-


Павел Лихачев.   Эскадренные миноносцы типа Форель (1898-1925)

ГИБЕЛЬ ЭСКАДРЫ



Не прошло и двух недель, как погибла следующая "форель" — "Внимательный" погиб ещё более нелепо и бездарно, чем "Внушительный".

13 мая командиры девяти миноносцев получили приказ: обогнуть Квантунский полуостров с запада и осмотреть остров Мурчисон, поскольку существовало предположение, что там укрываются японские канонерки, появляющиеся в заливе Кинчжоу для артиллерийской поддержки своих войск. Миноносцы перешли в Голубиную бухту, и в 23 ч 00 мин отправились на задание.

В состав 1-го отряда входили "Внимательный" (брейд-вымпел капитана 2 ранга Е.П. Елисеева), "Выносливый", "Властный" и "Бесстрашный.

В 1 ч 10 мин ночи 14 мая 1-й отряд шел 12- узловым ходом у острова Мурчисон, когда с флагманского "Внимательного" прямо по курсу увидели буруны. Команда: "Полный назад!" запоздала, и корабль налетел на камни. Подошедшие миноносцы нашли его сидящим на мели с креном на правый борт. Снять его тросами, поданными на "Властный", не удалось. Ничего не дала и разгрузка носовой части с одновременным затоплением отсека в корме. Крен на правый борт достигал 40°. Примерно в 3 ч 00 мин на горизонте был замечен свет прожектора и начальник 1-го отряда решил, что оставаться дальше на этом месте становится опасно.

В 3 ч 15 мин Елисеев отдал приказ оставить судно, но предварительно выбросить из пушек замки, вывести из строя торпеды и "выпустить из котлов воду, не выгребая жар" (т. е. пережечь их). Дополнительно Елисеев приказал командиру "Выносливого" лейтенанту А.И.Непенину (будущий командующий Балтийским флотом) торпедировать корабль. После двух выпущенных мин от несчастного судна, по словам офицеров, "не осталось никакого следа".

Следственная комиссия пришла к выводу, что аварию следует "приписать несчастной случайности, столь возможной в море". Действия начальника 1 — го отряда и командира миноносца признали правильными. Единственная претензия к ним заключалась в утере ряда важных документов, включая вахтенный журнал и свод опознавательных сигналов для переговоров с крепостью. Но комиссия не стала акцентировать внимание на этой "недостаче".

Однако несколько дней спустя начали выявляться "крайне неприятные" обстоятельства. Среди местных жителей стали появляться "вещи с русского корабля". По рассказам допрошенных китайцев, близ одного из островов на камнях стоит "брошенный пароход". 27 мая солдаты обошли местные фанзы и обнаружили большое количество продуктов, матросскую и офицерскую форму, электрические лампочки, провода, приемный аппарат радиотелеграфа и даже Андреевский флаг! Все это было снято с "Внимательного", причем судя по тому, что крупа и мука не были подмочены, миноносец даже не затонул. Правда, найти корабль помешал разыгравшийся затем шторм. Следственная комиссия была вынуждена продолжить свою работу.

"Почему начальник отряда считал появление на горизонте проблесков электрических фонарей опасным для девяти миноносцев, посланных атаковать неприятеля? Почему требовалась такая поспешность? Почему начальник отряда не удостоверился лично в уничтожении миноносца, а отдал распоряжение выстрелить миной? Почему он выстрелил миной зная, что глубина мала?.." — вопрошал командующий эскадрой.

Ответ Е. П. Алексеева был долог и неубедителен. А из японских источников выяснилось, что замеченный "свет прожектора" в действительности принадлежал отряду под командованием капитана 2 ранга Нисияма в составе старых судов береговой обороны "Цукуба", "Хайен" и канонерок "Акаги" и "Чокай" — то есть как раз тем кораблям, которые и должен был атаковать Алексеев. Командир "Выносливого" лейтенант А. И. Непенин отвечал, что "не видел корабля" после взрыва торпед и, получив тот же ответ от своих офицеров, счел его уничтоженным и последовал в Голубиную бухту.

Но правда, как выяснилось позднее, оказалась ещё неприглядней. Торпеды взорвались на камнях, не дойдя до цели. К утру начался прилив, и корабль всплыл сам. Ветром "летучий голландец" отнесло на 10 миль к северу, и он вторично сел на мель у мыса Ридж. Здесь его и обнаружил 26 мая японский дозорный миноносец № 42. Судно к тому времени было основательно расхищено китайским населением, но повреждения корпуса и главных механизмов оказались незначительными (!). 9 июня специальная аварийная партия под командованием капитана 2 ранга Фудзимото приступила к спасательным работам. Но к этому времени удары волн разбили днище, обнаружились новые пробоины. Откачать воду из трюмов не удалось, и работы пришлось приостановить. Начался шторм, "Внимательный" вторично сам снялся с камней и затем затонул.

Дело "замяли", к ответственности никто не привлекался. История осталась совершенно непонятной и неестественной. Все "виновники" и до и после имели заслуженную репутацию храбрых и умелых командиров. "Пантелеич", как звали порт-артурцы Е.П.Елисеева, среди моряков пользовался заслуженным авторитетом; мичман (впоследствии контр-адмирал) Б.П. Дудоров называл его "всеобщим любимцем" и характеризовал как одного из самых лучших морских офицеров порт-артурской эскадры. А.И. Непенин прибыл из Шанхая с интернированной там канонерской лодки "Манджур", был назначен на "Выносливый" вместо раненого мичмана А.Н.Заева, а 10 мая стал командиром этого корабля, и поход к острову Мурчисон стал его первым плаванием в новой должности. Всего через три месяца — 31 августа 1904 года, командуя двумя катерами, Непенин атаковал и взял на абордаж большой минный катер флагманского японского броненосца "Микаса", вышедшего ночью к Порт-Артуру для проведения минной постановки. Катер был захвачен и приведен в Порт-Артур. "Катер можно исправить и приспособить для траления и нужд порта", — докладывал по этому поводу в Царское село главнокомандующий А.Е. Алексеев.

Сам по себе факт по меньшей мере трёхкратного, в ходе войны, уничтожения собственных кораблей в отсутствие какой бы то ни было угрозы со стороны противника (крейсер "Боярин", эсминец "Внимательный" и, наконец крейсер "Изумруд" из состава эскадры Рожественского) невероятен настолько, что мог бы быть сочтен, в наши дни, применением некоего "психотропного оружия". Эти таинственные случаи, безусловно, ждут своего тщательного изучения.

Во второй половине мая обстановка у Порт-Артура обострилась — с падением Кинчжоуской позиции японские войска начали блокаду крепости. Сухопутная связь с ней прервалась. Теперь к боевым задачам эсминцев добавились прорывы сквозь вражескую блокаду с депешами и донесениями, так как планируемая к установке в Чифу на территории русского консульства радиостанция для прямой связи с Порт-Артуром так и не была введена в действие. Другой задачей порт-артурской эскадры, стала артиллерийская поддержка сухопутных войск и борьба с вражескими канонерскими лодками. При этом наши корабли нередко вступали в перестрелку со своими соперниками, выполняющими аналогичные задачи.

Такими были бои 1 и 10 июня. И если в первом из них стороны вели огонь без потерь с обоих сторон, то во втором случае флагманский эсминец "Боевой" под брейд-вымпелом капитана 2 ранга Е.П. Елисеева почти сразу же получил два серьёзных попадания 76-мм снарядов, начальника отряда ранило, и русские корабли отошли вглубь бухты. В этом же бою незначительное, но "экзотическое" повреждение получил "Выносливый" — трехдюймовый японский снаряд поразил кормовой гальюн и остался там, не взорвавшись.

Днем того же 10 июня состоялся первый выход в море всей русской эскадры, закончившей наконец ремонт поврежденных в первый день войны кораблей. Но Витгефт, встретив противника, повернул назад, не решившись на задуманный прорыв во Владивосток. Миноносцы сопровождали эскадру, но в бой не вступали. Опасным моментом для них было начало операции, когда по шедшим с тралами истребителям открыли огонь японские крейсера. Рядом с "Властным" взорвался 203-мм снаряд, повредивший лопасть одного из гребных винтов.

В этот период войны корабли 1-го отряда и "форели", в частности, использовались очень интенсивно. При этом корабли продолжали нести сторожевую службу в пределах внешнего рейда. Но "небоевые" потери продолжали преследовать русские корабли. После ночного боя в бухте Тахэ "Грозовой" при буксировке к берегу тяжело поврежденного "Лейтенанта Буракова" зацепил винтами за грунт, погнул гребные валы и потерял ход. Ремонт его оказался не слишком долгим, и все три "форели" приняли участие в выходе эскадры 28 июля и последовавшем за ним сражении в Желтом море. Одинаково ожесточенное для обеих сторон сражение закончилось с наступлением ночи. Его результат остался неопределенным, но русские корабли не только не пробились во Владивосток, но и потеряли часть кораблей при возвращении в Порт-Артур. Большая часть их прорвалась в нейтральные порты, где они были интернированы до конца войны.

Японский флот получил решающее превосходство над Порт-Артурской эскадрой. К этому добавилось тяжелое поражение русских крейсеров в Японском море 1 августа 1904 года, выведшее из строя Владивостокский крейсерский отряд до конца войны.

Определив, что основные силы эскадры возвращаются в Порт-Артур, туда же направились "Властный" и "Выносливый". Но "Грозовой" же ушел за прорвавшимся на юг крейсером "Диана". Утром на "Грозовом" потекли холодильники, упал ход, и командир "Дианы" приказал ему следовать в Киао-Чао (Циндао). Уйдя от преследования японского крейсера, миноносец с трудом добрался до Шанхая. Там уже стоял прибывший ранее крейсер "Аскольд" под флагом командира крейсерского отряда Н.К. Рейценштейна.

Верный своему характеру Николай Карлович Рейценштейн рвался в бой, но Верховное командование, поколебавшись, отдало приказ разоружиться. Выполняя его, "Грозовой" разоружился первым.

Эскадренный миноносец командир Количество выходов в море
"Выносливый” Лейтенант Непенин А.И. (20.05.-14.07.1904) 23
"Властный" Лейтенант Карцев Н. В с 12.06.04 г. Вердеревский Д. Н. 12–22.06.1904 Михайлов 2-й 22.06–13.07.1904 22
"Грозовой" Лейтенант Бровцын АА. 27

Это включало: спуск флага, сдачу орудийных замков, прицелов (пушечных и минных), всех винтовок и револьверов, боевых припасов, зарядных отделений торпед, всего пироксилина и некоторые части ходовых машин. Через несколько дней разоружился и "Аскольд".

Положение же Порт-Артура становилось всё безнадежней. Восемь оставшихся "в строю" эсминцев эскадры уже почти не рисковали выходить из-под прикрытия батарей береговой обороны. Японцы времени не теряли, и море вокруг крепости буквально кишело минами.

11 августа для охраны тралящего каравана на внешний рейд отправились "Выносливый", "Разящий" и "Расторопный". Примерно в 18 ч 00 мин "Разящий" наткнулся на мину, но остался на плаву. К нему поспешил "Выносливый" — и на циркуляции тоже коснулся бортом мины. От сильнейшего взрыва корабль разломился пополам. Носовая часть затонула через полминуты, кормовая же чуть позже встала вертикально и ушла в воду с вращающимися винтами. Погибли командир лейтенант П. А. Рихтер 1-й, вахтенный начальник лейтенант А.А. Кашерининов и 10 матросов.

"Властный" — единственный оставшийся в строю эсминец типа "форель" в последующие месяцы агонии эскадры и крепости практически не принимал участия в боевых действиях из-за износа механизмов и нарастающей нехватки угля.

Первого октября корабли фактически разоружились, отдав крепости 5 000 снарядов. Порт уже не мог вести никаких ремонтных работ, превращаясь в братскую могилу эскадры. Выдержав штурм 10–17 октября (в ходе его японская артиллерия выпустила до 30 000 снарядов), крепость исчерпала свои последние резервы. Положение не могла спасти даже налаженная в крепости отливка снарядов, доведенная к 20 ноября до 50 штук в день. Кончалось всё: запасы солонины, масла, сухарей, чаю, сахара и пр. С конца ноября дневное движение по Новому городу стало невозможно из- за артобстрелов. По взятии ключевой позиции обороны (горы Высокой) счет пошел на часы. Осадная 11-дм. артиллерия каждый день прицельно делала по 250 выстрелов.

Поздним вечером 19 декабря командиры эсминцев были собраны для совещания на "Сильном". Здесь они получили приказ на исполнение "Секретного предписания от 28 ноября 1904 г. за № 589" заведующего морской и минной обороной крепости, предписания о действиях при возможной сдаче крепости.

Совещание утвердило порядок прорыва оставшихся кораблей, опознавательные сигналы и порт интернирования (Чифу). Местом начала прорыва была выбрана бухта Белого волка. Уходя на прорыв, "Властный" взял на буксир катер (на случай гибели эсминца).

Забрав документы и знамена частей, малым ходом, погасив огни, уходили последние корабли эскадры. За их спиной навсегда таял Порт-Артур — немеркнущая и горькая слава российского оружия. Мешали следить за морем крепостные прожектора. Временами всё освещалось громадным заревом подрываемых кораблей. "Властный" уже два месяца не развивал полного хода. Скрывая демаскирующие факелы пламени из труб, сбавили ход и потеряли отряд. До Чифу дошли самостоятельно, не встретив в море ни своих, ни чужих. Здесь корабли разоружились и были "сданы на хранение китайскому правительству до окончания военных действий.

Так прошло восемь месяцев.


Показания и рапорты, представленные в следственную комиссию для выяснения причин гибели миноносца "Внимательный"

Рапорт заведующего 1-м отрядом эскадренных миноносцев временно и.д. Командующего эскадрой Тихого океана контр-адмиралу Витгефту

15 мая 1904 г. № 201 13 сего мая в 11 часов утра, во исполнение сигнала, вышел на внешний рейд с миноносцами порученного отряда: ”Внимательный”, ”Выносливый”, ”Властный”, ”Бесстрашный” и ”Грозовой” (я сам находился на ”Внимательном”) и пошел для осмотра в бухту Меланхэ. Так как неприятельских судов обнаружено не было, то вернулся со всем отрядом в Тахэ, где находился крейсер ”Новик” и, согласно полученного с Золотой горы семафора: ”оставаться в Тахэ до 5 часов вечера”, встал на якорь около ”Новика”.

В 4 ч 30 мин вечера, согласно сигналу с ”Новика”, снялся с якоря и пошел в Порт-Артур, но при подходе разобрали сигнал с Золотой горы: ”миноносцам оставаться на внешнем рейде, прибыть в штаб начальникам отрядов”, — а потому на миноносце ”Внимательный” пошел в гавань, оставив остальных на рейде.

Получив словесное приказание вашего превосходительства, на том же ”Внимательном” вышел на рейд и, присоединив к себе миноносцы, ожидавшие на рейде, пошел в Голубиную бухту (куда вслед за мной пришел также и Н-й отряд миноносцев), где в 7 ч вечера встал на якорь в ожидании дальнейших распоряжений вашего превосходительства посредством телефона на береговом посту.

В 9 ч был вызван к телефону на берег и получил приказание лично от вашего превосходительства осмотреть ночью остров Мурчисон после чего возвратиться в Голубиную бухту, а если к возвращению начнет рассветать, то идти прямо в Артур, во исполнение чего собрал командиров и совместно с начальником ll-го отряда условились выйти в 11 ч вечера, идя 12-узловым ходом вдоль берега до островка Левен, после чего идти по курсу NO 60°, сделать всего от Голубиной бухты 18 миль, а затем идти оттуда курсом NW 55° к Мурчисону и там, если кого встретим, атаковать. Курсы были расположены таким образом для того, чтобы, подходя к Мурчисону, луна находилась впереди нас, а не сзади; ночь была очень светлая, берега видны были миль на 10.

В 10 ч 45 мин вечера начали сниматься с якоря и, построившись в строй кильватера, пошли согласно вышеизложенному.

В 11 ч 55 мин прошли остров Левен, взяли курс NO 60°, в 12 часов 40 минут повернули на Мурчисон.

В 1 ч 5 мин, подойдя правее Мурчисона, изменили курс вдоль южного его берега

В 1 ч 10 мин, пройдя юго-восточный его мыс в расстоянии полумили, заметили под носом, саженях в 20, буруны, дали полный ход назад, как миноносец выскочил на камень, лег на правый борт градусов на 15 и, сколько не работали задним ходом, сойти с камня не мог, пробоина оказалась только в одной угольной яме, на правой стороне; шел отлив, после 3 часов должна была быть малая вода. Остальные миноносцы, услышав свистки, дали все задний ход, и хотя все весьма сблизились, но обошлось дело без столкновения между собой и без замешательства. Я решил завести буксиры, что, по моему приказанию, исполнил весьма умело, хотя и с опасностью для себя, миноносец ” Властный”.

Всего было подано 4 буксира, из них 2 стальных; для облегчения носа были сброшены якоря, а в кормовую подшкиперскую налита вода, и в 2 ч 30 мин ”Властный” дал ход, ”Внимательный” работал полным ходом назад, но никакого шевеления не получилось. Была небольшая зыбь и довольно быстрое течение, миноносец било о камень, с каждым ударом увеличивался крен, так что к 3 ч крен был больше 40°. В это время на SW был виден свет прожектора, а потому решил продолжать попытку стянуть миноносец с камня до 3 ч 15 мин, после чего считал опасным удерживать другие миноносцы в этом месте, ожидая с рассветом появления неприятеля, а потому в 3 ч 15 мин, видя, что миноносец назад не поддается, приказал снять с него команду на другие миноносцы, выбросить из пушек замки, испортить мины и выпустить воду из котлов, не выгребая жар; все это было исполнено к 3 ч 30 мин, при этом я с командиром переехал на ”Властный”, после чего приказал ”Выносливому” взорвать ’Внимательный” миной Уайтхеда, чтобы он не мог достаться в руки японцев.

В рупор передал на миноносцы — построиться и идти в Голубиную бухту, и сам на ”Властном” дал ход. При подходе к Голубиной бухте совсем уже рассвело, и там ожидал прихода ”Выносливого”, который, придя, сообщил, что ”Внимательный” взорвали двумя минами так, что не осталось никакого следа, после чего пошел с обоими отрядами в Артур, куда и прибыл в 8 ч утра.

Выходя из Голубиной бухты, против мыса Rase, в 2,53 кабельтовых видели одну нашу мину над поверхностью, по-видимому, не плавающую. Во время стаскивания миноносца с камня были перевезены на другие миноносцы все секретные книги, карты и приказы; из имущества перевезен был при съезде команды только один пулемет, все имущество офицеров и команды погибло.

Донося о вышеизложенном вашему превосходительству, присовокупляю, что курсы были назначены мною, и вся ответственность за происшедшее должна лечь не на командира ”Внимательного” лейтенанта Стеценко, а на меня.

Капитан 2 ранга Елисеев


Показания заведующего 1-м отрядом миноносцев капитана 2 ранга Елисеева

17 мая 1904 г.

13 мая вышел в море в 11 часов утра с миноносцами порученного мне отряда — ”Внимательный”, ”Выносливый”, ”Властный” и ”Бесстрашный”; я сам был на ”Внимательном”. Сходил в бухту Меланхэ, не найдя неприятеля, вернулся в Тахэ и встал на якорь около стоявшего там ”Новика” до 4 ч 45 мин вечера, когда по сигналу от него снялся и пошел в Артур. Подойдя ко входу, по сигналу с Золотой горы трем миноносцам велел дожидаться меня на рейде, а сам на ”Внимательном” пошел в гавань для получения приказания от Адмирала. Получил приказание совместно с Начальником И-го отряда идти с миноносцами в Голубиную бухту и ожидать там дальнейших распоряжений, а о приходе туда сообщить на ”Севастополь” по телефону. Согласно этого приказания вышел на рейд и, присоединив прочие миноносцы, отправился по назначению и, прибыв в 7 ч в Голубиную бухту, встал на якорь и послал офицера на берег сообщить о приходе по телефону. В 8 ч 40 мин получил телефонограмму о том, что я приглашаюсь лично к телефону, что и исполнил.

Получил от Начальника эскадры следующее приказание: так как неприятельские канонерские лодки и миноносцы отошли от Кинь-джоу, то поход миноносцев туда более не нужен, а потому мне предлагается осмотреть остров Мурчисон и, если там кто встретиться, то атаковать. Во исполнение этого, по возвращении на миноносец собрал командиров своего отряда и Заведующего II отрядом и передал им приказание; условились расположить курсы таким образом: ввиду того, что было очень светло и луна должна была быть на меридиане около 11 ч, следует подходить у Мурчисону из О половины, а потому, пройдя вдоль по берегу до острова Leven, возьмем курс NO 60° и, сделав всего от Голубиной бухты 18 миль, возьмем курс на Мурчисон (кажется NW 55°) и, подойдя к нему на милю, если никого не встретим, возвратимся в Голубиную бухту. Время съемки с якоря было назначено в 10 ч 45 мин так, чтобы к 11 ч 15 мин все были уже построившись, и тогда войдем 12-узловым ходом.

Согласно вышеизложенного, в 11 ч 15 мин все уже были в пути, пройдя Leven, взяли курс по компасу NO 62° и в 12 ч 45 мин должны были прийти в точку поворота на Мурчисон. По-видимому, ход был несколько больше 12 узлов (140 оборотов), а потому решил повернуть на 5 минут ранее, т. е. в 12 ч 40 мин, что и исполнили, взяв курс на Мурчисон, а затем, имея некоторый запас времени, велел взять несколько правее, на следующий остров, который был хорошо виден, чтобы быть подальше от луны. В 1 ч 5 мин лег вдоль Мурчисона (южного его берега) в расстоянии от него около 5 кабельтовых и, пройдя его SO мыс, находясь против середины бухточки, видя, что там никого нет, начал склоняться влево, чтобы возвращаться в Голубиную бухту, как вдруг, саженях 20 от носа, был замечен бурун. Командир дал полный задний ход, но, наверное, машина еще не начала работать назад, как миноносец выскочил на камень, весь сильно поднявшись и накренившись на правый борт, градусов на 15. Против середины справа и слева видны были камни. Это было около 1 ч 10 мин или 1 ч 15 мин. Шедший сзади миноносец ”Выносливый”, услышав свистки, дал задний ход, но так как держались друг от друга близко, то проскочил с правой стороны, далее середины ”Внимательного” и за камни не задел, а потому полагаю, если бы я шел к берегу ближе, то на камень не сел бы, хотя тогда сел бы кто-нибудь из следовавших за мной 9 миноносцев. Остальные миноносцы в это время тоже все сблизились и, будучи большинство сзади и справа, никто на риф не сел, из чего следует, что мы прошли в хорошем расстоянии риф, идущий от SO оконечности Мурчисона, и я утверждаю, что это расстояние не меньше 5 кабельтовых.

Давая задний ход (полный), миноносец не сходил, а потому стал подавать буксир на ”Властный”, 2 тросовых и два стальных, и в то же время свезли на него секретные книги, карты и приказы, хранившиеся в мешках. Я считал, что малая вода будет после 2-х часов, а потому предполагал в то время начать стаскивать машинами и буксирами, но продолжал эту попытку не далее, как до 3 ч 15 мин, так как в это время был виден луч прожектора на SW, очевидно неприятельского и задержка подвергала опасности остальные 9 миноносцев. Пробоина была в угольной яме на правой стороне, была зыбь, которой миноносец не особенно сильно било о камень, и с каждым ударам увеличивался крен, так что в 3 ч 15 мин крен стал более 40°. Видя безуспешность работы, приказал перевозить команду, выпустить из котлов воду, выбросить замки из пушек. После 3 ч 30 мин команда была перевезена, в то время восток уже начал светлеть, прожектор на SW по временам был виден. Передал рупором на миноносцы, что возвращаемся в Голубиную бухту, а ”Выносливому” приказал взорвать ”Внимательный” миной Уайтхеда, боясь, что с полной водой неприятель его может сдернуть с камня.

Когда в Голубиной бухте присоединился ”Выносливый”, то он известил, что двумя минами взорвал его так, что не осталось следа.

По сборе всех миноносцев пошел в Артур, я на ”Властном”. Проходя мимо маяка Ляотишан, было оттуда передано семафором, что видны на S 4 военные судна и миноносцы, очевидно, неприятельские и, вероятно, были те, чей свет прожекторов был виден. Вдоль всех берегов Квантунга ходили вплотную к берегу, чтобы не попасть на минные заграждения, впрочем, одну мину видели очень близко, кабельтовых в 3–4 от южного мыса Голубиной бухты.

Капитан 2 ранга Елисеев


Показания командира минононосца "Внимательный" лейтенанта Стеценко

17 мая 1904 г.

13 сего мая снялся с якоря из Голубиной бухты для следования, согласно словесной инструкции заведующего 1-м отрядом эскадренных миноносцев капитана 2 ранга Елисеева, который лично находился на миноносце. Инструкция заключалась в следующем: пройти 12-узловым ходом до о-ва Leven, затем лечь на NO 60° и, когда о-в Мурчисон будет виден на NW 55°, взять курс на него и, дойдя до острова Мурчисон и считая себя в расстоянии, большем полумили от берега, изменить курс к берегу Квантунга, видя о- в Iron немного правее курса.

Около части ночи усмотрел впереди себя, саженях в 20, буруны и дал полный назад обеим машинам, но маши ны еще не успели заработать, как миноносец выскочил на камень и стал крениться на правый борт. По осмотре трюмов пробоина оказалась только в правой угольной яме.

Подавши буксиры на подошедший миноносец ”Властный”, работал обеими машинами полным задним ходом и, для увеличения дифферента, отдал якорь, залил водой кормовое отделение, но миноносец не трогался, а вода шла на убыль. Ввиду приближения прожекторов неприятеля и наступавшего рассвета, около 3 ч 15 мин, по приказанию заведующего отрядом, перевез команду на другие миноносцы, и сам пересел на миноносец ”Властный”, на котором и прибыл в Порт-Артур.

В феврале сего года, на том же миноносце ”Внимательный”, в отряде капитана 1-го ранга Матусевича, подходя курсом от о-ва Ashton к южной оконечности Мурчисона, видел гряду камней недалеко от второго мыса южной оконечности острова, местоположение которой не соответствовало карте. На эту ли гряду камней или на другое место наскочил миноносец, сказать не могу.

Вахтенный журнал миноносца не спасен. Распоряжения об уничтожении миноносца взрывом мины с миноносца ”Выносливой” сделаны Заведующим отрядом.

Лейтенант Стеценко


Показания штурманского офицера миноносца "Внимательный" мичмана Пини

17 мая 1904 г.

Около 11 ч вечера, 13 сего мая, миноносец ”Внимательный” снялся с якоря и пошел из Голубиной бухты вдоль NW берега Квантунга. Около 11 ч 15 мин отряд миноносцев вступил нам в кильватер, и мы пошли в строе кильватера головным, имея 140 оборотов обеими машинами. Около 12 ч взяли курс по компасу NO 64° и прежним ходом пошли по этому курсу. Я все это время находился на юте или на переднем мостике. Перед переменой курса на острова Мурчисон я спустился в кают-компанию, где и оставался до момента посадки миноносца на камни. О существовании рифа у острова Мурчисон мне было известно, но я предполагал, что он расположен ближе к берегу, приблизительно в 2–3 кабельтовых, а мы сели на риф в расстоянии 5–7 кабельтовых. После посадки миноносца на камни я оставался на юте. Затем, по приказанию командира, спустил вельбот, на котором отвалил мичман Кашерининов, завести перлиня на миноносец ”Властный”. Когда стало очевидно, что миноносец ”Властный” нас стянуть не может, перлиня были отданы, и командир приказал выбросить затворы орудий и боевые припасы, и я пошел осмотреть орудия, все ли затворы вынуты. В это время, т. е. около 3 ч, начальник отряда приказал прислать шлюпки с миноносцев для своза команды. Мины из аппаратов выбросить за борт не удалось, так как аппараты были заклинены от сильного крена на правый борт, но ударники, капсюли и запальные стаканы были вынуты из мин. В начале 4-го часа команда миноносца по приказанию начальника отряда села на присланные шлюпки и отвалила от борта.

Миноносец все больше уходил носом и кренился на правый борт, корма же обнажалась. На последней шлюпке отвалил от борта начальник отряда, командир, мичман Кашерининов, инженер-механик Кравченко и я. Между 2–3 часами над горизонтом, на W, были видны три прожектора.

мичмана Пини


Показания вахтенного офицера миноносца "Внимательный" мичмана Кашерининова

17 мая 1904 г.

Около 1 1 ч вечера, 13 сего мая, миноносец ”Внимательный”, на котором находился начальник 1-го отряда миноносцев капитан 2 ранга Елисеев, снялся с якоря в Голубиной бухте и, дождавшись, когда и другие миноносцы снимутся, пошел вдоль NW берега Квантунгского полуострова. За все время похода я почти беспрерывно находился на верхнем мостике. Все время имели 140 оборотов, что соответствует приблизительно 12,5 узлам.

Около 12 ч 30 мин повернули на остров Мурчисон и, приблизившись к нему на расстоянии от 1 до 2 мили, пошли вдоль его южного берега, рассматривая, нет ли неприятеля в бухте. Около часа ночи командир закричал ”полный назад” и дал ряд коротких свистков, чтобы оповестить сзади шедшие миноносцы. Так как я ничего не видел, то первое время совершенно не понимал в чем дело, но сейчас же и прежде чем машина успела заработать, миноносец плавно въехал на камни и накренился. Был дан полный ход назад, но миноносец нисколько не тронулся. Крен увеличивался, так как вода спадала, но течи в первый момент замечено не было. Затем я отправился на вельботе заводить перлиня на миноносец ”Властный” и все время, до 3 часов, провел на вельботе. На ”Властный” были поданы 4 перлиня. ”Властный” работал машинами, ”Внимательный” давал полный ход назад, но никакого результата не было заметно. Около 3 часов приказано было отдать буксиры, а вельботу подойти к борту.

Когда я пристал и вылез на миноносец, команде было приказано садиться на шлюпки и отправляться на другие миноносцы. Миноносец в это время был гораздо сильнее накренившись, чем когда я его только что оставил, и корма на весу.

В море, на W, были видны три или два прожектора. Я пробыл на миноносце 5-10 минут. В это время выбрасывали замки из орудий, спасали секретные документы и карты, а команда переезжала на другие миноносцы. Около 3 ч 15 мин, на последней шлюпке, переехали на ”Властный” офицеры, командир и начальник отряда. ”Властный” пошел в Голубиную бухту, а ”Выносливому” начальник отряда приказал взорвать миноносец ”Внимательный”.

Мичман Кашерининов


Показания командира миноносца "Выносливый" лейтенанта Непенина

28 мая 1904 г.

В момент постановки миноносца ”Внимательный” на риф у острова Мурчисон, отряд миноносцев катился влево, меняя курс. Заметив, что начали сильно сближаться, уменьшил ход. ”Внимательный стал давать тревожные свистки, и мне голосом крикнули ’полный назад”. Дал полный назад и вышел рядом, вправо от ”Внимательного”, правее и рядом вышел ’Властный”. Так как ’Властный” был слишком близко, то на время застопорил машину и затем постепенно отошел и держался, пока ”Властный” пытался снять ”Внимательный” и снимал команду. Свезя команду на ”Властный”, мне было приказано Заведующим миноносцами 1-го отряда капитаном 2 ранга Елисеевым взорвать ”Внимательный”.

Я немедленно стал подходить. Первое время мне мешали миноносцы, которые подходили спросить, как и что с ”Внимательным”. Когда миноносцы отошли, приблизился на расстояние 5–6 кабельтовых и произвел выстрел из носового аппарата. Мина взяла влево по выходе из аппарата, но потом выправилась и попала в нос или в скалу у миноносца. Эффект взрыва был не велик, силуэт миноносца хорошо виден, миноносец этой миной не мог быть поврежден серьезно.

Тогда подошел кабельтова на 3 и произвел второй выстрел из кормового аппарата, мина попала в середину миноносца, вслед за очень глухим взрывом показался густой черный столб (белый внизу); в это время кругом меня послышалось несколько голосов — ”ничего от ”Внимательного” не осталось”.

На мой вопрос, обращенный к находившимся на мостике офицерам лейтенанту Быкову 4 и младшему инженер-механику Титову, видят ли они ”Внимательный”, оба ответили, что от ”Внимательного” ничего не видно. Я сам больше миноносца не видел. Дал ход и следовал в Голубиную бухту.

Лейтенант Непенин


Показания мичмана Дудкина

28 мая 1904 г.

18-го или 19-го сего мая, застава из 20 человек в бухте Изыкоу нашла небольшую китайскую шаланду, нагруженную нашими морскими вещами, как то; грелками от парового отопления, штаговым и топовым фонарями, матросским бушлатом, тентом и т. п. Я доложил об этом в Штаб крепости и в управление порта, куда и были на другой день отправлены вышеозначенные вещи. Вчера 27 мая, пять охотников из нижних чинов 28-го полка, на шаланде, отправились на остров, на котором, по сведениям китайцев, стоит на камнях пароход. Лишь только они подошли к берегу, китайское население из деревни разбежалось и солдаты зашли в фанзы, в которых нашли массу вещей. Вывезены ими были матросские голанки, тельники, койки и офицерский китель и сюртук, провода, электрические лампочки, индикатор, электроскоп, приемный аппарат для беспроволочного телеграфирования, грелки от парового отопления, фонари и т. п. мелкие вещи. Сегодня 28-го мая, в 4 часа утра, отправился на этот же остров сухопутный офицер с пятью человеками для того, чтобы узнать, если там миноносец, виден ли он и в каком положении находится. С берега бухты за дальностью, ничего не видно и только в очень ясную погоду у О-го берега острова виднеется темный силуэт, но камень ли это, или миноносец — сказать нельзя.

Мичман Дудкин


Заключение следственной комиссии для выяснения причин гибели миноносца "Внимательный"

1904 года 28 мая следственная комиссия, рассмотрев показания свидетелей и переписку, относящуюся к делу гибели миноносца ”Внимательный” 13 мая, признала выяснившимся следующее: получив приказание осмотреть остров Мурчисон, Заведующий l-м отрядом миноносцев капитан 2 ранга Елисеев, следуя на миноносце ”Внимательный”, приказал в 12 ч 40 мин ночи повернуть на остров Мурчисон. В 1 ч 5 мин, подойдя несколько правее Мурчисона, изменили курс вдоль южного берега. В 1 ч 10 мин, в то время, как миноносец ”Внимательный” проходил в расстоянии полумили от берега, под носом миноносца, саженях в 20-ти, сигнальщик заметил буруны; немедленно, по приказанию командующего миноносцем лейтенанта Стеценко, был дан полный ход назад и свистки, но машина еще не успела заработать назад, как миноносец выскочил на камни. Все попытки снять миноносец с камней, при помощи буксиров с миноносца ”Властный”, оказались неудачными. При большом течении и небольшой зыби миноносец било о камни, и к3 ч ночи крен был больше 40°.

В это время, на SW, был усмотрен свет неприятельского прожектора. Капитан 2 ранга Елисеев, имея в виду, что после 3 ч должна быть малая вода, что дальнейшие попытки снять миноносец с камня могли подвергнуть остальные миноносцы опасности быть замеченными с рассветом неприятелем, приказал снять с него команду на другие миноносцы, выбросить из пушек замки, испортить мины и выпустить воду из котлов, не выгребая жар. Все это было исполнено к 3 ч 30 мин. Во время стаскивания миноносца с камня были перевезены на другие миноносцы секретные книги, карты и приказы. Желая устранить возможность миноносцу ”Внимательный” достаться в руки неприятеля, капитан 2 ранга Елисеев отдал приказание командующему миноносцем ”Выносливой” лейтенанту Непенину взорвать миноносец ”Внимательный” миной Уайтхеда.

На основании всего вышеизложенного, следственная комиссия, приняв во внимание, что миноносец ”Внимательный” сел на камень, находившийся в полумиле от острова Мурчисона, не нанесенный на судовую карту, пришла к заключению, что гибель миноносца произошла от не счастной случайности, столь возможной в море. Переходя к обсуждению распоряжений капитана 2 ранга Елисеева относительно снятия миноносца с камней и взрыва его миной, комиссия признает их правильными и полагает, что уничтожение миноносца было вызвано военной необходимостью. Не усматривая чей-либо виновности, комиссия постановила: следственное производство по делу о гибели миноносца ”Внимательный” предоставить Командующему эскадрой Тихого океана.

Подписали:

Члены следственной комиссии:

Подполковник Эй кар Кап. 2-го ранга Римский-Корсаков

Председатель: Капитан 1-го ранга Щенснович


Предписание временно и.д. командующего эскадрой Тихого океана председателю следственной комиссии о гибели ЭМ "Внимательный" капитану 1 ранга Щенсновичу.

29 мая 1904 г. № 52

Предлагаю вашему высокоблагородию дополнить следствие о гибели миноносца ”Внимательный” следующими вопросами:

1) Почему начальник отряда, произведя осмотр острова, проходил мимо него 12-узл. ходом, а не идя малым ходом на него; во всяком случае, почему не уменьшил ход, проходя или приближаясь к острову.

2) Почему начальник отряда считал появление на горизонте проблесков электрических фонарей опасным для 9-ти миноносцев, посланных атаковать неприятеля.

3) Почему требовалась такая поспешность для уничтожения миноносца, не приняв каких-либо мер к спасению орудий и других вещей, когда и теперь вещи легко достаются с эсминца.

4) Если была необходимость взорвать миноносец, почему начальник отряда не удостоверился лично в его уничтожении, а отдал распоряжение выстрелить миной.

5) Почему он выстрелил миной по миноносцу, стоящему на камнях, считал достаточным для уничтожения миноносца, зная, что глубина мала.

6) Почему не был спасен вахтенный журнал.

7) Где все спасенные секретные книги и документы и проверено ли, что все спасены.

Предлагаю дополнить дознание.

Контр-адмирал Витгефт


Показания командира миноносца "Выносливый", заведующего 1-м отрядом эскадренных миноносцев капитана 2 ранга Елисеева

31 мая 1904 г.

1) Весь путь совершался по условию, 12-узловым ходом, так как такой ход удобен для миноносцев, необременителен, и из труб не выкидывает искр. Так как шли к о- ву Мурчисон с целью отыскания неприятеля, а не для научных изысканий, то тактическая сторона вопроса не требовала уменьшения хода, так как, идя 12-узловым ходом, неприятель был бы также открыт, как и 6-узловым. С точки зрения навигационной и подавно уменьшать ход не предполагал, так как по карте опасность острова идет только на 2 кабельтова, а я шел в 5, т. е. в 2,5 раза дальше. Вообще же плавание вдоль берегов, в течение всей войны, совершается около 1–1,5 кабельтовых от берега, и потому явилась привычка не бояться близких расстояний.

Во всяком случае твердо убежден, что если бы карта была верна, то этого случая не произошло бы. Найденная банка находится не против мыса, а против бухты, следовательно, если бы я шел с юга прямо на бухту, все равно мог бы сесть на эту банку, а в смысле освещения, она была бы видна еще хуже, так как весь путь был избран так, чтобы быть в темной стороне неба относительно неприятеля, а тогда было бы наоборот, и эта банка оказалась бы в темной стороне, т. е. также была бы не замечена. Кроме того, такой способ отыскания неприятеля, чтобы подходить потихоньку к острову Мурчисон с юга, противоречил бы составленному плану, по которому, именно, требовался подход от SO, чтобы быть в темной стороне неба.

2) Мною было поручено приказание начальника эскадры посмотреть, нет ли у Мурчисона трех японских судов, которые вечером отошли к W от Кинь-чжоуской бухты, и если их найду, то атаковать.

После этого я по телефону переговорил с дежурным флаг-офицером и от него узнал, что бой на Кинь-чжоуской позиции вечером прекратился, что позиция осталась за нами, а потому я имел полную уверенность в том, что на другой день с утра бой там начнется и японские суда, следовательно, тоже вернутся, а так как, по сообщению, они отошли вечером на W, то, возвращаясь утром, они должны были увидеть наши миноносцы. Если бы я знал, что в это время Кинь-чжоуская позиция была уже нами оставлена, то я, пожалуй, счел бы себя в праве рискнуть и остаться с миноносцами до полной воды в том предположении, что японским судам более не к чему возвращаться, и последствия показывают, что это было бы правильно, но, так как я не был об этом осведомлен, то считал себя вынужденным поступить иначе. Видимый на SW свет прожектора, который не мог быть никаким кроме неприятельского, так как русские суда уже много месяцев не бывали в этом месте, оправдывал мое предположение. В поиски за неприятелем и для атаки его я был послан ночью, к утру должен был вернуться в Голубиную бухту, следовательно, и отдававший мне это поручение адмирал не сомневался в том, что неприятельские суда могут быть опасными десяти миноносцам днем, у меня тоже не было в этом сомнения да и нет такой тактики, которая учила бы противному, иначе миноносцы посылались бы днем, а не ночью.

3) Вышеизложенное относится, отчасти, и к третьему вопросу; остается добавить только расчет времени, который я мог употребить на попытку спасти миноносец. В мае-месяце, в этой широте, заметно светает около 3 ч 30 мин утра, и это я считал крайним сроком, а потому о поспешности не может быть и речи. Если бы светало в 7 часов утра, то я остался бы там до 7 часов. На спасение вещей не хватило времени т. к. в это время команда была занята подачей буксиров тросовых и стальных, что при течении и зыби вещь очень нелегкая, а для спасения тяжелых вещей, как пушки, не было при том состоянии моря и средств, так как вручную их на шлюпки не подать, а крен более 40° не позволял даже ходить по палубе не держась. С какой легкостью и кем снимаются эти предметы теперь, мне не известно.

4) распоряжение, отданное командиру миноносца ”Выносливый”, считал достаточной гарантией того, что оно будет исполнено в точности, а потому счел возможным, встав во главе отряда, продолжать путь с тем, что оставшийся затем догонит.

5) Я не отдавал приказание сделать выстрел миной по миноносцу, а приказал минами уничтожить миноносец. Командир меня, очевидно, понял правильно, так как выпустили не одну мину, а две. Глубина этому помешать не может, если стрелять с расстояния меньшего 300 футов, как у нас установлен рулевой стопор, и в ожидании встречи с неприятельскими миноносцами, на этом основании, мы тоже будем стрелять. С какого расстояния стрелять, как целить и других деталей я командиру ”Выносливого” не давал, так же как не придется дать таковых и при встрече с неприятелем, это каждый должен сам уметь.

6) и 7) Касаются больше командира, чем меня. Мною было приказано свезти секретные книги и документы, которые хранятся на миноносцах в мешках с грузом на случай выбрасывания их за борт. Эти мешки и были в моем присутствии перевезены на шлюпке, а затем сданы командиром миноносца Командиру Порт-Артура.


Показания командира миноносца "Выносливый" лейтенанта Непенина

31 мая 1904 г.

В дополнение показанному мной ранее, на поставленный мне вопрос, ”почему я не удостоверился лично, в каком положении был миноносец после второй мины”, излагаю нижеследующее:

Я получил от заведующего миноносцами 1-го отряда приказание взорвать миноносец ’Внимательный”. Приказание это я понял так, что я должен взрывами мин Уайтхеда привести миноносец в такое состояние, чтобы он не мог достаться неприятелю. После второго взрыва, как я показывал раньше, показался черный густой столб, после которого миноносца не было видно. Проверив свое личное впечатление опросом младшего инженер-механика Титова, лейтенанта Быкова 4-го и бывшей кругом команды, пришел к тому заключению, что миноносец взорван, так что неприятелю ничем существенным воспользоваться нельзя. Взрывать было очень трудно, было довольно свежо, ветер в берег, так что разворачиваться миноносцу малыми ходами и против ветра трудно.

У Мурчисона я был в первый раз, также в первый раз был в самостоятельной роли командира. Не зная берега и рифа у Мурчисона, направление которого могло быть любое (рифа на карте нет и мореплавателям он неизвестен), я маневрировал с постоянной мыслью, что я могу начать свое командование, посадив вверенный мне впервые миноносец. Когда был произведен второй выстрел, оставалось 15–20 минут до рассвета, на SW были перед этим видны неприятельские прожектора, оставаться дольше было, по-моему, рискованно да и не нужно, потому что характер взрыва приводил не только меня, но и остальных офицером миноносца к заключению, что миноносец приведен в такое состояние, что неприятелю ничего существенного не может остаться.

Лейтенант Непенин


Показания командира миноносца лейтенанта Стеценко

2 июня 1904 г.

Вахтенный журнал миноносца ”Внимательный” не спасен, и не помню, чтобы о спасении его мною было отдано приказание кому-либо из состава миноносца. Секретные дела, хранившиеся в особом мешке, приготовленном к уничтожению, вместе с сигнальными книгами с миноносца сняты и, по составлению им списка, в Штаб эскадры представлены. Спасение вахтенного журнала считал своей обязанностью, но главнее этой обязанности полагал необходимым вынуть замки у орудий и снять пулемет. Список секретных документов у меня был неточный, почему и проверить название секретных документов не могу. Из наиболее важных документов опасаюсь только за недостачу опознавательных с крепостями за те месяцы, которых недостает в представленных мною в Штаб эскадры.

Лейтенант Стеценко


Донесение поручика 26 Восточно-Сибирского стрелкового полка Ендрживского

2 июня 1904 г.

Относительно миноносца узнал следующее: ротой 28-го полка была задержана шаланда с вещами военного судна (это было видно по вещам). Вызвались охотники поехать на острова. Поехали и нашли у китайцев на островах много вещей с миноносца ”Внимательный”, но миноносца не видели. После этого поехал на эти острова поручик Заленский (28 полка), который привез тоже массу вещей, в том числе и Андреевский флаг, но к тому месту, где находился миноносец (по его предположению) подойти не мог, т. к. была буря.

Поручик Заленский говорит, что он уверен, что миноносец цел, т. к. вещи даже не подмочены, как например: сахар, белье, мука. Эти вещи видел и я сам. Приезжал мичман за вещами (фамилию не знаю), который говорил при капитане Сахацком и при мне, что миноносец взорван, но когда узнал наши предположения, что миноносец цел, он сказал, что поедет туда и взорвет его (мичман с погибшего ”Внимательного”). Значит, они сами не уверены, что мины достигли своего назначения.

Поручик Ендрживский





<< Назад   Вперёд>>  
Просмотров: 2297
www.rumarine.ru ©История русского флота
При копировании материалов активная ссылка на www.rumarine.ru обязательна!
Rambler's Top100