-


Павел Лихачев.   Эскадренные миноносцы типа Форель (1898-1925)

В ПОРТ-АРТУРЕ



5 мая 1903 года "Властный" и "Грозовой" пришли в Порт-Артур, и менее чем через месяц, 1 июня 1903 года вступили в вооруженный резерв. Организационно эсминцы типа "Форели" вошли в состав 1 — го отряда эскадренных миноносцев (13 единиц) под командованием капитана 1-го ранга М. А. Матусевича. В сентябре 1903 года все миноносцы эскадры Тихого Океана были перекрашены в "боевой" серо-оливковый цвет.

Война приближалась, на эскадре все это чувствовали, но боевая подготовка кораблей не отличалась интенсивностью, и большую часть осенне-зимнего сезона эсминцы провели в вооруженном резерве. На 1 января 1904 года в кампании из всего отряда находились лишь "Выносливый" и "Бесстрашный".

В то же время в связи с резким обострением русско-японских отношений Порт-Артурская эскадра с запозданием, но все же стала усиливать боевую подготовку. Несмотря на зиму, 18 января корабли эскадры Тихого океана досрочно вступили в кампанию во всех портах, где они находились. Но, "сбитые с ноги" бестолковыми указания из Петербурга и штаба Наместника, они не успели пройти даже первичные ее задачи.

Японская атака 27 января (9 февраля по новому стилю) застала корабли эскадры Тихого океана на этапе боевого развертывания — выведенными на внешний рейд, но не приведенными в полную боевую готовность. Два эскадренных броненосца и крейсер были надолго выведены из строя. И, хотя ни один из русских кораблей не был уничтожен, японский флот с первого дня войны получил преимущество и овладел морем.

Почти каждую ночь эсминцы выходили в дозор и в крейсерство для атаки неприятеля. Также, они охраняли подступы к внешнему рейду, досматривали подозрительные джонки, ставили мины, вели траление, выполняли функции посыльных судов.

Командир 1-го отряда миноносцев капитан 1 ранга Н.А. Матусевич преимущественно держал брейд-вымпел на "Внимательном", лично выводя его в море.

На начало военных действий в период с 26 января по 27 февраля 1904 г. эсминцами типа "Форель" командовали, в звании лейтенантов, следующие офицеры:

Эскадренный миноносец командир Количество выходов в море
"Внушительный” Лейтенант Подушкин М. С 0
"Внимательный" Капитан 2-го ранга Симон А. М. 16
"Выносливый" Лейтенант Рихтер П. А. 13
"Властный" Лейтенант Карцев Н. В 11
"Грозовой" Лейтенант Шельтинг В. В. 14

Но отсутствие должного опыта команд и недостаточная техническая оснащенность портовых служб "делали своё черное дело". Когда на второй день войны миноносец "Боевой" получил подводную пробоину (столкновение) прямо в гавани Порт-Артура, места для ремонта в сухом доке не оказалось. Миноносец, имеющий затопленное машинное отделение, пришлось ремонтировать буквально "на коленках" при помощи срочно подготовленного деревянного кессона.

13 февраля 1904 г. "Форели" понесли первую потерю: в ходе ночной вылазки восьми русских миноносцев был потерян эсминец "Внушительный". Вместе с эсминцем "Бесстрашный" они не успели с рассветом вернутся из бухты Кинджоу и были отрезаны от Порт-Артура подошедшим японским флотом. Развив полный ход "Бесстрашный" успел проскочить на рейд на виду у противника. Командовавший же "Внушительным" лейтенант Михаил Семенович Подушкин ошибочно, считая себя отрезанным, повернул назад. Не имея угля "до вечера" и укрытия, корабль был обречен. Придя в Голубиную бухту, "Внушительный" отдал якорь и был спешно оставлен экипажем. Ни убитых, ни раненых в составе экипажа не оказалось. В середине дня полностью боеспособный корабль был расстрелян японскими крейсером "Иоссино". По уходу японцев команда попыталась его спасти, но не достигла успеха. К утру севший на грунт эсминец погрузился по верхнюю палубу. Попытки подъёма "Внушительного" продолжались до мая и были прекращены только с падением Кинджоужской позиции.

Через две недели — ранним утром 26 февраля 1904 все "форели" (за исключением "Грозового", заменённого "Бесстрашным") срочно выходят в море. Подозревая, что дежурные эсминцы "Решительный" и "Стерегущий" находятся в опасности, вице-адмирал С.О. Макаров посылает эсминцы 1-го отряда для их поддержки. К сожалению, опасения оказались обоснованными: один из отрядов японских эсминцев перехватил "Стерегущий". В ходе героического боя эсминец погиб почти со всем экипажем. Его подвиг стал одной из самых героических страниц войны, но эскадра потеряла ещё один корабль.

В это же время русский отряд, ведомый НА. Матусевичем, имеющим брейд-вымпел на "Выносливом", обнаружил четыре вражеских миноносца. Находясь в береговой тени и оставаясь незамеченными противником, русские корабли приблизились на дистанцию 8 кабельтовых и в 3 ч 30 мин открыли огонь на поражение.


КОМАНД. МИНОНОСЦА «Выносливый» ЛЕЙТ. П. А. РИХТЕРЪ 1-й

Погибъ при выловливанiи японскихъ минъ 11 августа у Портъ-Артура.

Застигнутые врасплох японские корабли (отряд эсминцев в составе "Сиракумо" "Асасиво" "Касуми" и "Акацуки" под общим командованием капитана 1- го ранга С. Асая) тем не менее легли на боевой курс и открыли интенсивный огонь. Дистанция была минимальна, но предрассветная тьма скрывала цели, а вспышки выстрелов слепили комендоров обеих сторон. Пользуясь двукратным превосходством в 76-мм орудиях, противник сосредоточил огонь на "Выносливом" и "Властном". Особенно тяжело пришлось флагману. На нем сосредоточили огонь "Касуми" и "Асасиво". Японский снаряд попал в машинное отделение, и "Выносливый" на некоторое время лишился хода. Пользуясь его бедственным положением, японские корабли окружили миноносец с трех сторон и осыпали его снарядами. "Выносливый" яростно отстреливался. Хотя его огонь наносил врагу урон, миноносец находился на краю гибели.

В кормовой части полыхал пожар. Примерно в 3 ч 45 мин снарядом, попавшим в боевую рубку, был ранен начальник отряда Н.А. Матусевич. Трубы отработанного пара обеих машин корабля были перебиты взрывом.

В этот критический момент на помощь подоспел миноносец "Властный". Ведя яростный огонь по противнику корабль под командованием лейтенанта В.А. Карцева приблизился к неприятелю вплотную с намерением таранить "Асасиво". Уворачиваясь от удара, "Асасиво" застопорил машины, но "Властный" резко отвернул, произведя залп обеими торпедными аппаратами. Русская сторона доложила, по окончании боя, о поражении "Асасиво" торпедой и его гибели, но японская не подтвердила это сообщение. Весь "скоротечный огневой контакт" занял не более полутора минут.

Восемь миноносцев кружили во тьме, искали врага и сходились в стремительных и яростных схватках. Пару минут спустя "Властный" осветил "Касуми". В ходе нового короткого столкновения японцы не выдержали огня и, погасив прожектор, резко сменили курс.

Шедшие же концевыми "Внимательный" и "Бесстрашный" с первых выстрелов (3 ч 45 мин) сосредоточили огонь на замыкающем японском миноносце "Акацуки". Очень скоро метким огнем была перебита главная паровая магистраль, и потерявший ход "Акацуки" оказался почти в том же положении, что и "Выносливый". И только своевременная поддержка миноносцем "Касуми" спасла его, как несколько минут назад "Властный" спас "Выносливого". Силы уравнялись и в ходе перестрелки — противники потеряли друг друга во тьме.

По окончании боя русские корабли поодиночке вышли в оговоренную ранее точку рандеву. Убедившись, что все корабли собраны, Матусевич приказал "Внимательному" взять наиболее пострадавший в бою "Выносливый" на буксир.

Но здесь снова обнаружился недостаточный уровень подготовки соединения: "Внимательный" не рассчитал циркуляции и столкнулся с "Властным", нанеся ему пробоину по левому борту. К счастью, через образовавшуюся пробоину левого борта оказался затоплен только один машинный отсек, и "Властный" на одной машине добрался до порт-артурской бухты.

С рассветом был подведен общий итог боя: русские потеряли трех человек убитыми (Машинист Посолодин на "Выносливом", на "Властном" машинный квартирмейстер Потехин и комендор Обидин) и 21 ранеными. Японцы, как выяснилось позднее, потеряли, соответственно, семь и десять человек. По "официальным признанным японским данным" 8 попаданий получил "Асасиво", свыше десятка "Касуми". Учитывая, что японцы имели в этом бою двукратное превосходство в весе артиллерийского залпа, действия русских моряков нельзя не признать вполне успешными.

В течение следующего месяца миноносцы 1-го отряда продолжали активно действовать на подступах к Порт-Артуру.

Очередной раз "форели" отличились 13 марта. Миноносцы "Боевой", "Внимательный" и "Грозовой" под брейд-вымпелом капитана 2 ранга Ф.Р. Скорупо вместе с крейсером "Новик" были посланы С.О. Макаровым для обследования островов Мяотао и поиска неприятельских судов. В 9 ч 05 мин у острова Тоцзи-дао они встретили небольшой японский пароход "Ханъйен Мару", с китайской джонкой на буксире. После предупредительных выстрелов "Внимательного" пароход остановился. На его борту обнаружили много шифрованных телеграмм, неисправную мину Уайтхеда (вероятно, подобранную в море). Один из переодетых японцев пытался выдать себя за китайца, но это ему не удалось. После того, как люди были сняты, "Новик" несколькими выстрелами пустил ко дну пароход и джонку.

Эскадра всё больше проникалась победоносным макаровским духом, всё больше обретала веру в себя. Она готовилась побеждать!

И тем чудовищнее стала катастрофа, разразившаяся 31 марта 1904 года. Подрыв на мине "Петропавловска" и гибель адмирала С. О. Макарова роковым образом сказались на дальнейшем ходе войны. Рухнуло все… Катастрофа была тем ужасней, что вместе с Макаровым погиб почти весь его штаб: лучшие люди флота, уже собранные им вокруг себя: Шульц, Мякишев, Кроун, Молас, — и этот список можно продолжить. Макаров, вступив в командование эскадрой в рассвете своего таланта собирал вокруг себя тех, кому всего через несколько месяцев предстояло стать представителями "школы Макарова". Погибни он в июле, при сражении в Желтом море — его смерть уже не изменила бы ничего. Уже нашлись бы люди, принявшие "его знамя". Но удар судьбы был безжалостно точен, и большая часть его учеников погибла вместе с ним. Со смертью Макарова войну уже проиграли. Возвышенный макаровский дух сменился состоянием всеобщей подавленности. Резко снизилась и активность использования миноносцев: весь апрель они вели только сторожевую службу, не отходя дальше зоны огня батарей береговой артиллерии. Умелый и решительный противник воспользовался этим немедленно, и 22 апреля началась большая десантная операция в заливе Энтоа, в ходе которой было задействовано более 80 (!) японских транспортов — идеальный объект для торпедной атаки!

Но нерешительность В.К. Витгефта привела к тому, что этот шанс упустили, и японская армия высадилась в Манджурии. Поведя наступление на Порт-Артур, она быстро отрезала его от России. Началась сухопутная блокада крепости.

Но военное счастье ещё раз улыбнулось России. В ночь на 1 мая минный транспорт "Амур" вышел на минную поставку. Как указал в рапорте командовавший им капитан 2-го ранга П.Ф. Иванов, видя временное отсутствие дозорных японских кораблей, он решился осуществить минную постановку гораздо дальше, чем это делалось обычно — в 11 милях к юго-востоку от входа в порт-артурскую гавань. Непосредственное прикрытие этой минной постановки вели "Внимательный" и "Выносливый".

Проведенная "Амуром" минная постановка стала самой успешной операцией русского флота за всю эту "странную войну". Утром 2 мая на виду всего ликующего Порт-Артура японские корабли оказались на минном заграждении и броненосец "Яшима" затонул в течение нескольких минут, а имеющий большой крен "Хатсусе" на буксире медленно повели от русского берега. О его гибели на переходе к базе стало известно только после войны.

Эта победа оказалась совершенно нежданной и для русской эскадры. Прошло бесценное время, прежде чем эсминцы смогли выйти из гавани для атаки. В 13 ч 00 мин на внешний рейд вышли все 16 истребителей обоих миноносных отрядов. Первым отрядом командовал его новый начальник капитан 2 ранга Е. П. Елисеев (брейд-вымпел на "Боевом"). Поведя атаку, русские эсминцы попытались приблизится к отступающему противнику на торпедный выстрел, но момент был уже упущен: атакующие были встречены огнем с крейсеров "Касаги" и "Такасаго" и повернули назад.

Японцы погнались за ними, обстреливая их с большой дистанции, пока в дело не вступили русские береговые батареи. Противники разошлись не добившись попаданий. Лишь во "Внимательный" и "Бесстрашный" угодило несколько осколков, не нанесших им никакого вреда. Но очередной душевный подъём, вызванный (последней, как оказалось) серьёзной русской победой быстро иссяк и "странная война" снова вернулась в прежнее пораженческое русло.


Телеграммы командующих флотом Тихого океана наместнику его императорского величества

от 29 февраля 1904 г. № 128

При схватке наших миноносцев с неприятельскими, в ночь на 26 февраля, начальник первого отряда капитан 1 ранга Матусевич легко ранен; на миноносце "Выносливый”, мичман Заев ранен тяжело, помощник старшего инженер- механика Блинов получил ожоги рук, нижних чинов: убито 1, тяжело ранено 4, легко 5; на миноносце "Властный”, мичман Александров ранен легко, нижних чинов: убито 1, тяжело ранено 2, легко 3; на миноносце "Решительный”, нижних чинов тяжело ранено 1, легко 1; на утопленном миноносце "Стерегущий”, под командой лейтенанта Сергеева 2-го, были лейтенант Головизнин 2-й, мичман Кудревич, младший инженер-механик Анастасов и 54 нижних чина; на "Решительном” — легко ранен 1.

Вице — адмирал Макаров


от 2 марта 1904 г. № 153

Разобрав подробно донесения начальника первого отряда миноносцев капитана 1 ранга Матусевича и командиров, бывших с ним в деле в ночь на 26 февраля, миноносцев — ”Выносливый”, ”Властный”, ”Внимательный” и ”Бесстрашный”, осмотрев пробоины и опросив офицеров и команду, пришел к заключению, что дело это было молодецкое. Командиры, офицеры и команды работали со знанием дела и хладнокровием, исправив в самый короткий срок повреждения, в паровых трубах, рулевых приводах и других жизненных частях. В этом случае инженер- механик Блинов с обожженными руками и лицом не останавливался в работе до самого входа в гавань. А посему сегодня, именем его императорского величества, наградил по представлениям командиров знаками отличия Военного ордена четвертой степени отличившихся нижних чинов в следующем числе: миноносца ”Выносливый” — 21 крест, "Властный” — 20 крестов, "Внимательный” — 10 крестов, "Бесстрашный” — 10 крестов. О командирах и офицерах вхожу с представлением, к которому приложу подлинные донесения.

Вице-адмирал Макаров


Рапорт младшего флагмана эскадры контр-адмирала князя Ухтомского командующему флотом Тихого океана

1 марта 1904 г. № 104

Во исполнение словесного приказания вашего превосходительства, доношу, что в дополнение рапорта капитана 1 ранга Матусевича от 29 минувшего февраля за № 124, из рассмотрения всех донесений и из личного расспроса командиров миноносцев мною выяснено следующее: 26 февраля в начале 3-го часа ночи, отряд миноносцев: ”Выносливый”, ”Внимательный”, ”Властный” и "Бесстрашный”, под командой заведующего миноносцами капитана 1 ранга Матусевича, находившегося на головном миноносце ”Выносливый”, вышел в море для исполнения поручения, согласно инструкции вашего превосходительства. Следуя по рейду сомкнутым кильватерным строем, отряд заметил несколько вспыхивающих огоньков, осмотрел их и, убедивших их безопасности, направился к Ляотишану.

В исходе 4-го часа по направлению к югу от Ляотишанского маяка, увидели огни; по словам командиров это были сигнальные вспышки, которые поочередно появлялись в нескольких направлениях, и на правом фланге этих огонь ков был замечен зеленый, а несколько левее красный огонь. Остальные огни все были левее.

Капитан 1 ранга Матусевич, убедившись, что это были огни неприятельских миноносцев, сделал условный знак фонарем Ла-Ратьера: "Вижу неприятеля слева” и "атаковать неприятеля”.

По этому сигналу, все четыре миноносца повернули на неприятеля и дали полный ход. Головной миноносец "Выносливый” направился на фланговый миноносец, имевший зеленый огонь, а "Властный” — на следующий, имевший красный огонь.

Наши миноносцы, находясь на расстоянии 8-10 кабельтовое, первые открыли огонь по неприятелю, по-видимому, для него неожиданный. Завязался горячий бой, продолжавшийся около 20 минут, подробно описанный в донесении капитана 1 ранга Матусевича и командиров миноносцев, из которых видно, что на долю наших двух головных миноносцев выпало наиболее деятельное участие. Эти миноносцы в самом начале боя имели значительные повреждения: "Выносливый”, с первых же выстрелов, имел повреждения в машине, а "Властный” — рулевого привода, причем руль был временно задержан в положении — "лево руля”. В таком состоянии оба миноносца маневрировали между неприятельскими судами, число которых было не менее четырех, а по мнению лейтенанта Карцева — не менее шести, отстреливаясь по временам с обоих бортов и стараясь все время сближаться с неприятелем и, по возможности, таранить его. В одном из таких моментов боя с миноносца "Властный”, распоряжением судового механика инженер-механика Воробьева, заменившего раненого офицера мичмана Александрова, были выпущены две мины из двух бортовых аппаратов. Одна из этих двух мин взорвала неприятельский миноносец; это был 4-х трубный миноносец типа "Бойкий”, но больше его.

Имея раненых и убитых офицеров и нижних чинов и значительные повреждения корпуса и машины, а также пожар, на "Выносливом” офицеры и команда сами заменяли выбывающих из строя товарищей и вели бой до тех пор, пока неприятель не удалился.

Оба концевых миноносца ”Внимательный” и ”Бесстрашный”, также по сигналу капитана 1 ранга Матусевича, полным ходом бросились на неприятеля, но на их долю выпало вести бой с более далекого расстояния, и они меньше других пострадали, так как неприятель, по-видимому, направил все свои силы на два головных миноносца ”Выносливый” и ”Властный”.

По окончании боя, все 4 миноносца соединились у Ляотишана и пошли в Порт-Артур.

Подробное описание ранения офицеров и нижних чинов приложено к рапорту капитана 1 ранга Матусевича. К этому же рапорту приложено подробное описание повреждений миноносцев.

На миноносцах "Внимательный” и "Бесстрашный” не было ни повреждений, ни убитых, ни раненых.

В заключение я должен прибавить, что, как я выяснил себе из рассмотрения всех донесений и из расспроса командиров, личный состав всего отряда вел себя безукоризненно и храбро. Более других посчастливилось отличиться двум головным миноносцам ''Выносливый” (лейтенант Рихтер) и ’’Властный” (лейтенант Карцев), где каждому судовому офицеру пришлось выполнять самые разнообразные обязанности, не только своей, но и других специальностей, под жарким огнем отстреливаясь с обоих бортов, заделывать пробоины, тушить пожары, исправлять повреждения, помогать раненым и т. д., и все они вполне заслуживают наград, согласно заявлению командиров, за выдержанный ими славный бой.

Гг. офицеры и нижние чины, особенно отличившиеся, указаны в донесениях капитана 1 ранга Матусевича и командиров миноносцев.

Контр-адмирал князь Ухтомский

– ---


Миноносец "Грозовой" (б. "Лосось") в Порт-Артуре



Рапорт Заведующего 1-м отрядом миноносцев командующему флотом Тихого океана

29 февраля 1904 г. № 124

26 февраля около 1 часа ночи, получив через мичмана Эллиса приказание вашего превосходительства, приготовил к выходу в море миноносцы: ’’Выносливый”, ”Властный”, ”Внимательный” и ”Бесстрашный”, а сам отправился на крейсере ”Аскольд” для получения инструкций от вашего превосходительства.

В 2 ч 15 мин вернулся на миноносец ’’Выносливый”, который тотчас отдал швартовы и, соединенно с названными миноносцами, вышел в море в строе кильватерной колонны и дал средний ход.

Вскоре на SO было замечено несколько вспыхивающих огоньков, по направлению на которые и взял курс. Подойдя к ним и убедившись, что ничего кроме огоньков нет, отошел к берегу, так как постоянно был освещаем прожекторами наших батарей. Почти одновременно с этим увидел по горизонту подозрительные яркие вспышки, а вскоре еще и ряд огоньков, идущих по направлению к мысу Ляотишан.

Придерживаясь берега и следя за видимыми огнями, которые постепенно становились все яснее, определил 4 судовых огня. Около Ляотишана мы сошлись настолько близко, что можно было решить, что эти огни принадлежат четырем неприятельским миноносцам, которые идут в кильватерной колонне. Сделав условный сигнал секретным фонарем Ла-Ратьера: ”вижу неприятеля слева”, а затем ”атака”, дал полный ход и пошел на неприятеля, с которым стал быстро сближаться.

С расстояния 8-10 кабельтовов по головному кораблю сделал выстрел, который послужил сигналом начать бой следующим за мной миноносцам. Неприятель открыл огонь несколько позднее.

Командир миноносца ”Выносливый” устремился на головной и завязал с ним артиллерийский бой, желая как можно ближе сойтись с ним, поражая его носовыми орудиями, но получил повреждение в машине, что лишило его хода и возможности управляться. Этим воспользовался неприятель и отошел влево. Другие неприятельские суда прошли за кормой ”Выносливого” и, перерезав строй, вступили в бой с остальными нашими миноносцами.

Приняв второй неприятельский миноносец в огонь своих орудий правого борта, командир миноносца ”Выносливый” заставил его отойти, причем неприятельский миноносец сильно парил. Вскоре миноносец ''Выносливый” был окружен тремя неприятельскими судами, стрелявшими по нем с носу и левого борта, а третье, шедшее по правой стороне с видимым намерением таранить миноносец. Но, вероятно, получив повреждение и потеряв возможность управляться, прошло очень близко за кормой, осыпая миноносец снарядами, которые произвели пожар в кормовой части миноносца. При проходе неприятельского судна на нем видели пожар, и оно уже больше не вступало в бой. Остальные два неприятеля частым и метким огнем не были допущены до миноносца ближе 3–4 кабельтовов и были принуждены отойти и прекратить бой. После этого неприятель больше не приближался.

К этому времени по моему приказанию лейтенант Давыдов очень быстро прекратил пожар в кормовом отделении и заделал самые большие пробоины близ ватерлинии. Помощником инженера-механика Блиновым с полным самоотвержением велись обследования повреждений в машинах, причем они были наполнены паром.

В 4 часа 15 минут утра, т. е. через четверть часа после прекращения боя, механик Блинов доложил командиру, что, принятыми им мерами, можно дать ход одной правой машине, причем, так как трубы отработанного пара были перебиты, то вся машинная команда была выведена из машинного отделения, и отработанный пар выходил в машину. Левой же машине, вследствие больших повреждений, нельзя было дать ход. Имея около 5 узлов хода, ко* мандир миноносца ”Выносливый” направился к берегу, следуя вдоль которого, соединился с остальными тремя миноносцами и, по моему приказанию, пошел в Порт-Артур, куда прибыл в 7 часов утра.

Деятельность остальных миноносцев во время боя, согласно прилагаемым донесениям командиров, заключалась в следующем: миноносец ”Властный”, как второй в колонне, почти одновременно с головным миноносцем вступил в бой на ближайшем расстоянии с неприятелем, причем, выпущенной миной один из неприятельских миноносцев был взорван и затонул. Миноносцы ''Внимательный” и ”Бесстрашный” вели артиллерийский бой с неприятелем на более далеком расстоянии, который к ним не приближался, сосредоточив все свои силы на миноносце ”Выносливый”, как потерявшем ход.

Окончив описание хода 20-минутного боя с неприятелем, я считаю долгом доложить вашему превосходительству, что миноносец ”Выносливый” сохранился и мог вернуться, благодаря выдающемуся хладнокровию и распорядительности командира лейтенанта Рихтера, который ни на минуту не упускал из виду все движения неприятеля и всегда смело и энергично противоставил ему действие своей артиллерии, чем заставил три неприятельских миноносца прекратить бой и удалиться от стоящего без движения миноносца.

Помощник старшего инженер-механика Блинов, имея обваренные обе руки и рану у левого виска, ни на минуту не оставил машины и служил лучшим примером машинной команде при работах во время боя. Столь беззаветное самоотвержение, выказанное названным механиком по исправлению и приведению хотя одной машины в состояние дать ход, дало возможность миноносцу присоединиться к своему отряду и вернуться в Порт-Артур без помощи буксира.

Не могу не засвидетельствовать ту распорядительность и хладнокровие, выказанные во время боя состоявшим при мне лейтенантом Овандером, который, после получения раны мичманом Заевым, принял управление носовой артиллерией, так как лейтенант Давыдов в это время, занятый тушением пожара, управлял кормовыми орудиями. Команды в бою вели себя с поразительным хладнокровием и присущей им храбростью. О более достойных и выдающихся своей храбростью нижних чинах, имею честь представить на благоусмотрение вашего превосходительства список, представленный командирами миноносцев, бывших в бою под моим начальством.

Капитан 1 ранга Матусевич


Миноносцы перед выходом в море. Порт-Артур. 1904 г.



Рапорт Заведующего 1-м отрядом миноносцев начальнику штаба командующего флотом Тихого океана

6 марта 1904 г. № 141 Рапортом за № 124 от 29 февраля с. г., докладывая его превосходительству командующему флотом о произведенной отрядом миноносцев под моей командой атаке шести японских миноносцев, не указал на храбрость, находчивость и энергичное ведение боя, выказанное командиром миноносца ”Властный” лейтенантом Карцевым, а также и о смелом и правильном маневрировании командиров миноносцев ''Внимательный” — лейтенанта Стеценко и миноносца ’’Бесстрашный” — лейтенанта Скороходова, которые, идя в атаку, дали совершенно правильную оценку положению неприятельских судов, быстро атаковали два концевых неприятельских миноносца и, действуя своей артиллерией, не допустили их соединиться с четырьмя передовыми неприятельскими миноносцами, заставя их отступить и уйти, чем способствовали миноносцам ”Выносливый” и ’’Властный” также заставить неприятеля прекратить бой.

Донося о вышеизложенном вашему превосходительству, прошу предоставить на благоусмотрение Командующего флотом о столь достойных и примерных действиях командиров названных миноносцев. Капитан 1 ранга Матусевич.


Рапорт командира эскадренного миноносца "Властный" заведующему 1-м отрядом эскадренных миноносцев

26 февраля 1904 г. № 126 В 2 ч 10 мин вследствие словесного приказания вашего высокоблагородия, снялся со швартовов и, следуя в кильватер миноносцу ”Выносливый”, вышел на рейд. Пройдя затопленные пароходы, увидел на горизонте вспышки.

Подойдя к этим огням ближе, различили, должно быть, патроны фосфористого кальция. Я видел около этих огней темные предметы вроде анкерок, а по заявлению стоящего на юте мичмана Черкасова, это были мины Уайтхеда, не имевшие движения. Продолжая идти в кильватер ”Выносливому”, лег параллельно берегу к Ляотишану. Подойдя к SO- му мысу полуострова, увидели на левом крамболе ряды белых вспышек, пройдя еще немного берегом, повернул за ”Выносливым” на эти вспышки. Вспышки все делались чаще, и в скором времени в бинокль можно было различить силуэты судов. Было около 3-х часов. С ”Выносливого” был сделан сигнал: ”вижу неприятеля слева”, который я лично передал по линии.

По сигналу с ”Выносливого”: ”атаковать неприятеля”, сделанного вскоре после этого, я, передав его по линии, положил право руля и, прибавив ход до полного, направился на неприятельский миноносец, носивший красный огонь за кормой. Правее этого огня виден был миноносец, носивший зеленый кормовой огонь, на который направился ”Выносливый”. В расстоянии 2–2,5 кабельтовов я открыл огонь с левого борта по миноносцу с красным огнем, который только после второго моего выстрела стал отвечать. Я сблизился с расчетом нанести таранный удар. Неприятель, увидя это, остановился, вследствие чего я положил право на борт. Но, заметив, что неприятель дал ход вперед, переложил руль лево на борт. Мой маневр не удался, и я прошел под его кормой в расстоянии от четырех до пяти сажен; зато, когда миноносец вошел под угол обстрела обоих бортовых аппаратов, были выпущены с правого борта, в расстоянии 15–20 саженей, в правый же борт неприятеля обе мины, из коих одна взорвалась под кочегарными отделениями.

Ослепительное действие боевого фонаря, коим он нас освещал, а равно и ослепляющий блеск и грохот выстрелов и разрывающихся снарядов, как наших орудий, так и его, помешали мне лично убедиться во взрыве, который был произведен несколько секунд до того, как я резал его корму. По донесениям мичмана Черкасова и Александрова и по опросу нижних чинов, видевших как самый взрыв, так и его последствия, и по личным моим отрывочным впечатлениям, — обстоятельства этого взрыва были нижеследующие: после минных выстрелов, которые были произведены один очень скоро вслед за другим, одна из мин взорвалась около задних труб; поднялся столб воды, и за ним из всех дымовых труб, равно как и из верхней палубы, выбросило столбы пара и дыма с искрами.

Миноносец, накренившись на правый борт и осевши на корму, стал быстро погружаться, причем нос сильно поднялся. Луч боевого фонаря, коим он нас освещал, спустя несколько секунд направился вверх, но он почти сейчас же погас, ровно как и другие огни. Стрельба с него прекратилась, и он спустил вверх невысокую тонкую ракету, которая, разорвавшись, дала букет маленьких блесток, причем кормовая часть его уже сравнялась с водой. Это был 4-х трубный миноносец типа ”Бойкий”, но по размерам больше его. Все это произошло в промежуток времени, пока я успел с момента выпуска мин сделать полциркуляции при 18-ти узловом ходе, из чего заключаю, что все вышеописанное продолжалось около 1 м 15 сек. После чего миноносца не стало видно.

В то время, когда я, имея лево на борт, циркулировал вдоль левого борта неприятельского миноносца, к нам в жилую палубу попал 75-мм снаряд, разорвавшись там, поранил людей подачи, перебил паровые трубы рулевой машины, причем газами отшибло рулевого от штурвала, и он, вылетев из рубки, доложил мне, что рулевая машинка не действует.

Под управлением мичмана Черкасова были заложены румпель-тали, после чего был сообщен кормовой штурвал. Прислуга же минных аппаратов пробанила и готовила мины в аппараты. Вся эта работа происходила в то время, когда, по подъеме вверх луча боевого фонаря тонущего миноносца, меня осветил другой неприятельский миноносец с зеленым кормовым огнем, на который, управляясь машинами, я и направился, открыв по нему огонь из носового орудия. Держа меня в луче своего фонаря, он уходил, отстреливаясь, и, так как я имел больший ход, то, нагнав его, прошел вдоль левого его борта и, так как в то время катился вправо, обрезал ему нос на расстоянии не более 20-и саженей, расстреливая его продольно 75-мм орудиями и всеми пушками правого борта. Орудия же левого борта стреляли в другой миноносец (третий), находившийся невдалеке и имевший 2 белых огня. Сейчас же эти два миноносца прекратили стрельбу, закрыв все огни.

Пройдя немного, я остановил машины; кругом все было тихо. К этому времени я уже имел возможность управляться с кормового мостика. Этот момент замечен был по часам спустившимся в машину помощником старшего инженер-механика Воробьевым — 3 ч 20 мин. В то время выяснилось, что снарядом, попавшим в левый борт и влетевшим в переднюю (правую) машину, убило наповал машинного квартирмейстера 2 ст. Трофима Потехина; в носовом же плутонге оказались ранеными: хозяин трюмных отсеков Иван Сенников, которому перебило левую ногу в бедре, комендор левой носовой 47-мм пушки Федор Обидин со смертельной раной в правом паху, машинист 1 ст. Павел Алкаев, бывший 3-м номером у той же пушки, ранен в правую голень, кок Дмитрий Степанов, бывший при носовой подаче в левую сторону груди, в область 6-го ребра навылет, минер Ефим Матвеев, исправлявший совместно с минным квартирмейстером Мухортовым перебитую цепь боевого фонаря и носовой подводки, ранен в правое плечо, кочегар 1 ст. Михаил Розанов получил незначительные поранения пальцев правой руки, и подшкипер Павел Михайлов получил несколько ссадин в правом плече. Немедленно же было приступлено к переноске в кают-компанию и перевязке раненых, которым были произведены перевязки помощником старшего инженер-механика Воробьевым, и.д. минно-артиллерийского содержателя Борисом Сорокиным и матросом 1 ст. Гавриилом Юшаковым.

Простояв около 10 минут на месте и осмотревшись, я направился малым ходом под южный берег Ляотишана, где вскоре и заметил миноносец ”Бесстрашный” и через короткий промежуток времени миноносец ”Внимательный”. Минуты через 3 или 4 подошел миноносец ”Выносливый”. В это время мичман Черкасов доложил мне, что мичман Александров, которому мною было поручено смотреть вперед, ранен. Я приказал мичману Черкасову его сменить. Оказалось, что мичман Александров ранен осколком в верхнюю треть правого бедра.

Миноносцы держались до рассвета соединенно, причем, маневрируя, миноносец ”Внимательный” близко приблизился и нанес вверенному мне миноносцу таранный удар в отделение передней (правой) машины, у кочегарной переборки, между 4 и 5 носовыми шпангоутами. Был подведен пластырь, но вследствие того, что он был во многих местах прострелен, эжектор не успевал откачивать, и это отделение наполнилось водою. Под одной левой машиной я, совместно с остальными миноносцами, вернулся в гавань Порт-Артура и отшвартовался у броненосца ”Полтава” около 7 ч утра. Здесь же была подана врачами помощь раненым, которые были потом свезены в госпиталь, кроме 3-х, а именно: кочегара 1 ст. Михаила Рязанова, и.д. подшкипера Павла Михайлова и минера Ефима Матвеева, которые, вследствие незначительности ран, остались в строю. Минер Ефим Матвеев в 10 ч утра был отправлен в портовый лазарет. Полученный с ”Полтавы” пластырь был подведен, и вода из машинного отделения выкачана. Все повреждения, полученные миноносцем, находятся преимущественно в носовой части; список их при сем представляю. Полагаю, что, при усиленной помощи порта, повреждения могут быть исправлены в 10-дневный срок.

Вообще, я всегда считал экипаж моего корабля примерным, а теперь увидел, на какой нравственной высоте он стоит и насколько он проникнут чувством исполнения долга. Мичман Георгий Александров, будучи почти в самом начале дела ранен, стоял на своем посту и, перемогая боль, помогал мне в управлении кораблем. Мичман Петр Черкасов своей хладнокровной и толковой распорядительностью под выстрелами быстро завел сперва румпель-тали, а потом произвел с не меньшей быстротой сложный переход с парового на ручной штурвал. Что касается и.д. старшего инженер-механика Павла Воробьева, находчивость его, равно как и спокойно обдуманные и целесообразные действия, вполне характеризуют этого доблестного офицера. Мичман Александров отозван был мной от своих прямых обязанностей по расписанию, чтобы помочь мне в управлении кораблем; помощник старшего инженер-механика Воробьев вступил в обязанности этого офицера, и, лишь благодаря его распорядительности, были своевременно выпущены мины. Когда телеграф правой машины и одновременно с ним рулевая отказались действовать, он немедленно устроил передачу, чем дал мне возможность, управляясь машинами, атаковать неприятеля с зеленым фонарем. Он своевременно подумал первый и оказал помощь раненым.

О нижних чинах скажу, что в их спокойствии и примерной исполнительности я черпал решительность для своих поступков. Офицеры и нижние чины были достойны друг друга.

С чувством особой гордости привожу имена следующих нижних чинов: машинные квартирмейстеры 1 ст. Алексей Сафронов и Ермолай Бобур; минно-машинный квартирмейстер 1 ст. Николай Кузнецов; кочегарные квартирмейстеры 2 ст. Григорий Приходьков и Александр Корельский; минные машинисты Александр Новиков и Василий Сухонин; минеры Василий Савчира и Яков Майсос; рулевые Семен Зубков и Степан Просвирин; кочегар 1 ст. Степан Казенов, хозяин трюмных отсеков Сергей Нечипуренко, и.д. минно-артиллерийского содержателя Борис Сорокин, боцманмат Григорий Кошелев и комендоры Андрей Огородников и Максим Захаров.

Люди эти своей хладнокровной и умелой работой служили примером своим товарищам.

Лейтенант Карпов



Рапорт командира эскадренного миноносца "Выносливый" заведующему 1-м отрядом миноносцев

28 февраля 1904 г. № 153

Согласно приказанию вашего высокоблагородия, в два часа 15 минут ночи 26 февраля, отдав швартовы, пошел в море. Отойдя от затопленных пароходов от 20–25 кабельтовов, заметил огоньки по направлению SO от Артура, увеличил ход и пошел на них.

Огоньки быстро приближались и оказались вспыхивающими на воде огоньками, весьма напоминающими огоньки, образуемыми фосфористым кальцием. Полагая, что это поставленное минное заграждение, положил лево на борт и пошел к южному берегу Ляотишана. Выйдя за пределы освещения батарей, которые весьма мешают ночным операциям, освещая все время миноносцы, заметил впереди и влево зеленые и красные огни, на которые и взял курс. Известил по приказанию начальника отряда капитана 1 ранга Матусевича остальные миноносцы сигналом фонаря Ла-Ратьера, что вижу неприятеля слева и ”атаковать”, дал полный ход и, подойдя на дистанцию около 10 кабельтовов и видя миноносцы, открыл по ним огонь из 75мм пушки. Видя впереди себя идущий поперек миноносец, направился на него с намерением таранить, что, к сожалению, не удалось, потому что уже в это время оказалась испорченной машина.

Потеряв возможность управляться и дать ход, был окружен тремя миноносцами, от которых отстреливался. В это время, около 4 ч 45 мин, увидели упавшего капитана 1 ранга Матусевича, которому осколком снаряда, разбившегося на боевой рубке, ранило руку и контузило спину. Послав перевязать его, пошел к машинному отделению, чтобы узнать о повреждениях. Около машины увидел помощника старшего инженер-механика Блинова с обожженными руками, распоряжавшегося починкой повреждений и давшего через некоторое время ход машине; в это же время узнал, что ранен мичман Заев. В продолжение около 10 мин под огнем трех судов, из которых одно шло с явным намерением потопить таранным ударом, но, вероятно, удачным выстрелом получив повреждение в рулевых приводах, прошло под кормой. Из показаний прислуги кормовых орудий выясняется, что это был миноносец, значительно больший наших.

Выбывшего из строя мичмана Заева заменил лейтенант Овандер, который управлял носовой артиллерией. Лейтенант Давыдов 3-й был занят заделкой пробоины в кают-компании и унтер-офицерском помещении и тушением пожара в подшкиперской.

В начале пятого часа (точно определить время не могу, так как часы в рубке были разрывом испорчены) неприятель стал отступать по направлению к островам Миаотоу. К 4 ч 30 мин подошли остальные миноносцы.

С особой похвалой должен отозваться о выдающемся поведении инженер-механика Блинова, который, будучи сильно обожжен, не покидал своего поста и настолько исправил машину, что мне удалось без посторонней помощи подойти к Порт-Артуру и стать на якорь под кормой лодки ”Отважный”.

Поведение в бою и после него лейтенанта Давыдова отличалось хладнокровием и мужеством, полной распорядительностью при тушении пожара и заделке пробоин. Мичман Заев до последней минуты еще управлял огнем и подбадривал комендоров и уже раненый, падая, крикнул: ”стреляй по левому”. Нижние чины вели себя превосходно, и трудно отдать предпочтение кому бы то не было. Больше всего работы выпало на долю машинной команды, которая поголовно работала в пару и горячей воде, выходившей из пробитых частей машины.

Рулевой Савва, за спиной которого в рубке разорвался снаряд, и осколками его заклинило машинку, будучи ранен, исправил это повреждение и оставался без перевязки, не отходя от руля, до прихода в Порт-Артур. Хозяин трюмных отсеков Науменко, перевязав сам себе рану руки, помогал заделке пробоин и тушению пожара. Комендоры вели себя превосходно.

Подшкипер Суслов, под огнем при взорвавшемся в офицерском отделении снаряде, делал перевязку раненым, число которых достигло до 9. Боцманмат Мечетин сам заделывал пробоины в унтер-офицерском отделении и в подшкиперской, где направлял в то время тушение пожара. Сигнальщики Сергеев и Тяпкин, будучи на боевой рубке, спокойно приготовили на место фонарьТабулевича и делали сигналы и наблюдали за неприятельскими судами. Минный квартирмейстер Никитин и машинно-минный квартирмейстер Карасев дважды успели поправить повреждение в электрическом освещении.

Вообще поведение нижних чинов было выше отличного.

Лейтенант Рихтер


Рапорт командира эскадренного миноносца "Бесстрашный" заведующему 1-м отрядом миноносцев

26 февраля 1904 г. № 166

Около часу ночи 26 февраля получил словесное приказание поднять пары и быть готовым к походу вместе с миноносцами ”Выносливый”, ”Властный” и ”Внимательный”. В случае похода выходить последним, после ”Внимательного”.

В 2 ч 15 мин ночи отдал швартовы и в кильватер ”Внимательному” вышел на внешний рейд концевым и приготовился к бою. Выйдя на внешний рейд, взял направление SO. Пройдя около 20 минут, заметил с левой стороны по носу мигающие огоньки, и склонились на них. Приблизившись к месту появления огоньков, заметили, что они похожи на вспышки фосфористого кальция. В то время нас осветили боевым фонарем с батареи. Повернули к Ляотишану. Все время шли под лучами прожекторов. Пройдя Ляотишан, повернули к N. Шли средним ходом. В исходе 4 часов заметили огни неприятельских миноносцев и повернули на них. По сигналу с ’Выносливого”: ”Бел. Кр. Зел”, приготовились к атаке. По первому выстрелу с ”Выносливого” начали бой приблизительно с расстояния около 10 кабельтовов, продолжавшийся около 20 мин; за это время сделали по неприятелю по два выстрела 75-мм и 23 выстрела 47-мм.

К концу боя склонился влево и, потеряв из виду свои миноносцы, подошел под берег Ляотишана, куда минут через десять подошел миноносец ”Властный”, затем ”Внимательный” и ’Выносливый”, с которыми переговорил опознавательными. Держались у Ляотишана до начала рассвета. В это время миноносец ”Внимательный”, разворачиваясь, таранил в середину левого борта ”Властный”. Миноносец ”Властный” повернул к берегу, а я подошел к нему с предложением помощи и получил просьбу конвоировать его, и малым ходом совместно пошел к Артуру.

В 6 ч 20 мин подошел, по сигналу, к крейсеру ”Аскольд” и получил приказание идти в бассейн.

Убитых и раненых нет; попаданий неприятельских снарядов не было. Во время боя неприятель светил фонарями. Некоторые нижние чины заявляют, что между неприятельскими судами видели взрыв.

Офицеры и команда вели себя безукоризненно и без суеты. Особенно отличался своим спокойствием и хладнокровными указаниями комендорам мичман Владимир Иениш 2-й. Судовой механик помощник старшего инженер- механика Василий Черкасов с поразительным спокойствием распоряжался в машине.

Во время боя на руле стоял рулевой Клемашенко, который, кроме управления рулем, помогал отличать неприятельские миноносцы и вполне достоин всякой похвалы и награды за полное присутствие духа.

Из комендоров выделялись своей стрельбой комендоры Борисов и Немов. Из машинной команды заслуживает особого внимания и поощрения машинный кондуктор Хоперский и кочегарный квартирмейстер 1 ст. Петр Гужва.

О чем вашему высокоблагородию доношу.

Лейтенант Скороходов


Служебная записка командира миноносца "Внимательный"

По приказанию Заведующего 1-м отрядом, около 2 час. отдал швартовы и вышел в море в строе кильватера. В 2 ч 45 мин повернул параллельно к берегу и, пройдя траверз мыса Ляотишан, усмотрел огни, по-видимому, неприятельских миноносцев и в скором времени силуэты их.

С миноносца начальника отряда получил сигнал: ”вижу неприятеля слева”.

Следуя движению ”Выносливого”, дал полный ход и взял курс на неприятельские миноносцы.

В 3 ч 45 мин открыл, следуя движению ”Выносливого”, огонь по неприятелю.

В 4 часа, разойдясь с неприятелем контр-галсами, лег на обратный курс к мысу Ляотишан, и затем изменил курс влево, параллельно берегу. Пробежавши этим курсом 15 минут, повернул к Порт-Артуру и усмотрел миноносец ”Выносливый”, а затем ”Властный” и ”Бесстрашный”.

По приказанию заведующего отрядом, подходя к ”Выносливому”, чтобы взять его на буксир, не рассчитав циркуляции, ударил носом ”Властный”. Данный машинам задний ход не успел остановить миноносца.

По приказанию заведующего первым отрядом, взял курс на Порт-Артур, где и бросил якорь в Восточном бассейне и отшвартовался с кормы в 7 ч 30 мин утра.

Убыли в людях и повреждений на миноносце нет.

Лейтенант Стеценко 2-й


Ведомость повреждений, полученных миноносцем "Властный" в ночном бою 26 февраля

Поврежден стопор правого якорного каната.

Перебит правый якорный канат.

Пробит правый борт в жилом помещении команды, в верхней части.

Пробита во многих местах перегородка и дверь камбуза.

В камбузе пробит котел для варки пищи в 3-х местах, а также его крышка.

Перебита дымовая труба камбуза в пяти местах.

Перебиты трубы свежего и отработанного пара к командному самовару и котлу.

Перебита паровая труба к эжектору № 3.

Непроницаемая переборка, между жилой палубой и носовой кочегаркой, перебита в 15 местах.

Перебит железный сходный трап в жилой палубе.

Разбита жилая помпа от питьевой цистерны.

Боевая рубка пробита в одном месте с левой стороны.

Пробит левый борт у командного камбуза в 2-х местах.

Пробита внизу тумба правой носовой 47-мм пушки.

Пробита водосточная труба от умывальника.

Перебиты две трубы с проводниками к боевому фонарю и носовой цепи.

Вмята палуба над носовой кочегаркой, причем немного разошелся шов.

Пробит носовой кочегарный кожух в 6 местах.

Пробита первая дымовая труба внизу и вторая по середине.

Пробита цистерна к командному умывальнику.

Пробита цистерна для мытья кочегаров в 2-х местах.

Пробита выгородка люка за котлом № 2 в 2-х местах.

Пробита выгородка выходного люка правой машины в 2-х местах.

Пробита верхняя палуба над правой машиной.

Подбито три стойки под носовым минным аппаратом.

В правой машине перебита труба парового отопления, электрические проводники, проволока правого телеграфа; перебит бимс в 3-х местах и передний конус холодильника; пробита труба машинного питания и немного вмята стальная главная паропроводная труба.

Подбита направляющая дорожка у носового аппарата в расстоянии 38,5 сантиметров от конца совка.

Подбит трап с левого борта.

Сломан задержник у левого румпеля.

Пробит левый борт в отделении правой машины (передней) у кочегарной переборки, между 5 и 6 носовыми шпангоутами, таранным ударом миноносца ”Внимательный”.

Повреждения эти, я полагаю, могут быть исправлены при усиленной работе порта в 14-дневный срок.

Капитан 1 ранга Матусевич


Ведомость пробоин и повреждений, полученных миноносцем "Выносливый" в ночном бою 26 февраля

I. Одна подводная пробоина в 7-м отсеке, в помещении офицерского WC и буфета, причем пробита переборка между 7 и 8, 8 и 9 отсеками (7 отсек — кают-компании, 8 — унтер-офицерское помещение).

II. Семь надводных пробоин без особых внутренних повреждений, кроме отделения машин. Начавшийся пожар в подшкиперской каюте и унтер- офицерском отделении был немедленно прекращен.

III. Повреждения в механизмах:

1. Правая машина: пробита труба отработанного пара главной машины.

2. Пробита переборка между машинами.

3. Левая машина: пробита труба отработанного пара главной машины.

4. Отбит угол золотниковой коробки ЦНД с левой стороны, отбита часть фланца, скрепляющего между собой корпуса цилиндров среднего и низкого давления.

5. Пробит промежуточный резервуар у цилиндра среднего давления.

6. Перебита труба рабочего пара вспомогательных механизмов.

7. Перебита одна труба парового отопления и несколько трубок нагревания рубашки.

8. Разбит угол теплого ящика и масляная цистерна.

9. Разбиты поршневые кольца и пружины.

IV. По снабжению:

1. Пробит вельбот.

2. Разбиты и испорчены запасные части 75-мм пушки Канэ.

3. Пробит учебный пластырь.

4. Разбит запасной якорь.

5. Испорчены запасы в шкиперской каюте.

6. Обожжены и перебиты карты, судовые чертежи, приведены в негодность все штурманские инструменты.

Кроме того, в числе повреждений нужно считать одну мину, пробитую осколком в хвостовую часть.

Лейтенант Рихтер


Пасха 1904 года

(Из сборника статей Порт-Артур. Воспоминания участников. Издательство им. Чехова. Нью-Йорк, 1955 г.)

В страстную субботу адмирал Макаров приказал миноносцам ’Грозовой” и ’Выносливый” приготовиться к походу и перед выходом в море подойти к флагманскому кораблю. Перед заходом солнца оба миноносца отшвартовались у борта броненосца ”Петропавловск”. Вскоре появился адмирал Макаров и приказал всей команде собраться на палубе и его окружить. Тут адмирал, со свойственной ему особенной серьезностью и сердечностью, обратился к нам с кратким словом, что ”наступает Св. Праздник Воскресения Христова, наш наибольший христианский праздник, но сейчас война, и вот я вас избрал в эту ночь охранять всех нас, дабы все остальные могли на короткое время забыть войну и сосредоточиться в молитве. Дай Бог вам исполнить этот святой долг”!

Как засверкали во всех глазах энтузиазм, гордость и радость за такое доверие. Обоим командирам — Шельтингу и Рихтеру он пожал руку и ушел на свой корабль, а мы в море. Какая была темная ночь! Только легкая рябь покрывала море, и густые облака только изредка пропускали свет звезд.

Но в нас было светло, никогда еще мы так жадно не ожидали увидеть неприятеля и накинуться на него, как в эти часы. Мы почему-то были уверены, что в эту ночь непременно будет стычка с ним, либо миноносцы появятся, или вновь брандера, но проходил час за часом. Около полуночи к нам прибыл сам адмирал Макаров и провел два часа на ”Выносливом”, а потом пересел к нам на ”Грозовой”. Стоит на мостике, иногда пройдется по палубе, осматривает орудия и минные аппараты и везде разжигает восторг и внимание. Час проходит за часом, и на востоке появляется светлая полоса.

Внимание всех обращено на темный западный горизонт, с надеждой, что, может быть, покажется неприятель, но и это тщетно. Адмирал приказывает идти в гавань, высаживается на ”Петропавловск” и, прощаясь говорит: ”Через час буду у вас разговляться”. Вновь охватывает всех восторг. Не чувствуется усталость напряженной ночи.

Вот появляется священник, откуда-то куличик и яйца, и уже по набережной приближается адмирал, кивает священнику и радостно, торжествующе раздается: ”Христос Воскресе из мертвых!.. ” И эти же люди, которые только что ночью не только готовы были жертвовать своею жизнью, но даже досадовали, что всё еще не было неприятеля, теперь рады, что живы и невредимы, и славят Господа Бога своим пением ”Христос Воскресе”!

По окончании богослужения адмирал сказал, что Господь был милостив, что охранял нас эту ночь от кровопролития, потом похристосовался со всеми и оставил неизгладимую память у всех нас, участвующих.

Это была моя самая лучшая Пасха!

Капитан 1 ранга барон Мирбах



<< Назад   Вперёд>>  
Просмотров: 4670
www.rumarine.ru ©История русского флота
При копировании материалов активная ссылка на www.rumarine.ru обязательна!
Rambler's Top100