-


Рафаил Мельников.   Башенные броненосные фрегаты

ТРЕХБАШЕННЫЕ БРОНЕНОСНЫЕ ФРЕГАТЫ "АДМИРАЛ ЛАЗАРЕВ" И "АДМИРАЛ ГРЕЙГ"



На 1-й стр. обложки: трехбашенный фрегат "Адмирал Лазарев";

на 2-й стр: "Адмирал Грейг" перед спуском на воду;

на 3-й стр. "Адмирал Грейг";

на 4-й стр. на палубе двухбашенного фрегата "Адмирал Чичагов".

Авторы выражают благодарность С.Виноградову, Д.Васильеву, Б. Лемачко и архиву И. Бунича за предоставленные фотографии.

Боевые корабли мира

Санкт-Петербург 2002 г


Первые в русском флоте трехбашенные фрегаты "Адмирал Лазарев" и "Адмирал Грейг" относились ко второй серии броненосных кораблей русского флота. Они должны были превосходить своих предшественников "мониторной программы*4 по мореходности, вооружению и бронированию. Кроме того, ставилась задача строить их исключительно на отечественных верфях и с применением железа только русского производства. В связи с этим путь их создания оказался более сложным и длительным.

В августе 1864 г. четыре из восьми кораблей, утвержденных программой, окончательно решили строить по "улучшенному чертежу плавучих батарей".

Чертежи и спецификации Кораблестроительный технический комитет разработал уже через три месяца. К постройке утвердили вариант, в котором нарицательную мощность механизмов увеличили с 350 до 400 л.с., а вместо батарейного приняли башенное расположение артиллерии. Так в результате длительных поисков появился тип трехбашенных броненосных кораблей. Их основные характеристики, согласно модификации Е-3, составили: длина по ватерлинии 75,6, ширина 13,1, осадка 4,72 м, водоизмещение 3007 англ. т. Корабли модификации Е-2 отличались более заостренными обводами и при тех же главных размерениях имели увеличенную до 4,9 м осадку и уменьшенное водоизмещение – 3 1 96 англ. т.

Один корабль модификации Е-3 поручили строить казенному Невскому адмиралтейству (подготовительные работы начались 20 апреля 1865 г.); другой частному заводу Карра и Макферсона (позже Балтийский завод) по контракту от 12 мая 1865 г. Два корабля модификации Е-2 заказали заводу П.Ф. Семянникова и В.А. Полетики (позже Невский завод) по контракту от 17 мая 1865 г. Их отнесли к рангу трехбашенных броненосных батарей и присвоили имена "Грейг", "Лазарев", "Спиридов", "Чичагов". Конструктивно они являлись развитием монитора типа "Смерч", по образцу которого и выполнялись двойное дно и борта, башни системы Кольза,узлы крепления бортовой брони в уступе заподлицо с наружной обшивкой.

Строительство в России большой серии кораблей потребовало преодоления целого ряда организационных и технологических трудностей. Приходилось корректировать состав поставок и ассортимент заказываемого металла, не всегда соответствующий производственным возможностям предприятий. Некоторые виды проката приходилось осваивать заново.

Броню и поковки для всех восьми кораблей серии поставлял Ижорский завод, часть брони (до 820 т) заказали Камскому железоделательному заводу горного ведомства. Обуховский завод, налаживающий выпуск стальных нарезных орудий, поставлял инструментальную сталь. На Невском заводе успешно работало собственное "железопрокатное заведение". Приемщики Морского министерства тщательно наблюдали за тем, чтобы подрядчики не применяли железо, полученное из-за границы. Понятно, что все эти трудности развития отечественного железного броненосного судостроения не могли не сказываться на сроках постройки.

Постройка кораблей значительно задерживалась из-за неоднократных изменений в проектах. Уже при разработке проекта-задания в декабре 1864 г. по предложению контр-адмирала Г.И. Бутакова решили предусмотреть двойную наружную обшивку в носовой части. Как на английском броненосце "Беллерофон", эта обшивка предназначалась для усиления корпуса при нанесении таранного удара и для защиты обшивки при подъеме якоря в штормовую погоду.

С учетом опыта аварий мониторов "Латник" и "Смерч", в сентябре 1865 г. решили отказаться от традиционной прокладки магистралей вентиляционных труб в трюме и располагать их под бимсами. У каждой главной переборки предусмотрели клинкеты для перекрытия вентиляционной магистрали, "чтобы переборки были действительно непроницаемы для воды в случае пролома или течи в судне".

По предложению председателя кораблестроительного технического комитета генерал-майора С.И. Чернявского решили увеличить толщину бортовой брони фрегатов со 114 до 152 мм, однако изготовление таких плит вызвало трудности на Ижорском заводе.

Было решено применить считавшуюся в то время равной по сопротивляемости "слоеную" конструкцию: прилегавшие к обшивке уступа под броню горизонтальные 229-мм тиковые брусья, 25,4-мм железные листы, вертикальные 203-мм тиковые брусья с установленными между ними железными угольниками той же высоты и 114-мм наружные броневые плиты. 203-мм угольники под плиты должны были препятствовать их прогибу при ударе снаряда, устраняя опасность разрыва броневых болтов, массивный слой тиковой подкладки – смягчить удар снаряда, предотвращая разрывы заклепок обшивки и набора уступа корпуса, а слой внутренней брони (25,4 мм) – задерживать снаряды, пробившие наружную плиту.

Обшивка уступа (14,3 мм) обеспечивала водонепроницаемость корпуса и представляла собой последний рубеж защиты. Такая конструкция, по мнению С.И. Чернявского, обеспечивала лучшую сопротивляемость ударам снарядов, чем на "Беллерофоне". Важными считались и технологические преимущества двухслойной брони, более высокого качества и меньшей стоимости. Толщина лобовой брони башен увеличилась до 165, а боевой рубки осталась прежней – 127 мм.

Перегрузка в 240 т потребовала увеличения средней осадки на 0,3, а кормой до 5,6 м. Это считалось допустимым "без особенных неудобств к плаванию".^ Для сохранения прежней высоты надводного борта (1,52 м) и положения броневого уступа в корпусе относительно ватерлинии пришлось на 0,3 м увеличить и высоту борта.

Вместо двухлопастных подъемных винтов применили более эффективные трехлопастные диаметром 4,57 м, что уменьшало потерю скорости, вызванную увеличением водоизмещения. С той же целью решили еще раз изменить теоретические чертежи. Вместо обычных применили балансирные рули, необходимость которых начальник эскадры броненосных судов контр-адмирал И.Ф. Лихачев обосновал в докладной записке от 26 октября 1865 г. Его предложение было поддержано, при этом подчеркивалось достоинство новых рулей – возможность поворачивать "малой силой", что позволяло резко повысить надежность рулевых приводов, избежать перегрузок, от которых нередко выходили из строя рулевые устройства на батареях "Первенец" и "Не тронь меня". Увеличивались углы перекладки рулей, и, следовательно, сокращалось время поворота корабля, и улучшалась его маневренность.

В декабре 1865 г. изменения коснулись и энергетических установок, заказанных заводу Карра и Макферсона. Для достижения оговоренного контрактом пятикратного повышения индикаторной мощности над нарицательной (400 л. с.) решили на 25%, по сравнению с английскими нормами, увеличить площадь колосниковой решетки и нагревательную поверхность котлов, а диаметры цилиндров машин увеличить до 1730 мм, предусмотрев приспособления для отсечки пара. Для выработки пара давлением 1,76 атм для горизонтальных двухцилиндровых машин прямого действия системы Гомфрейса предусматривалось пять огнетрубных котлов (коробчатого типа) с горизонтальными трубками диаметром 64 мм и обратным ходом дыма. Запас угля (около 260 т) обеспечивал бы дальность плавания 1200-1500 миль при скорости 9 уз.

В связи с запросом в январе 1865 г строителя Н.Г. Коршикова, приступавшего к разработке чертежей внутреннего расположения помещений и артиллерийских погребов "Грейга", выяснилось, что вместо ранее предполагавшихся 381-мм гладкоствольных орудий будут поставляться 229-мм стальные нарезные орудия, производство которых еще только налаживалось Обуховским заводом с помощью завода Круппа.

В марте следующего года на кораблях решили внедрить еще одно новшество по примеру броненосца "Беллерофон" – проложить под вторым дном водоотливную трубу, предназначавшуюся для откачки скапливающейся там воды. Существовало мнение, что так можно обеспечить "сухость" на всем протяжении междудонного пространства. Однако строитель "Грейга" Х.В. Прохоров считал, что такое решение было бы приемлемым в начале постройки корабля, теперь же его осуществление вызывало крайне трудоемкую и не безопасную для прочности корпуса работу по вырубанию во флорах прохода для труб. В связи с этим решили установить трубы не по всей длине корабля, а только в тех местах двойного дна, где вода может застаиваться.

Учитывая опыт пострадавшего в бурю 1862 г. английского фрегата "Принц Консорт", решили увеличить высоту комингсов люков на верхней палубе до 400 мм; кроме того, по примеру итальянского корвета " Аффондаторе", в крышах башен предусматривались отверстия для прицелов, защищенные гласисами (невысокие броневые плиты), "для выхода дыма и протравки запалов". На "Лазареве" применили упрощенную конструкцию форштевня – из листового железа. На "Грейте" штевни установили кованые.

По примеру корвета "Минин", однослойные броневые палубы (25,4-мм) всех строившихся кораблей решили заменить двухслойными. Между слоями (верхний толщиной 15,9 и нижний 9,5 мм) прокладывался слой толстого сукна или тонкого плотного войлока "с окраской по положению". Считалось, что такая конструкция, более технологичная за счет применения малых толщин, позволит (благодаря устранению верхних планок по стыкам) лучше отражать удары снарядов.

В августе 1866 г. "Адмирал Спиридов" и "Адмирал Чичагов" решили переделать в двухбашенные. "Адмирал Лазарев" и "Адмирал Грейг" продолжали достраивать трехбашенными.

Официальная закладка "Грейга" состоялась 28 апреля 1866 г., "Адмирала Лазарева" – 17 мая 1867 г. И, хотя постройка первого из них шла "неимоверно быстро", опоздания кованых штевней и другие неурядицы казенной постройки задержали спуск. Первым 9 сентября 1867 г. сошел на воду "Адмирал Лазарев" (осадка с полозьями кормой 2,74, носом 1,52 м, стрелка перегиба 4,76 мм). С июля 1866 г. в названиях обоих кораблей добавилось слово "адмирал", 8 ноября их перечислили в ранг броненосных фрегатов.

"Адмирал Грейг" был спущен 18 октября 1868 г. (осадка с полозьями с кормой 3,2, носом 2,29 м). С марта 1867 г. строителем "Адмирала Грейга" стал капитан Н.Г. Коршиков, а наблюдающим за постройкой "Адмирала Лазарева" поручик В.Я. Дмитриев.

Задержки поставок и проектные изменения продолжали тормозить достроечные работы, различные изменения (увеличение диаметра башен, установка продольных мостиков) вызвали перегрузку кораблей, что вынудило, по предложению С.И. Чернявского, ограничиться меньшей площадью парусов, чем предполагалось. Их заменили на косое вооружение с топселями и триселями с ограниченными задачами – уменьшить боковую качку и дать возможность спуститься по ветру в случае повреждения машин.

В октябре 1867 г. кораблестроительное отделение МТК по инициативе Г.И. Бутакова решило снабдить каждый броненосец паровым брашпилем, расположив его под верхней палубой. Их заказали в Англии по чертежу, выполненному строителем "Адмирала Грейга" капитаном Н.Г. Коршиковым, который в январе 1868 г. разработал чертеж румпеля "с подвижными муфтами", одобренный МТК для всех четырех фрегатов.

Менялось и якорное устройство; так, для "Адмирала Лазарева" в Англии заказали якоря Мартина. В мае 1868 г. этот корабль начали готовить к переходу в Кронштадт. Из-за мелководья Невского бара его пришлось удифферентовать на ровный киль с осадкой 3,16 м. Снятые броневые плиты устанавливали уже зимой в Петровском доке Кронштадта.

На "'Адмирале Грейге" для ускорения работ плиты подгоняли по месту уже на стапеле. С завода Карра и Макферсона, где устанавливались машины, корабль уже в сплошном ноябрьском льду вернули в Новое адмиралтейство, а для удобства зимних работ над фрегатом соорудили крышу с застекленными рамами. 26 сентября 1869 г. его с помощью специальных подъемных ботов и буксирных судов привели в Кронштадт.

Достройку продолжила группа командированных из Петербурга рабочих под руководством подполковника Н.Г. Коршикова и его помощников подпоручика К.М. Алексеева, прапорщиков Н.Г. Михайлова, П.Д. Ерофеева, К.Н. Арцеулова.

Вынужденный отрыв от своих пред приятий, нехватка различных деталей, материалов, инструментов сильно осложнили и еще более замедлили работы. По целому ряду причин готовность башен опоздала на 2 года. Поэтому для башен "Лазарева" использовали часть плит, заказанных для бортовой брони фрегата "Минин", а на Грейте" недостающие плиты временно даже заменили деревом. Деревянными первоначально были и крыши башен, что не помешало одной из них в 1870 г. провести испытательную стрельбу боевыми зарядами. Установку боевой рубка на "Лазареве'" завершили только в марте 1871 г.

Одновременно с достройкой на "Адмирале Грейте" устанавливались в порядке эксперимента разработанные по идее мичмана С.О. Макарова глухие крышки на люки нижней палубы и платформ, с также водомерные трубки в трюмах.

На ходовых испытаниях в октябре 1871 г. водоизмещение "Адмирала Грейга" при осадке носом 4,72 и кормой 6,4 (проектная соответственно 4,64 и 5,56 м) составило 3881 т (включая 250 т угля) вместо 5305 т по проекту; индикаторная мощность 2031 л.с. (давление пара 1,76 атм), средняя скорость четырех пробегов на мерной линии у Толбухина маяка 9,54 уз.

При перегрузке 190 т (угля лишь 64 т) и индикаторной мощности 2004 л.с. "Адмирал Лазарев" развил 10,4 уз. Его испытания 10 октября прервались из-за аварии на Кронштадтском рейде: шедший с моря броненосный фрегат "Адмирал Спиридов" не успел полностью погасить инерцию и пробил тараном правый борт "Лазарева". Вода через пробоину площадью 0,65 м² попадала в смежные отсеки, крен достиг 8°. Лишь с помощью своевременно подоспевших водоотливных ботов и пожарных баркасов удалось предотвратить катастрофу.

Важной мерой после этого происшествия явилось решение об обязательной проверке водонепроницаемости отсеков строящихся кораблей наливом в них воды, усилении контроля за качеством клепки и чеканки. Члены расследовавшей аварию комиссии под председательством вице-адмирала А.А. Попова и генерал-лейтенанта И.С. Дмитриева предложили для выравнивания крена затапливать противоположные отсеки двойного дна.

Опыт плаваний 1872 г. показал, что для обеспечения непотопляемости трехбашенных фрегатов необходимы дополнительные переборки в бортовых коридорах и у входа в коридор гребного вала. Кроме того, под руководством лейтенанта С.О. Макарова на "Адмирале Лазареве" установили одну из первых, внедрявшихся по его инициативе магистральных труб водоотливной системы с надежными железными клапанными коробками. Тогда же установили чрезмерный кормовой дифферент (на "Грейге", например, осадка носом 4,71, кормой 6,45 м), так как орудия не могли стрелять по ходу корабля в горизонтальной плоскости; по предложению Г.И. Бутакова пришлось перераспределить некоторые грузы.

Проверив летом 1873 г. частично выполненные работы, вице-адмирал А.А. Попов признал мореходность "Адмирала Лазарева" "превосходной". В течение 8 часов пути от Кронштадта до Ревеля при десяти балльном ветре, большой зыби, различных курсах относительно волны и ветра фрегат держался на воде, "как утка".

В целях повышения надежности артиллерии адмирал предлагал разгрузить корабли, заменив на каждом из них кормовую башню 305-мм орудием с барбетной установкой, стреляющим через бруствер. Однако из-за недостатка таких орудий осуществить это предложение не удалось. Зато было реализовано другое предложение А.А. Попова – замена в каждой башне двух 229-мм одним 280-мм орудием; в результате вплоть до 90-х годов прошлого столетия трехбашенные фрегаты оставались после "Петра Великого" самыми мощными в артиллерийском отношении кораблями русского флота. Бортовой залп каждого составлял 750 кг металла.

Из-за угрозы войны с Англией (1878 г.) башенные фрегаты предполагалось использовать в первой линии обороны, прикрывая минные поля впереди кронштадтских фортов. Чтобы поражать корабли противника со слабо бронированными палубами, воору жение фрегатов усилили 229-мм мортирами, а для защиты от миноносцев на каждом установили по четыре 87- и одной 44-мм скорострельной пушке Энгстрема.

В 1881-1992 гг. на кораблях заменили котлы, а в 1887 г. по примеру крейсеров "Память Меркурия" и "Адмирал Нахимов" установили хорошо зарекомендовавшие себя паровые рулевые приводы системы Стапфер-Дюкло. На каждом фрегате появилось и минное вооружение: подводный минный аппарат и 12-15 мин заграждения.

В соответствии с классификацией 1892 г. корабли перевели в броненосцы береговой обороны. Обследовав состояние корпуса "Адмирала Лазарева" в 1893 г., комиссия установила, что деревянная подкладка под броней сохранилась хорошо и замены не требует, а корпус после исправления вмятин в днище мог прослужить еще не менее 20 лет.

В 1900 и 1903 гг. на броненосцах снова заменили котлы. По состоянию на 1904 г. вооружение каждого корабля насчитывало три 280-мм орудия образца 1877 г., 64-мм пушку Барановского и три револьверные (пятиствольные) пушки. Экипаж Адмирала Лазарева" составлял в то время 12 офицеров и 260 матросов. В составе учебных отрядов Балтийского флота броненосцы прослужили до 1911 г.; затем их корпуса продали на разборку.

Корпус "Адмирала Лазарева" затонул во время шторма в декабре 1912 г. при буксировке на слом в Германию, Адмирал Грейг" был разобран в Петербурге в 1912 г.

В заключение следует подчеркнуть, что в историю отечественного кораблестроения эти корабли вошли как первые крупные башенные броненосные фрегаты.



Вперёд>>  
Просмотров: 3278
www.rumarine.ru ©История русского флота
При копировании материалов активная ссылка на www.rumarine.ru обязательна!
Rambler's Top100