова Дажелет, решил прямо идти туда; но снова получил известия, что неприятель как будто бы снова появился у острова Окиносима, и потому в 1 час 45 минут дня пошел к этому острову, но неприятеля не нашел. Зато узнав, что на этом острове спаслись 80 человек с «Садо-Мару», снял их и распределив на свои миноносцы, вернулся в Такесики в 12 часов 35 минут ночи 4 (17) июня. Спасенные люди были немедленно высажены на берег.

Около 3 часов 30 минут ночи согласно известию, что на Ost ясно слышны выстрелы и полагая, что вернулись русские суда на юг от острова Оки, и они стреляют по нашим пароходам, решили для разведки и чтобы дать о том знать эскадре идти туда. Окончив в 8 часов утра приемку угла и воды, немедленно пошел к Мисима, в 5 часов дня был в 12 милях мористее от этого острова и повернул на остров Оки; в 7 часов 30 минут встретил 2 парусника, идущих на W и спросил у них о неприятеле, но ничего не узнал. Поэтому изменил курс и пошел к острову Окиносима; близ острова Цуно-сима встретил рыбачью лодку и спросил о неприятеле, но получил ответ, что хотя и слышали выстрелы, но военных судов не видели. В то же время заметили на SSO как бы луч света прожектора и пошли на него. После полуторачасового хода положение луча нисколько не изменилось, но в полосе его света различили остров Футаи и, определив, что это свет с крепости Бакан (Симоносеки), повернули и пошли к острову Окиносима, а затем, через мыс Карасаки, в Такесики. По дороге встретили 11-й отряд миноносцев, шедший навстречу эскадре и только тогда узнали, что наша эскадра идет из Гензана в Такесики. Тогда командир 15-го отряда решил, в виду нахождения неприятеля далеко на севере, после приемки угля и воды идти для соединения с эскадрой, о чем и дал знать 11-му отряду. В 12 часов 30 минут дня вошел в Такесики, но в 7 часов 30 минут, узнав о прибытии эскадры в залив Озаки, отменил поход, ожидая ее возвращения.

Катастрофы с "Садо-Мару", "Хитачи-Мрау" и "Идзуми-Мару"

Военный транспорт «Садо-Мару» (6.226 тонн), имея на борту войска в числе свыше 1.000 человек, вышел из Удзина в Ентоа 1 (14) июня в 5 часов вечера; 2 (15) июня в 7 часов утра прошел пролив Бакан, в 7 часов 50 минут, имея на левом траверзе острова Сиродзима, взял курс на W и спустя 20―30 минут хода почти нагнал вышедший накануне в 10 часов утра из Удзина пароход «Хитачи-Мару». В этот день с 9 часов 30 минут утра пошел мелкий дождь, и видимость горизонта стала очень мала, однако в 9 часов 50 минут вдалеке, по носу с левого борта, заметили черный дым, а около 10 часов с шедшего впереди «Хитачи-Мару» был сигнал: «Вижу неизвестное судно», и в то же время «Хитачи-Мару» начал поворачивать вправо, о чем вахтенный сигнальщик сейчас же доложил офицеру-посреднику капитан-лейтенанту запаса Комаку. Тот немедленно поднялся на мостик и увидел, что по носу с левого борта в 3 милях, сближаясь, идет русская эскадра из 3 крейсеров с «Россией» во главе. Желая бежать, приказал командиру дать полный ход и повернуть вправо. Нос уже повернулся градусов на 45, когда неприятель открыл огонь, но снаряды падали впереди, не попадая. Посредник сам пошел вниз за начальником эшелона полковником инженеров Тамура и, снова поднявшись на мостик, вступил с ним в совещание — что делать при настоящих обстоятельствах. Неприятель, продолжая стрелять, поднял сигнал: «Остановиться», и потому посредник заготовил соответствующий ответ, но продолжал идти вперед. Неприятель приближался. Убедившись, что убежать не удастся, капитан-лейтенант Комаку, остановил судно и снова спустился в каюту для совещания с начальником эшелона. В это время как шло спешное совещание с начальником эшелона полковником Тамура, подполковником артиллерии Сато, подполковником инженеров Такеуки, майором инженеров Хасино, с мостика передали, что на «Рюрике» поднят сигнал: «Спустить шлюпки», и потому посредник немедленно приказал это исполнить; но на судне было смятение и не легко было это сделать. Когда с крейсера повторили сигнал: «Возможно скорее оставить судно», посредник тотчас же ушел с совещания и, отдавая распоряжения по спуску шлюпок, в то же время приказал трем штатным сигнальщикам уничтожить секретные книги и карты. Затем снова спустившись в каюты, заявил сухопутным офицерам, что так как неизвестно когда и какие меры примет неприятель, держа сигнал об оставлении судна, то при этих обстоятельствах наилучшим будет, если он сам отправится на неприятельское судно и определит нужное для высадки время, затем, в сопровождении переводчика Умеда Киоси (он был старшиной японского населения в Дальнем до войны и теперь ехал туда по собственным делам на «Садо-Мару»), сел на фунэ и отправился на «Рюрик». Прибыв на крейсер, он обратился к старшему офицеру с заявлением, что на «Садо-Мару» находится свыше 1.000 человек некомбатантов и потому для оставления судна требуется два часа времени. Тот сначала дал один час срока, но затем изменил на 40 минут и сверх того не отпустил посредника вернуться на пароход, едва лишь позволив вернуться шлюпке, но так как она двигалась очень медленно, то Умеда упросил командира крейсера передать приказание на шлюпке с крейсера и определить срок 40 минут с момента прибытия шлюпки на «Садо-Мару». Командир судна согласился на это, приказал спустить шлюпку и послал на ней вместе с Умеда мичмана. Эта шлюпка, забрав военного врача 3 класса Миязава, 14 человек некомбатантов, 8 человек судового состава и 4-х англичан, а всего 27 человек, вернулась на крейсер. Однако, спустя немного времени «Рюрик», получив приказание с «России» от вице-адмирала Безобразова: «Прийти скорее», выпустив по «Садо-Мару» две мины, присоединился к бывшим вблизи двум другим судам. Хотя на «Садо-Мару» от минных пробоин вода быстро прибывала, однако, к счастью, он избежал затопления; все работали над выкачиванием воды и пароход был на плаву, когда в 13 милях на OSO от Окиносима к нему подошли «Накахино-Мару» и «Исе-Мару» для оказания помощи. 3 (16) июня бывшие на острове Окиносима 80 человек из потерпевших крушение (эти 80 человек спаслись на шлюпках или на фунэ) были сняты 15-м отрядом миноносцев и отправлены в порт Такесики. Утром 4 (17) июня несколько трупов из экипажа парохода были подобраны подлежащим порту Куре 7-м отрядом миноносцев[11] и доставлены в Модзи. Затем «Садо-Мару» на буксире «Сакадо-Мару» и «Куре-Мару» был отведен к острову Футаи, где к ним присоединились «Такасаго-Мару» и № 2 «Урага-Мару». Спустя немного времени на «Сакадо-Мару» был потерян винт, он не мог идти дальше. В виду этого «Такасаго-Мару» взял на буксир «Садо-Мару» и повел к острову Муцурен, вода постепенно прибывала и плавание становилось затруднительным. Поэтому в 6 часов 40 минут «Садо-Мару» отбуксировали к берегу и поставили на глубине в малую воду в 5 сажень у Хаедомари. С тех пор днем и ночью изо всех сил выкачивали с него воду и производили спешную заделку пробоин; 16 (29) июня пароход был уже способен к переходу и, так как ремонт было решено производить в Нагасаки, то около полудня 17 (30) июня его взяли на буксир «Такасаго-Мару» и № 2 «Урага-Мару» и повели в Нагасаки, куда и благополучно прибыли после полудня 19 июня (2 июля).

Военный транспорт «Хитачи-Мару» (6.175 тонн), имея на борту свыше 1.000 военно-сухопутных чинов, вышел из Удзина в Нандензы в 10 часов утра 1 (14) июня. Проведя ночь на якоре в Хесаки, 2 (15) июня с рассветом он вышел снова и около 10 часов утра, идя по морю Генкайнада, услышал выстрелы, а спустя немного времени в стороне острова Окиносима показались в тумане 3 русских военных судна. Посредник капитан 2 ранга запаса Ямамура, желая избежать неприятеля, полным ходом пустил пароход к берегу и в то же время приказал своим 3 сигнальщикам уничтожить секретные книги и карты. Стоя среди падающих снарядов, он спокойно отдавал разные распоряжения, но, наконец, был сражен неприятельским снарядом. Кроме него было значительное число убитых и раненых, но капитан парохода англичанин John Gamber продолжал идти вперед, рассчитывая скрыться. Начальник эшелона подполковник Сучи (командир 1-го гвардейского резервного полка) собрал вокруг себя команду, спокойно огляделся кругом и сказал: «Знамя на всю жизнь доверено нашей защите, я, Сучи, разделю участь знамени. Императорский рескрипт (армии), карты и книги должны быть уничтожены. Те из нас кто счастливо останется в живых, передайте эти мои слова», после чего сейчас же сам разорвал знамя, а знаменщик подпоручик Окубо сломал древко и бросил его в огонь, и когда оно догорало, подполковник Сучи с улыбкой покончил с собой. Остальные офицеры кто кончил жизнь самоубийством, кто был убит. (Капитан парохода John Gamber был ранен в ногу, старший механик англичанин James H. Grass был убит при входе в машину; англичанин штурман 1 разряда S.J. Bishop бросился в море. Все три погибли). Солдаты, согласно завещанию командира полка, раздевались и бросались в море. Из них спаслись лишь немногие, кто будучи подобран рыбачьими лодками, кто держась за плавающие предметы; таким образом было спасено: сухопутных нижних чинов 133, морских 1, команды парохода 18, а всего 152 человека. Около 3 часов дня машинное отделение и кормовая часть «Хитачи-Мару», зажженные неприятельскими снарядами, представляли из себя море пламени, и пароход, наконец, затонул кормой. К тонувшему пароходу, несмотря на сильное волнение, ветер и дождь, подошла рыбачья лодка, побросала в воду весь свой груз и приняла к себе 37 человек; но в виду крупной волны она не могла двигаться и оставалась на воле волн; только на другой день 3 (16) числа около 2 часов дня она пришла в Модзи. Спасенные 37 человек были посажены на «Тоса-Мару» и 4 (17) в 2 часа дня прибыли в Удзина.

Военный транспорт «Идзуми-Мару» (3.229 тонн), возвращался из Ентоа в Удзина и 2 (15) июня около 9 часов утра, в море у берегов провинции Чикузен, встретил неприятельскую эскадру. Будучи обстрелян с «Громобоя», попытался было уйти полным ходом, направившись к берегу, но неприятель приближался и стрелял без перерыва; на нем было убито 7, ранено тяжело 12 и легко 13 человек. Убедившись в невозможности побега, капитан остановил пароход и, посадив команду на 4 шлюпки, направился с ними к неприятелю (в пути одна из них перевернулась, но люди были спасены на шлюпку с «Громобоя»). Всего было спасено 105 человек. Казенные документы, почта и прочее все было сожжено перед оставлением судна. Затем около 2 часов дня 3 (16) июня неприятель, в виду острова Оки, остановил парусное судно № 9 «Унко-Мару» (шел из Миике в гавань Канаиси, провинции Кага, с грузом кокса) и пересадил на него из числа спасенных 22 человека. Эта шхуна немедленно направилась к берегу. 5 (18) июня на рассвете в море у военного порта Майдзуру она была замечена патрульным судном № 1 «Тенкио-Мару» и у него на буксире приведена в порт. Освобожденные неприятелем люди были переданы от управления порта заботам штаба крепости Майдзуру.

В всеподданнейшем донесении командующего русским Тихоокеанским флотом вице-адмирала Скрыдлова говорится:

1. Всеподданнейше доношу Вашему Императорскому Величеству следующее: 30-го мая для действия на морские сообщения японской армии отправился отряд крейсеров в составе крейсера "Россия", под флагом вице-адмирала Безобразова, крейсера "Громобой" и крейсера "Рюрик". В ночь на 7-е июня отряд возвратился во Владивосток. О своем крейсерстве начальник отряда доносит: утром 2-го июня отряд подошел с севера к Симоносекскому проливу и, находясь от него в 20 милях, заметил по курсу на горизонте два парохода, за которыми и начал погоню; догнать пароходы не удалось за дальностью. В это время открылось третье судно, овладеть которым было поручено крейсеру "Громобой". Пароход этот, оказавшийся затем транспортом "Идзуми-Мару", не останавливался, несмотря ни на какие требования, пока в него не попало несколько снарядов, после чего он остановился, и люди с него стали бросаться за борт. Сигналом "Громобой" потребовал оставления людьми парохода, что и было выполнено на двух шлюпках, а плававшие в воде люди были подобраны катером с крейсера и приняты на "Громобой". Транспорт же "Идзуми-Мару", в три с лишком тысячи тонн, занимавшийся перевозкой войск и грузов на театр военных действий, был потоплен выстрелами. Среди 105 человек, принятых с транспорта на крейсер, находилось 17 офицерского звания. Потопив пароход "Идзуми-Мару", с крейсера "Громобой" были усмотрены еще два парохода, на которые он и устремился. Настигнутые суда оказались транспортами "Садо-Мару" и "Хитачи-Мару", каждый около шести тысяч регистровых тонн; на транспортах кроме воинских грузов оказалось: на первом — мастеровые телеграфного ведомства при 12 офицерах, кони и понтоны; на втором — более 1.000 человек войска и воинский груз. Завладение "Садо-Мару" было поручено крейсеру "Россия", "Хитачи-Мару" — "Громобою", от которого "Хитачи-Мару" пытался уйти; после того, как несколько предупредительных выстрелов по транспорту для его остановки не оказали действия, по транспорту был открыт огонь; тогда он и остановился. На сигнал об оставлении парохода людьми пароход не обратил внимания, и только после нескольких принудительных выстрелов стал спускать шлюпки. Транспорт тонул очень медленно, вследствие чего "Громобою" было приказано поспешить потопить пароход, что крейсером вскоре и было исполнено. Преследуемый крейсером "Россия" транспорт "Садо-Мару", после нескольких сделанных по нему выстрелов, остановился и, по требованию сигналом стал спускать шлюпки и боты, которых на нем было особенно много. Шлюпки спускались торопливо и некоторые опрокинулись, остальные приняли на себя значительное число людей и направились к находившимся в виду островам Тоусима и Икисима. Погода тихая, море совершенно спокойно. Крейсеру "Рюрик" было приказано взять к себе офицеров, нижних чинов и команду, но из всех чинов оказалось возможным принять только 4 иностранцев, служивших на пароходе, и 25 офицеров, остальные чины не покидали транспорта. Тогда крейсеру "Рюрик" было приказано потопить его минами. От первого взрыва транспорт не утонул, вследствие чего было приказано выпустить в него вторую мину, от которой транспорт стал погружаться. Считая дело с транспортом оконченным и в виду наступившей пасмурности, отряд отправился в дальнейшее крейсерство. Все время за действием отряда следил японский крейсер. На следующий день на пути к Сангарскому проливу был встречен британский пароход "Аллантон". Посланному для его осмотра офицеру шкипер заявил, что идет из Мурорана в Сингапур с грузом 6.500 тонн угля. Опрос команды, осмотр документов и неисправность вахтенного журнала в связи с прежней деятельностью парохода по перевозке военной контрабанды в Японию, заставили сомневаться в нейтральности его груза и вынудили отправить его во Владивосток с конвоем военной команды под начальством лейтенанта Петрова 10-го для разбора действий парохода в местном призовом суде. Кроме этого парохода за остальное время крейсерства других судов отряд не видел. На пароходе оказался один интеллигентный японский подданный, видимо не принадлежащий к судовому составу. Об изложенном всеподданнейше доношу Вашему Императорскому Величеству.

2. Всеподданнейше доношу Вашему Императорскому Величеству: сегодня 8-го июня, возвратилось во Владивосток из экспедиции к берегам Японии отделение миноносцев, отправленное мною 2-го числа под командой Великого Князя Генерал-Адмирала капитана 2 ранга Виноградского. Миноносцы подходили к самому порту Иезачи, на острове Хоккайдо, войти в который им помешал туман. Миноносцы захватили и уничтожили несколько промысловых и перевозочных шхун, одну из которых привели в порт. При осмотре документов и грузов обнаружилось, что большая часть шхун везла рыбные продукты и рис в порты Сасебо и Симоносеки.

Действия Владивостокской эскадры

Про действия Владивостокской эскадры известно следующее: эскадра после своего возвращения во Владивосток 14 (27) апреля не предпринимала далеких смелых походов, а лишь по временам, по-видимому, для разведки выходила из гавани. В то время как наша 2-я эскадра постоянно крейсеровала по Японскому морю, русские суда появлялись лишь по близости от залива Петра Великого.

Еще ранее главный командир Черноморского флота вице-адмирал Скрыдлов, будучи назначен командующим Тихоокеанским флотом вместо погибшего вице-адмирала Макарова, 14 (27) апреля выехал из русской столицы и намеревался было прямо проехать в Порт-Артур, но так как этот порт уже был окружен нашими войсками, то в середине мая он прибыл во Владивосток и поднял свой флаг на крейсере «Россия», а контр-адмирал Карл Петрович Иессен перенес свой флаг на крейсер «Громобой». Русское правительство решило отправить на Восток новую эскадру, а бывшая там эскадра получила название 1-й Тихоокеанской эскадры, начальником которой 2-го мая был назначен вице-адмирал Петр Алексеевич Безобразов, а вице-адмирал Скрыдлов стал начальником Соединенного флота. Вице-адмирал Безобразов также пребывал во Владивостоке и поднял свой флаг на крейсере «Россия», а адмирал Скрыдлов перебрался на берег. 2 (15) мая контр-адмирал Иессен на «Богатыре» вышел на разведку, несмотря на бывший в этот день туман. Во время плавания крейсер сел на камни у мыса Брюса в 20 милях на SW от Владивостока. Для спасения первым делом был послан пароход «Надежный», а с 3 (16) мая туда то и дело ходили крейсера и прочие суда. Работы велись днем и ночью, и хотя много раз попытки стащить не удавались, но, наконец, 2 (15) июня крейсер был благополучно снят с камней и приведен во Владивосток.

30 мая (12 июня) адмирал Безобразов с крейсерами «Россия», «Громобой» и «Рюрик» вышел из Владивостока в Корейский пролив. По-видимому, главной целью этого похода было нападение на наши военные транспорты в этом проливе.

В записках одного офицера с "России" говорится:

"Первоначальный план этого крейсерства: идем через восточный пролив к острову Кельпарт и там 2 дня предполагаем крейсеровать между ним и островом Росса для перерыва сообщений Японии с южной Кореей; назад вернемся западным Корейским проливом, а в случае если не удастся прорваться, то идем в Артур… раньше хотели прорываться через Цусиму ночью, чтобы обратно нас не ждали, да почему-то передумали и решили пройти пролив 2/15-го ранним утром".

2 (15) июня на рассвете крейсера подошли к острову Ики. Около 9 часов утра увидели наш военный транспорт «Идзуми-Мару»[12].

За ним погнался «Громобой» и сначала поднял сигнал: «Остановиться». Видя, что сигнал не исполняется, выпустил в пароход несколько снарядов и, наконец, потопил его.

В записках офицера с "России" говорится:

"Первый снаряд попал в рулевое отделение, третьим снарядом была пробита подводная часть, но пароход не останавливался и только после нескольких попавших 6" снарядов остановился".

С него было спасено 105 человек. В то же время заметили «Хитачи-Мару» и «Садо-Мару». «Россия» пошла к «Садо-Мару», а «Громобой» к «Хитачи-Мару», и так как оба парохода не слушались сигнала: «Остановиться», то «Громобой» в конце концов потопил «Хитачи-Мару» 8 выстрелами из орудий и пуском 1 мины. «Россия» также открывала огонь, но так как «Садо-Мару» затем остановился, то крейсер прекратил огонь и приказал подходившему «Рюрику» снять некомбатантов: посредника Комаку, переводчика Умеда, 4 англичан судового состава и 21 японца, а всего 27 человек. Поручив окончательно разделаться с «Садо-Мару» «Рюрику», «Россия» отошла мористее. Затем начальник эскадры приказал «Рюрику» вернуться скорее, и этот крейсер, выпустив по пароходу 2 мины, но не удостоверившись, что пароход затонул, удалился на соединение со своими судами (в это время «Россия» и «Громобой» уже отделились от «Рюрика» и были близ острова Окиносима) и все вместе снова направились в сторону провинции Оки для захвата наших торговых судов и зафрахтованных пароходов, идущих с углем из Мурорана или Отару. 3 (16) июня около 9 часов утра, находясь на высоте Майдзуру, увидели английский пароход «Allanton» (4.252 тонны), остановили его и, после осмотра, задержали и отправили во Владивосток (прибыл туда 6 (19) июня); в тот же день около 2 часов дня, заметив шхуну № 9 «Унко-Мару», приказали ей остановиться. На нее были пересажены 23 человека из числа взятых в плен на «Идзуми-Мару» и отпущены.

Рано утром 5 (18) июня эскадра подошла к Сангарскому проливу, а с 8 часов утра легла на обратный курс к Владивостоку. Около 3 часов 6 (19) июня подошла к мысу Поворотному и оттуда вдоль берега шла на W; к вечеру подойдя к Аскольду, во избежание мин пошла Амурским проливом и в 8 часов вечера вошла во Владивосток. Говорят, что 112 человек из числа взятых пленных (в том числе 4 англичанина, несколько раненых и больных) были оставлены в местном морском госпитале, а прочие 24-го июня в особом поезде отправлены в Иркутск. Еще перед этим, находившиеся под охраной эскадры несколько миноносцев под командой капитана 2 ранга Виноградского вышли из Владивостока. 2 (15) июня и 3 (16) июня у острова Окусири потопили шхуны «Ансей-Мару» (105 тонн) и «Хачиман-Мару» (136 тонн), а шхуну «Хотоку-Мару» после осмотра освободили, 4 (17) июня потопили шхуну «Сейей-Мару» (69 тонн). 5 (18) числа у Мацумае осмотрели и отпустили шхуну «Хако-Мару» (238 тонн). 6 (19) июня захватили шхуну «Хакуцу-Мару» (211 тонн), место неизвестно. С этого дня нашел густой туман, к тому же погода испортилась; миноносцы отправились обратно и вернулись во Владивосток 7 (20) июня к ночи. Сначала «Хакуцу-Мару» они вели на буксире до полудня 7 (20) числа, но из-за свежей погоды буксир несколько раз рвался; поэтому, поставив на шхуне паруса, отправились самостоятельно во Владивосток, куда она и прибыла той же ночью.



<< Назад   Вперёд>>  
Просмотров: 2025
www.rumarine.ru ©История русского флота
При копировании материалов активная ссылка на www.rumarine.ru обязательна!
Rambler's Top100