-


Павел Лихачев.   Эскадренные миноносцы типа Форель (1898-1925)

ПОСТРОЙКА



Война 1904 года перевернула и расплескала затхлый омут адмиралтейских кабинетов. Она вошла в страну жестоким, безжалостным и неподкупным прокурором. Наступало время расплаты за эпоху застоя в годы правления Николая II. Стране, перешедшей в 1898 году на золотое обеспечение рубля, пришло время расплачиваться за свое предпоследнее место в Европе по военному бюджету на душу населения — 2 рубля 50 копеек (на 1897 год).* Расплачиваться за соотношение 60 миллионов рублей, выделенных "на флот" в 1897 году, к выделенным в том же году 151 миллиону рублей морского бюджета в "отсталой и нищей Японии". **

Но только когда началась война, стали спешно снаряжать эскадры и слать подкрепления. И каждый шаг, сделанный на этой войне, стоил в десятки и сотни раз больше, чем грошовые довоенные "экономии". В пышущую топку войны летели не "пачки ассигнаций" — в зареве Порт-Артурских пожаров сгорало будущее великой Империи. Броненосцы 2-й эскадры Тихого океана уже стояли у достроечных стенок, но эскадра не могла быть послана в далекий поход без включения в неё достаточного числа эсминцев. С учетом перегруженности верфей и дефицита времени (военного времени!) было принято решение: заказать "недостающее число" миноносцев за границей.

Возможность размещения заказа в Англии серьезно не рассматривалась ввиду её заведомо прояпонской позиции. К тому же совсем недавно Франция выполнила русский заказ на постройку 5 истребителей типа "Форель". Теперь же речь шла о заказе тем же заводам сразу 11 эскадренных миноносцев этого улучшенного типа. Аналогичный заказ на 10 "разборных" эсминцев (т. е. предназначенных для перевозки железной дорогой и последующей сборки во Владивостоке) был размещен и на верфях Германии.

По четыре корабля предполагалось к постройке на заводе "Форж и Шантье" в Гавре и Ла-Сене. Оставшиеся три миноносца брался построить в Гавре завод А. Нормана.

Переговоры велись только от имени завода "Форж и Шантье" и держались в такой тайне, что даже русский морской агент во Франции Г.А. Епанчин узнал о них только в конце сентября, и причем из "частных источников" ***.

* "Россия" Энциклопедический словарь Брокгауза- Ефрона стр. 180.

** Там же. стр. 184.

*** Принятое в Императорском флоте наименование должности военно-морского атташе.


Эскадренные миноносцы типа "Лейтенант Бураков”. 1904 г. (Теоретический чертеж корпуса)


В предварительном договоре Морское министерство категорически настаивало на самых кратчайших сроках готовности: начать все испытания кораблей не позднее ноября 1905 года с тем, чтобы, совершив самостоятельный переход зимой 1905–1906 годов, они могли принять участие в боевых действиях. Это не оставляло времени для проектирования других вариантов, кроме как использование уже готовой и отработанной документации на ранее построенные миноносцы типа "Форель": спецификация на них была утверждена МТК 30 сентября 1904 года.

"Форж и Шантье" начал постройку стремительно, даже не дожидаясь юридического оформления контракта. К декабрю 1904 года обшивка первого эсминца была уже доведена до верхней палубы, закончена поковка валов и отливка основных частей механизмов. Гораздо хуже обстояло дело на заводе Нормана: без документации "на предъявление поставщикам" срывались своевременность поставок и контрактные сроки. Контракт на "поставку 11 эскадренных миноносцев" стоимостью по 1 590 тысяч франков (В сумме 17 490 тысяч франков) был подписан только 10 декабря 1904 г. Он был подписан главным директором завода "Форж и Шантье де ла Медитерране", с французской стороны и начальником отдела сооружений ГУКИС контр-адмиралом А.Р.

Родионовым, с русской стороны. При этом французская сторона получала право поручить постройку трех из них заводу Нормана в Гавре, которым она и воспользовалась.

Сроки же окончательной сдачи определялись статьёй пятой контракта "не позднее 1(14) ноября 1906 года". Шестая оговаривала неустойки за недобор каждой четверти узла до "контрактной скорости". Статья седьмая оговаривала неустойку в размере 100 франков за каждый день, в течение первых двух месяцев. В дальнейшем размер неустойки возрастал, и по истечении 4 месяцев "заказчик" имел право на расторжение контракта.

Был оговорен ряд "форсмажорных" обстоятельств, но только при условии их засвидетельствования русскими инженерами, наблюдающими за постройкой. На ряду со стихийными бедствиями в их число на этот раз внесли стачки и забастовки, чего так и не удалось достигнуть при составлении контракта на предшествовавшие им "форели". И нельзя не отметить, что по причине "срочности заказа" каждый из "Бураковых" — так называлась вторая серия — практически равнялся по цене двум "форелям".

Уже в сентябре 1904 года МТК одобрил строительную спецификацию. 12 октября контр-адмирал А.Р. Родионов сообщает в Петербург, что во Франции уже заготовили строительные материалы и теперь он рекомендует, не откладывая, назначить наблюдающим за постройкой старшего инженер-механика Петрова. 12 октября МТК отдает соответствующее разрешение А.Р. Родионову.




Эскадренные миноносцы "Ловкий" в 1908 г. (вверху) и "Лихой" (два фото внизу)


4 ноября завод "Форж и Шантье" просит о присылке по одному компасу каждого типа, для составления чертежей их размещения на корабле и подгонки на месте. Завод настоятельно просил сделать это не позднее января 1905 года. Через месяц последовал аналогичный запрос от наблюдающего за постройкой.

Он просил о присылке: одного лота Томсона, одного лага, командирской койки и чемодана общего образца, матраца и одеяла. Всё это было выслано в Гавр на имя старшего помощника судостроителя Лебедева.

Уже ко 2 декабря первый "контрминоносец" обшили внешней обшивкой и для него отлили основные части главных механизмов, выковали и подготовили к установке гребные валы. Строительство продвигалось настолько успешно, что наблюдающий за постройкой корабельный инженер Г.И. Лидов сообщил в начале февраля в Петербург о возможности досрочной сдачи некоторых из них. 28 апреля первым четырем из них были присвоены названия, и одновременно их зачислили в состав флота.

В эти же дни завод срочно просит прислать из России воздухонагнетательные насосы, круговые рельсы торпедных аппаратов, установки (станки) артиллерийских орудий и компасы.

В целях "наивозможной секретности" предстоящий спуск первого из них ("Лейтенанта Буракова") было приказано проводить "без церемонии", русский флаг не поднимать, а русским офицерам находиться в штатском. Такие же меры предосторожности предприняли и при спуске миноносцев в Германии, на заводах Круппа.

10 июня завод в очередной раз воззвал к МГШ: "Ускорьте поставку компасов!". На это последовал неожиданный ответ: "Штатные компасы привезут и поставят гг. офицеры по прибытии на корабли. Русские компасные установки вам выданы не будут, устанавливайте свои, наличные, по временной схеме". По прошествии каких-то десяти дней в МГШ пришла ожидаемая телеграмма. Капитан 2- го ранга Винтер сообщал из Гавра: "Сегодня, 20 июня 1905 года, в 9 часов утра спущен на воду эскадренный миноносец "Лейтенант Бураков"*.

Но если у "Фордж и Шантье" работа шла вполне успешно, то постройка трех "нормановских" миноносцев затягивалась настолько, что сдачу заказчику уже приходилось планировать уже на декабрь 1905 года.

Несмотря на огромную переплату "За срочность заказа", "исполнители" резко снизили интенсивность работ на кораблях. 26 октября Лебедев особо обращает внимание на это очевидное несоответствие.

А в это время Морское министерство судорожно изыскивало способы доставки кораблей в Россию. Вся деликатность ситуации заключалась в том, что, по существовавшему в то время международному законодательству "комплектация и выход в море судов под флагом одной из воюющих стран из третьей" являлись серьёзным нарушением международных юридических норм. Рассматривался даже вопрос о возможности их перехода в Россию под французским флагом. Ситуация разрешилась только в виду близкого окончания войны.






<< Назад   Вперёд>>  
Просмотров: 3690

www.rumarine.ru ©История русского флота
При копировании материалов активная ссылка на www.rumarine.ru обязательна!
Rambler's Top100