-


Павел Лихачев.   Эскадренные миноносцы типа Форель (1898-1925)

СЛУЖБА



В ходе очередного переоборудования 1908 года "бураковы" были дополнительно оснащены оборудованием для ведения минных постановок. Минные рельсовые пути проложили по "решетчатому настилу". Там же при выходе на минную постановку располагались и мины заграждения.

В результате этого дополнения перегруженные корабли "достигли и превысили" 400тонный рубеж водоизмещения. Реальная загрузка корабля при углублении на 1 дюйм (при 420 тоннах водоизмещения) составила около 6,7 тонны. Соответственно упала и скорость, и до критических величин снизилась остойчивость. Все более очевидным становился заведомо устарелый проект "бураковых" на момент их постройки, а тем более ко времени службы.

К этому добавлялся и огромный некомплект личного состава (последствия прошедшей войны и революции), усугубляемый заведомо недостаточным финансированием флота в 19061909 годах. В связи с предстоящим в 1909 году уходом в запас 8314 нижних чинов призыва войны 1904–1905 гг. и много меньшим "призывом мирного времени" (6600 человек) ожидалось дальнейшее ухудшение комплектации личным составом.

Служба "молодых стариков" в межвоенные годы не отличалась изобилием событий. Рутинная "работа" кораблей "второй линии" была на редкость однообразна. В ней не было ни "далеких походов", ни "ответственных поручений". Положение стало меняться с приходом нового командующего флотом адмирала Николая Оттовича Эссена — лучшего и достойнейшего ученика С.О. Макарова. Комфлотом не служил во флоте — он жил в нем, создавая ту изумительную военную машину Балтийского флота, которую "зловредные тевтоны" так и не смогли победить.

В 1913–1914 годах был проведен очередной и последний (как оказалось) капитальный ремонт "бураковых". На них заменили винты, провели большое количество профилактических работ, заменили все котельные трубки.

Напряженность боевой учебы быстро нарастала. Не так просто оказалось выдерживать темп обучения "школы Эссена". Недостаточная выучка оборачивалась ростом чрезвычайных происшествий.

Так, 25 октября 1913 года эсминец "Летучий" вышел в море для определения девиации. По возращении он приблизился к месту стоянки, намереваясь занять место между "Лихим" и "Мощным". Неожиданно "Летучий" дал задний ход и покатился кормой вправо. Несмотря на предупредительные свистки и отмашку красным флажком с кормы, маневр запоздал примерно на одну минуту и "Летучий" ударил левым кормовым отводом паровой катер, стоявший у борта учебного судна "Двина" (бывший крейсер "Память Азова"). Отвод сломался, серьёзно повредив катер.

На эсминце был также сломан и правый отвод.

Следствие установило, что, получив по машинному телеграфу команды "малый вперед", машинисты ошибочно дали задний ход.

Новое столкновение, произошедшее 22 апреля 1914 года, имело гораздо более серьёзные последствия. Около 14 ч 35 мин в ходе перестроения дивизиона из строя фронта в строй кильватера поворотом на 8 румбов вправо "Легкий" запоздал с маневром. Решив войти в строй и описав циркуляцию, командир "Легкого" капитан 2-го ранга Павел Викторович Вилькен, увеличив скорость, попытался войти в строй вслед за "Крепким". Но, несмотря на уменьшение скорости при вхождении в строй, "Легкий" продолжал опасно сближаться с "Крепким". Была дана команда "Руль вправо!" и "Правой машине полный назад". Но прежде чем машина успела заработать назад, "Легкий" коснулся форштевнем "Твердый" в районе правого борта на уровне кормовой пушки.

Удар был такой, что "… от удара я покачнулся и ухватился за поручни мостика", — говорил на следствии матрос 2-й статьи "Крепкого" Петр Александрович Васягин. В момент столкновения "Крепкий" имел 17-узловой ход. В первые минуты последствий столкновения видно не было. Но через 30 мин поступил доклад о появлении воды в трюме под унтер-офицерским помещением. Через несколько минут вода поднялась выше трюма и выступила на жилой палубе. На "Крепком" запустили водозаборный эжектор и подняли сигнал "Имею пробоину", и корабль вышел из строя.


В базе


На юте


После постановки "Крепкого" в док установили следующие повреждения: отломаны кромки 3-х лопастей правого винта на глубину от 2 до 4-х дюймов, помята наружная обшивка на два фута выше и ниже ватерлинии у шпангоутов №№ 40, 41 и 42, шпангоут № 42 сломан, 40й и 41-й отошли от листов и дали трещины. Стоимость устранения повреждений составила 250 рублей. "Легкий" повреждений не имел.

Последовавшее за несколько недель до начала первой мировой войны столкновение "Мощного" с "Лихим", к счастью, не имело значительных последствий для обоих.

Не имея достаточного количества сил на море с первых же дней войны, Н.О. Эссен должен был использовать все наличные корабли с "наивозможнейшей интенсивностью". Уже 13 августа к месту гибели немецкого крейсера "Магдебург" в числе других кораблей выходят миноносцы "Рьяный" и "Лейтенант Бураков". На последнем держит флаг начальник Приморского фронта Балтийского моря. Идя в плотном, державшемся до второй половины дня тумане, в 11 ч 40 мин объявили боевую тревогу и выпустили торпеду в "неизвестный крейсер"… Парой минут спустя "незнакомец" был опознан как крейсер "Паллада". По счастью, торпеда прошла мимо, как и четыре ответных залпа "Паллады".

Подойдя к месту гибели "Магдебурга", корабли приняли участие в эвакуации немецких военнопленных. "Лейтенант Бураков" принял на борт командира немецкого крейсера, двух офицеров и 57 нижних чинов.

Десятого октября миноносцы 8 дивизиона ("Ловкий" — брейнд-вымпел, "Молодецкий", "Лихой", "Искусный" и "Крепкий") выходят в Ботнический залив, сопровождая крейсерскую бригаду. Идя вне территориальных вод Швеции, они осматривают встречные пароходы. 16 октября в 5 часов утра ими был арестован и приведен к крейсерам немецкий пароход. Затем "Лихой" отправился в Раумо, сопровождая захваченный приз, а соединение продолжило крейсерство.

Острая нехватка сил вынудила командование на рискованный шаг: в конце ноября дивизион получил приказ на ведение минных поставок. Отправка в штормовое море 12 декабря 1914 года восьми перегруженных и маломореходных эсминцев 4-го дивизиона оказалась безусловной и трагической ошибкой. Эсминцы испытывали сильную качку, доходившую временами до 30°, их сильно заливало. Корабли все больше и больше подвергались обледенению — лед покрывал надстройки и даже мины, изготовленные к постановке.

Катастрофа произошла около 12 ч 45 мин когда дивизион находился вблизи о. Юссаре, в устье Финского залива. Эсминец "Исполнительный" мгновенно опрокинулся и затонул в течение трех минут. С подошедшего "Летучего" успели передать на флагман, что причина гибели "Исполнительного" неизвестна, но было отмечено отсутствие на нем взрыва. В следующее мгновение и "Летучий", как вспоминали очевидцы, "как-то неестественно" зарылся в воду носовой частью и переломился в районе кормовой трубы. Его агония заняла те же две-три минуты. На "Исполнительном" погибло 64 человека, на "Летучем" 65. Спасенных не было.

Устаревшие во всех отношениях корабли после такой катастрофы использовались уже мало и с большими ограничениями. Ничем особо не отличившись в ходе дальнейших боевых действий этой войны, "бураковы" благополучно дожили до "октябрьских событий".

Исключение составил только "первенец серии" сам "Лейтенант Бураков", еще в феврале 1912 года выведенный из состава дивизиона и переклассифицированный в посыльное судно. 30 июля 1917 года посыльное судно "Лейтенант Бураков" подорвалось в проливе Лезунд (Аландские острова). Минное заграждение, поставленное немецкой подводной лодкой "UC-78" в районе с координатами 59°59′ с.ш., 20°09′ в.д. выполнило свою задачу. Взрыв произошел в центральной части корабля, и маленький миноносец (по меркам конца 1-й мировой войны) был буквально разорван надвое, в районе первой трубы. Носовая часть затонула почти мгновенно, кормовая через 11 мин, на глубине около 20 метров. Из команды "Буракова" погибли 23 человека.


На шкафуте


Повреждение на камнях эскадренного миноносца "Мощный" у острова Рухольм 3 октября 1915 г.

3 октября 1915 г. в 9 ч эскадренные миноносцы ’’Мощный” и ’’Искусный” снялись с якоря на рейде Лапвик, имея назначение отправиться к острову Люм. Головным шел миноносец ’Мощный”, а ему в кильватер на расстоянии 0,5 кабельтовых следовал ’Искусный”. Миноносцы благополучно обогнули веху № 1 и легли на створ недействовавших мигалок Рен нонбуксен; не доходя острова Кепмангшер, они начали склоняться вправо к нордовой вехе № 3 у острова Рухольм.

В 9 ч 22 мин на ’Мощном” почувствовали несколько сильных ударов кормовой частью о грунт. Командир корабля немедленно застопорил машины и поднял шары ”на стоп” с тем, чтобы предупредить заднего мателота об изменении хода. Когда командиру ’’Мощного” было доложено о появившейся течи в кормовом патронном погребе он приказал пробить водяную тревогу и, еще не зная о количестве поступавшей воды, направил миноносец к вестовой оконечности Кепмангшера с тем, чтобы находиться на малых глубинах. Когда ему стало известно, что течь незначительна и что с ней можно легко бороться одним эжектором, командир снова приказал повернуть на большие глубины, где был отдан якорь. Под миноносец пытались завести подкильные концы для пластыря, но это сделать не удалось. Для удаления воды эжектор пускался через восемь минут, и она держалась на уровне стеллажей с патронами, которые пришлось выгрузить на барбет кормового орудия.

Все происходившее с миноносцем ”Мощный” было замечено на посту СНиС, откуда прислали моторный катер с запросом, не нуждается ли корабль в помощи буксиров или тральщиков, стоявших на Тверминнеэском рейде. Винты ”Мощного” от повреждения работали плохо, создавая сильную вибрацию корпуса, вследствие чего командир считал свой корабль ненадежным для оказания помощи своему спутнику ”Искусному”, который, следуя за передним мателотом, также сел на камни.

Вскоре к месту аварии миноносцев подошли 4 тральщика, причем тральщик ”Фугас” подал буксир на ”Искус ный” и без особых затруднений снял его с мели. Таким образом, через 51 м после посадки "Искусный” оказался на чистой воде, не имея повреждений. Закончив спасательные работы, миноносцы снялись с якоря, причем ”Мощному” пришлось идти под одной левой машиной, имея ”только 100 об в мин. с расчетом избежать сильной вибрации корпуса, скорость хода при этом не превышала 6 узлов.

”Искусный” следовал вблизи ”Мощного” в качестве конвоира. Когда на ''Искусном” убедились в исправной работе машин, он взял ”Мощный” на буксир и увеличил ход до 12 узлов. Миноносцы, следуя корабельным фарватером, благополучно прибыли в Гельсингфорс.

У ’’Искусного” повреждений не было. Жертв также не было.


Повреждение на камнях эскадренных миноносцев "Лихой" и "Искусный" в районе маяка Пакерорт 5 мая 1916 г.

5 мая 1916 г. в 4 ч 55 мин эскадренные миноносцы 8-го дивизиона ”Лихой” и ’’Искусный” вышли из гавани Балтийского порта и отправились в море для несения дозорной службы. Головным шел миноносец ”Лихой”, а на расстоянии 5 кабельтовых в кильватере 12-узловым ходом следовал ’Искусный” (140 об/мин). На траверзе мыса Пакерорт начал спускаться туман, который через 25 мин уплотнился так, что кораблям определить свое место не представлялось возможным, однако миносцы продолжали идти дальше по счислению. Начальник дивизиона, видя неблагоприятную метеорологическую обстановку, при которой происходило плавание, в 6 ч 15 мин решил стать на якорь, для чего вызвал лотовых на лот и команду наверх, но спустя несколько минут по носу головного миноносца вдруг были замечены камни. Командир ’Лихого” дал машинам ”полный назад”, но не прошло минуты, как корабль, идя еще по инерции вперед, носом врезался в мелководье.

”Искусный”, заметив происшедшую аварию со своим мателотом, также дал ”полный назад”, но его инерция была настолько велика, что миноносец носовой частью прошел до траверза кормового торпедного аппарата ”Лихого”. Таким образом, оба миноносца оказались на камнях, ожидая изменения погоды.

Командир ”Лихого” приказал инженер-механику осмотреть трюмы для выяснения, имеются ли повреждения в подводной части. Одному из офицеров было приказано приготовить подкильные концы и пластырь и в случае необходимости покрыть пробоину. Трюмным инженер-механиком была обнаружена течь в корпусе миноносца под цепным ящиком в месте прежнего повреждения, залитого цементом. Точных сведений о полученных миноносцем повреждениях у командования не имелось, и командир ”Лихого” на всякий случай решил выяснить характер глубин вокруг миноносца, для чего приказал спустить шлюпку; промером было установлено, что глубины у фор-штевня не превышали 2,4 м, в то время как к корме они быстро увеличивались, достигая 4,3 м. Повреждения ”Искусного” от посадки на камни оказались в кормовой части корабля. Они выражались в помятости лопастей его винтов и в потере способности слушаться руля. Когда туман рассеялся, то оказалось, что миноносцы сидели на камнях в расстоянии: 1 мили от маяка Пакерорт.

В 8 ч 02 мин с ’Лихого” завезли буксир на ”Искусный”; давая задний ход, ”Лихой” самостоятельно снялся с мели. ”Искусный” снялся с мели без особых затруднений. Ввиду полученных миноносцами повреждений они принуждены были прервать поход и направиться обратно в Балтийский порт, куда и вошли в 8 ч 50 мин. На обратном пути на ”Лихом” было замечено изменение девиации до 7° в NW и SO четвертях, что произошло от сильной тряски корпуса корабля.

Случай аварии миноносцев рассматривался комиссией, причем расследованием было установлено:

1) штурманская служба обоих миноносцев оказалась не на должной высоте (корабли лагов не несли, счисление вели неаккуратно, компасы работали ненадежно);

2) головной миноносец ”Лихой”, несмотря на туман и не имея точных сведений о глубинах, шел слишком большим ходом;

3) ’Искусный” следовал за головным миноносцем, не принимая мер навигационного обеспечения;

Дело закончилось наложением взысканий на начальника дивизиона и на командиров кораблей.


Повреждение от столкновения эскадренных миноносцев "Мощный" и "Громящий" 10 ноября 1916 г.

10 ноября 1916 г. эскадренные миноносцы ”Мощный” и ”Громящий”, находясь в море при мглистой погоде и произведя поворот ’влево, столкнулись. От таранного удара ”Мощный” получил подводную пробоину в левом борту, а ”Громящий” получил пробоину в таранном отделении, которое было свернуто влево. Несмотря на полученные обоими миноносцами повреждения, они пришли в Гельсингфорс без посторонней помощи. Оба миноносца нуждались в заводском ремонте, из которых ”Громящему” требовалось заменить носовую часть.

Миноносцы дошли до базы благодаря тому, что переборки обоих кораблей воду сдержали*.

* Из книги К. П. Пузыревского Повреждения кораблей, борьба за живучесть и спасательные работы. М. Военмориздат. 1942.




Моряки Балтики; унтер-офицер с "Крепкого" П.Я. Лелявинов в 1916 г. (вверху), братья А. и И. Торены с "Исполнительного" в 1914 г. (в центре) и матрос Пугачев с "Лихого"




<< Назад   Вперёд>>  
Просмотров: 3276

www.rumarine.ru ©История русского флота
При копировании материалов активная ссылка на www.rumarine.ru обязательна!
Rambler's Top100